Меню

Отношение к женщинам на востоке

Отношение к женщинам на востоке

Положение женщины на Востоке

Несчастливые браки на Западе. – Запертые от мужчин. – Многоженство и брак с одной женой. – Уважение к женам. – Расплата с мужьями. – Права женщин в доме. – Их веселый характер. – Неприступность гарема. – Развестись легко. – Примеры, опровергающие мнение об «униженности» восточных женщин.

Я перехожу к рассказу о положении женщины на Востоке. Поскольку я там родилась и выросла, меня будут считать заинтересованным лицом, и, вероятно, я не сумею разрушить ошибочные представления об отношениях между арабской женой и ее мужем, преобладающие во всей Европе, особенно среди немцев.

Приехав в Европу, я и сама ошибалась, когда судила о ее нравах по внешним признакам. Улыбающиеся лица, которые я видела каждый раз, когда появлялась в обществе, убеждали меня в том, что семейные отношения в Европе приносят больше счастья, чем на моей родине. Но позже, когда мои дети выросли и стали меньше нуждаться в моей заботе и внимании, я ближе соприкоснулась с европейским миром и узнала, что ошибалась, полагая, будто люди и жизнь здесь такие, какими кажутся. Я видела много супружеских союзов, которые не зря называются «брачными узами» и явно имеют целью заставить скованных друг с другом мужа и жену терпеть на земле адские пытки. И я видела достаточно несчастных браков, чтобы не верить, будто христианские брачные установления намного выше мусульманских или обеспечивают намного больше счастья… Ни религия, ни верность традиционным взглядам на жизнь не могут гарантировать семейного счастья. Все зависит от того, хорошо ли муж и жена понимают друг друга. Только это может создать покой и гармонию, которые делают жизнь в браке действительно прекрасной. Я знакома во всех подробностях только с тем положением, которое существует на Занзибаре, хотя в Омане оно почти такое же. Однако именно в Аравии и среди арабов мусульманская вера поддерживается в самом чистом виде, и потому я могу утверждать, что говорю обо всем мусульманском Востоке – кроме тех его частей, где эта основа обросла нововведениями в результате близкого общения с христианским Западом.

Начну вот с чего: неверно считать, что восточная женщина пользуется меньшим уважением в обществе, чем ее муж. Главная жена мужчины – конечно, речь не идет о купленных младших женах – равна своему мужу во всех отношениях, сохраняет то положение в обществе, которое принадлежит ей по рождению, и связанные с ним права и привилегии. Кажется, что арабская женщина беспомощна и что ее свобода отчасти ограниченна, но это лишь выглядит так, потому что она живет уединенно. Так женщины живут во всех мусульманских странах Востока и в некоторых восточных немусульманских странах; и чем знатнее женщина, тем строже соблюдается это правило. Ее лицо не должен видеть никто из мужчин, кроме отца, мужа, сыновей, племянников и ее собственных рабов. Если же она должна пойти туда, где присутствует посторонний мужчина, или говорить с посторонним мужчиной, вера предписывает ей быть с покрывалом на лице и с покрытой головой. Часть лица, подбородок, шея и щиколотки должны быть скрыты от глаз. Соблюдая это правило, она может ходить где желает и выходить на улицу. Малообеспеченные женщины, у которых мало слуг или вовсе их нет, вынуждены часто выходить из дома и таким образом имеют больше свободы. Если вы спросите у такой женщины ее мнение, она ответит, что наши законы были созданы не для бедняков. И я должна признать: известно, что дамы, занимающие высокое положение в обществе, завидуют бедным женщинам из-за этого преимущества – которое судьба подарила и оманским женщинам, поскольку в своей небогатой стране они не могут содержать много слуг.

Однако богатая женщина может выходить на улицу днем. Если у нее заболел или умер родственник, она может пойти в его дом, также она может прийти к судье, чтобы защищать свои интересы, поскольку у нас нет адвокатов. Но традиция требует, чтобы она пользовалась этим правом лишь в случае крайней необходимости, и склонности женщин совпадают с традицией: из-за тщеславия женщины не любят закутываться в покрывала и выглядеть как ходячие куклы. Хотя я признаю восточную точку зрения на то, как надо одеваться, странной, я считаю, что европейские представления об одежде ничуть не лучше. Наряд, который дамы здесь надевают на балы, кажется мне еще большим преувеличением, но в противоположном направлении.

Женщина, не имеющая родственников-мужчин, действительно вызывает жалость. Полностью отгороженная от сильного пола религией и обычаем и поэтому лишенная совета и защиты, она может попасть в очень трудное положение. Она часто бывает обворована своим управляющим или обманута как-нибудь иначе. Несколько знакомых мне женщин даже вышли замуж для того, чтобы избавиться от этих постоянных обманов. Так что вынужденное уединение женщин временами становится весьма тягостным. Тем не менее восточные женщины не нуждаются в том ливне сочувствия, который щедро проливают на них европейцы, поскольку слабо чувствуют это ограничение: привычка делает сносной любую жизнь.

Еще больше их жалеют из-за многоженства – оттого, что жена вынуждена делить любовь своего мужа с другой женщиной или другими женщинами. Мусульманину разрешено иметь четырех законных жен, и, если одна из них умирает, он может жениться на пятой. Младших жен он может купить столько, сколько пожелает. Но я никогда не видела мужчину, у которого было бы одновременно четыре законных жены. Бедняк может позволить себе только одну жену, а богач не имеет больше двух, причем они живут отдельно одна от другой, каждая в своем доме. Некоторые женщины охраняют свою независимость тем, что просят жениха, чтобы он подписал договор о том, что он обязуется не брать в законные жены и не покупать в младшие никакую другую женщину.

Таким образом, на практике преобладает моногамия. Но если мужчина полностью осознаёт свои законные права, положение дел легко может стать очень плохим. Вполне естественно, что в семье возникают ненависть и злоба и горячая южная кровь начинает кипеть от бешеной ревности – частые проявления которой должны вроде бы доказать, насколько горячее любовь восточной женщины, чем любовь более спокойной северянки. Однако эта страсть – ревность – часто делает жизнь в многоженстве невыносимой, и это хорошо. Многие состоятельные мужчины, не желая ежедневных скандалов и ссор, предпочитают иметь одну жену. Каждый человек, способный мыслить разумно, и в особенности каждая женщина, должен ясно видеть, что многоженство не заслуживает ни защиты, ни оправдания.

Но что можно сказать о браке у цивилизованных христиан-европейцев? Я не буду говорить о многоженстве, которое существует у христианской секты мормонов в христианской стране. Вернемся к респектабельному европейскому обществу. Действительно ли брачные узы в нем так святы? Не бывает ли часто нелепостью говорить об «одной» жене? Действительно, христианину разрешено иметь лишь одну супругу, и это – великое благо. Христианская вера приказывает делать то, что хорошо и правильно, мусульманская допускает зло. Однако преобладающие обычаи и особенности реальной жизни на Востоке в значительной мере смягчают дурные последствия закона, тогда как здесь грех очень часто одерживает верх, несмотря на закон. Кажется, что едва ли не единственная разница между восточной и западной женщиной – то, что первая знает количество и, возможно, склонности и характер своих соперниц, а вторая пребывает в приятном неведении.

Конечно, только богатые мужчины могут покупать себе младших жен. Вначале эти жены – рабыни, но материнство дает им свободу. В редких случаях жестокий господин продает такую жену после смерти ребенка, оттого что она ему надоела или ради денег. После смерти мужчины все его младшие жены становятся свободными. Если позже одна из них вступает в брак с братом или другим родственником бывшего мужа, то делает это как законная, то есть главная, жена.

То, что арабы обращаются со своими спутницами пренебрежительно, – это миф. Уже одно наше вероучение помешало бы этому: оно в некоторых отношениях ставит женщину ниже мужчины, но одновременно предписывает ему защищать женщину из-за ее слабости. Благочестивый богобоязненный мусульманин ровно настолько же добр к жене, как хорошо воспитанный культурный европеец, а может быть, даже еще больше владеет собой, потому что никогда не забывает, что Бог присутствует всюду, и до последнего вздоха сохраняет веру в Божье возмездие. Конечно, всюду можно обнаружить негодяев, которые не относятся к своим женам с подобающими любезностью и уважением, но я могу с чистой совестью утверждать, что здесь я чаще слышала о добропорядочных мужьях, которые бьют своих жен, чем на родине. Хороший араб посчитал бы, что позорит себя, если бы так далеко вышел за рамки приличий. Иначе ведут себя негры на плантациях. Мне часто приходилось мирить мужа и жену, которые от души колотили друг друга.

Жена также не обязана покорно терпеть все капризы своего мужа. Если одна из его причуд оскорбляет ее, она может искать поддержки у своих родственников или, если она одна на свете, имеет право искать правосудия у кади. Одна моя близкая подруга в шестнадцать лет согласилась стать женой своего родственника, который был намного старше ее и совершенно ее недостоин. Этот совершенно легкомысленный человек воображал, что жена будет терпеть все, потому был весьма удивлен, когда однажды вечером, вернувшись домой, обнаружил, что вместо жены дома его ждет письмо, написанное в очень суровых выражениях. Я имела привычку посещать эту подругу в ее имении, не сообщая об этом заранее, потому что знала, что ее милый супруг предпочитает удовольствия городской жизни. Но однажды она пришла ко мне, чтобы сказать, что больше я не должна приходить к ней, не сообщив об этом, потому что теперь ее муж все время был дома. Он пришел к ней, покаялся и вымолил у нее прощение. Один раз узнав, как решительно она может действовать, он постарался больше не оскорблять ее. Я могла бы привести и другие примеры независимого поведения женщин.

Когда супруги встречаются, они целуют друг другу руку. Едят они вдвоем, вместе с детьми. Женщина выполняет для мужа много мелких дел в знак любви. Когда он выходит из дома, она подает ему оружие и снимает это оружие с мужа, когда он возвращается; подает ему воду для питья и так далее – в общем, оказывает те мелкие знаки внимания, которые делают совместную жизнь приятной и счастливой, причем делает это без малейшего принуждения. В делах управления домом она – верховная госпожа. Обычая выдавать регулярно определенную сумму специально на ведение хозяйства нет; муж и жена черпают из одного и того же кошелька, хотя, если мужчина имеет двух главных жен, живущих раздельно, он делит свои доходы между ними. В какой степени женщина пользуется своими домашними преимуществами, зависит от ее воли и от воли ее мужа. Однажды, когда я устраивала большой праздник на одной из моих плантаций и казалось, что часть гостей неизбежно откажутся приехать оттого, что им будет трудно вовремя достать себе верховых животных, одна дама предложила одолжить мне на время столько ослов и погонщиков, сколько мне понадобится. Когда я предложила получить согласие ее мужа на это щедрое предложение, она довольно резко ответила, что не привыкла просить его разрешения в таких маловажных делах. Другая моя знакомая на Занзибаре имела еще больший контроль над домашними и хозяйственными делами мужа – управляла его имениями и его городским домом. Муж даже не знал точной суммы своих доходов и был не против получать из ее рук все деньги, которые бывали ему нужны; благодаря ее уму и дальновидности он жил очень обеспеченно.

Воспитание детей полностью находится в руках матери, кто бы она ни была – законная жена или приобретенная рабыня, и в этом для нее огромное счастье. От английской дамы из общества ожидают, чтобы она раз в сутки заходила в детскую комнату, француженка отправляет своего отпрыска в деревню, а там о детях заботятся посторонние люди. Арабка же постоянно окружает их самой нежной заботой и почти никогда не выпускает их из виду все время, пока им нужна материнская опека. За это ее вознаграждают сильной любовью и глубоким уважением. Отношения с малышами служат ей компенсацией за недостатки многоженства и делают ее семейную жизнь счастливой и радостной. Тот, кто видел, как беззаботны и веселы восточные женщины, должен знать, как мало истины содержат рассказы об их угнетенном состоянии и униженности.

Читайте так же:  Как поднять ребенку самооценку

Но глубокое понимание истинного положения дел невозможно приобрести за несколько минут визита. Араб, при всей своей вежливости, не любит, чтобы посторонние люди, особенно если они из другого народа или исповедуют другую веру, всматривались в его личную жизнь. Когда к нам приходила в гости европейская женщина, мы начинали с того, что изумленно раскрывали глаза, увидев ее невероятно широкую в обхвате фигуру, потому что в те дни дамы носили кринолины, которые могли бы перегородить лестницу.

Беседовали мало, в основном о секретах одежды. К даме проявляли обычное гостеприимство, евнух опрыскивал ее розовой водой, ей преподносили прощальные подарки, и она уходила нисколько не мудрее, чем была. Она побывала в гареме, увидела здесь «несчастных» женщин (под покрывалами), удивилась нашей одежде, нашим украшениям, тому, как ловко мы сидим на полу, – и это все. Она никогда не могла похвалиться тем, что узнала больше, чем другие европейцы, бывавшие у нас. От двери и потом обратно до двери ее провожали евнухи, ни на миг она не оставалась без наблюдения. Западной женщине редко показывают какие-нибудь комнаты кроме той, в которой ее принимают; иногда ей удается рассмотреть закутанных дам, которые развлекают ее. Короче говоря, она не имеет никакой возможности изучить восточную семью и положение наших женщин.

Другая особенность нашей брачной жизни: девушка, став женой, не изменяет этим ни свое положение в обществе, ни имя. Жена принца, родившаяся в простой семье, никогда и подумать не может о том, чтобы потребовать себе такие же титулы, как у него. Несмотря на свое замужество, она остается «дочерью такого-то», и к ней обращаются именно так. И наоборот: арабский принц или вождь племени часто позволяет своей дочери или сестре выйти замуж за его собственного раба. Он говорит себе: мой слуга – ее слуга, поэтому она остается госпожой, как была. Однако после такой свадьбы муж перестает быть рабом в прямом смысле этого слова, хотя, разумеется, говоря о своей жене, называет ее «ваше высочество» или «госпожа». Мужчина, упоминая о своей жене в разговоре – чего он старается избежать, – никогда не называет ее «моя жена», а обозначает ее словами «дочь такого-то» или может сказать «мать моей семьи», независимо от того, есть у нее дети или нет.

Супруги, которые не были знакомы друг с другом до свадьбы, иногда обнаруживают, что им трудно или даже невозможно жить в согласии, и поэтому легкость магометанского развода, несомненно, является благом. Разумеется, лучше, чтобы муж и жена, коренным образом различающиеся во мнениях и характере, мирно расстались, чем чтобы они оставались прикованными друг к другу всю свою жизнь и оба терпели от этого муку, которая могла бы закончиться насилием или преступлением. В случае развода женщина получает назад свое имущество, над которым и во время брака имела неограниченную власть. Если муж требует развода, свадебные подарки остаются ей, но если развод происходит по ее настоянию, то возвращает их.

Из всего, что я написала, должно быть ясно, что восточная женщина не такое обиженное и угнетенное создание, не такой ноль, как о ней говорят. Моя мачеха Азза бинт-Сеф – яркий пример этого. Она имела полную власть над Сеидом Саидом, управление двором и государством шло согласно ее капризам. Если кто-то из нас желал получить что-либо от султана, просьбу должна была одобрить она, и она сохраняла свою власть до самой его смерти.

Другой пример, который я помню, – дочь офицера оманских войск, которая приехала жить на Занзибар вместе со своим мужем. Она была хитрой и остроумной, но безобразной до уродства. Тем не менее муж обожал ее, выполнял ее прихоти и причуды с ангельским терпением. Куда бы жена ни шла, он волей-неволей должен был сопровождать ее, так что ни одну минуту своего времени он не мог с уверенностью считать собственной. Он был просто рабом жены.

Чтобы опровергнуть ложное представление о «низшем» положении восточных женщин по сравнению с мужчинами, я должна упомянуть еще об одной особе. Моя двоюродная бабка, сестра моего деда, до сегодняшнего дня считается образцом проницательности, мужества и деловитости.

После смерти моего деда, правителя Омана, носившего титул имам Маската, остались трое его детей – мой отец Саид, мой дядя Селим и моя тетя Айша. Поскольку моему отцу было всего девять лет, надо было назначить регента, и тут моя двоюродная бабка сделала то, чего раньше не бывало никогда, – заявила, что будет править сама, пока ее племянник не достигнет совершеннолетия, и заставила замолчать всех, кто возражал. Министры, которые уже предвкушали удовольствие править страной в согласии со своими собственными планами, были весьма разочарованы, но вынуждены подчиниться. Каждый день они были обязаны являться к регентше для отчета и получения приказов. Она следила за всеми одновременно и, казалось, знала обо всем – к огорчению тех, кто был ленив и небрежен в работе. Она сбрасывала узы этикета, когда хотела. Советуясь с министрами, она надевала шале, как будто собиралась выйти на улицу, относилась с полным безразличием к тому, что люди это осуждали, и старалась выполнять свою задачу благоразумно и энергично.

Вскоре после того, как она начала править, вспыхнула война – к сожалению, на Востоке это бывает часто. Один род, состоявший в родстве с нашим, пожелал свергнуть правительство и сам захватить власть. Они думали, что при женском правлении это окажется легким делом. Опустошая страну огнем и мечом, они дошли до Маската и осадили его, вначале загнав в этот город много крестьян, которые бежали от них в поисках помощи и защиты. Маскат хорошо укреплен, но чем помогут даже самые толстые стены, если не хватит еды и боеприпасов?

Именно тогда моя тетка показала всю твердость своего духа – и заслужила восхищение даже у врагов. По ночам она в мужской одежде выезжала верхом на коне осматривать передовые посты, и иногда только резвость ее коня спасала ее от плена. Однажды вечером она выехала в очень мрачном расположении духа, потому что узнала, что враги были намерены прорваться в крепость с помощью подкупа и перерезать весь гарнизон. Решив испытать верность своих войск, она подъехала к часовому, попросила, чтобы он позвал своего начальника, и предложила тому соблазнительную награду от имени своих противников. Гнев этого благородного солдата вернул ей уверенность – хотя ее же сторонники едва не убили ее как шпиона.

Дела Маската шли все хуже и хуже. Начался голод, и всех охватило уныние. Помощи ждать было неоткуда, и в конце концов было принято решение сделать последнюю, отчаянную вылазку, чтобы умереть с честью. Оставшегося пороха хватало как раз на один бой, но свинца больше не было. Тогда регентша приказала собрать все гвозди и даже все камни подходящего размера, чтобы смастерить из них боеприпасы для мушкетов. Все остальные железные и медные предметы были разбиты, и из них отлили пушечные ядра. Даже серебряные доллары из казны были принесены в жертву – их перелили в пули. И все эти крайние меры принесли успех: захваченное врасплох вражеское войско разбежалось на все четыре стороны, оставив половину своих людей на поле боя убитыми или ранеными. Маскат был спасен.

После этого моя двоюродная бабка продолжала править спокойно, и, когда она передала царство моему отцу, оно было в таком прекрасном состоянии, что он смог взглянуть на другие страны в поисках новой земли, подходящей для завоевания, – и увидел Занзибар. Поэтому то, что мы завладели этой второй страной, было в большой степени ее заслугой.

Женщины восточного мира

Пашазаде Аманат Аллахшюкюр гызы,

диссертант Бакинского государственного университета.

Сегодня в условиях глобализации, интеграции, интенсификации меж­куль­турных отношений наука выдвигает все новые проблемы, требующие осо­­бого подхода. Одной из самых актуальных проблем современности яв­ля­ется женский вопрос. Изучение женского вопроса в контексте ее жизнен­ного ук­лада, об­ра­зо­вания, места и роли в обществе имеет большое значение как сос­­тавная часть ген­дерных проблем. Об отсталости, невежественности, суе­вер­­ности вос­точ­ной женщины, о несовместимости ее интеллекта с западным ин­­тел­лектом ска­­­зано много. Формирование такого отношения к восточной жен­­­щине, не­сом­­ненно, связано предвзятым отношением к исламскому миру, его об­щес­твенному и политическому устройству, а также сформированному в исламе веками особым подходом положению женщины. На Западе и от­час­ти на Востоке такая позиция сформировалась в соответствие форме и содер­жа­­нию установившихся стереотипов. В силу различных причин вопрос о по­ло­­жении женщины в исламе прев­­­ратился в одну из мишеней для нападок на ислам. Даже некоторые му­сульманские ученые вынуждены были заявить, что женский вопрос – «отрав­лен­ный кинжал, вонзившийся в сердце пос­ле­дова­те­лей ислама». Разрешение жен­ского вопроса превратилось в острую поле­ми­ку меж­­ду теологами, фило­со­фами, правоведами. По этому поводу напи­са­но мно­­­жество книг, статей, произнесено проповедей и наставлений. К вопро­су пра­вового, нравственного поло­жения восточной, мусульманской женщи­ны об­ращались люди, зачастую не имеющие даже представления о Коране. Ко­неч­­­но же, все мысли одноз­нач­но сводились к примитивной харак­тери­сти­ке восточной женщины, как отс­та­лой, порабощенной, безвольной и т. д.

Однако существует и другой подход к этой проблеме: восточная жен­щи­­­­­на красивая, завораживающая, неприхотливая и верная. Восточные муж­чи­­­ны же характеризуются как сильные, могущественные, состоятельные и от­­важ­ные. Отсюда мораль: восточная женщина исключительно верна своей семье, ­до­машнему очагу, традициям. Она находит свое счастье в служении от­­цу, братьям, мужу, сыновьям, уверенно чувствует себя за их спинами и до­воль­ст­ву­ется этим положением. Женщина в исламе, в отличие от Запада, бо­лее от­де­лена от политической, социально-экономической, государственной жиз­­ни и поэтому лучше выполняет семейно-бытовые обязанности и укреп­ля­ет ус­тои мусульманского общества. В общих чертах Коран выступает за рав­ноп­ра­вие между мужчиной и жен­щиной, не проводит при этом четкого разграни­че­ния в правах. Меж­ду­народному документу о равноправии женщин ис­пол­ни­лось всего 50 лет. А в исламе данный вопрос раз и навсегда был решен 14 ве­ков назад. Когда различные течения христианства спорили по поводу того, яв­ляется ли женщина человеком вообще и есть ли у нее душа, ислам впервые объ­явил, что женщина является таким же полноценным человеком, как и муж­­­чина. «Женщины – родные мужчин» — говорил Пророк в одном из своих ха­ди­сов. Мужчине отдается предпочтение только как кормильцу семьи: «Мужья стоят над женщинами за то, что Аллах дал одним пре­имущество над дру­­гими, и за то, что они расходуют из своего иму­щес­тва». Однако в ис­ламском мире обязанности мужчины и женщины строго разграничены непи­са­ными законами, а также четко разработаны мусульман­ским правом. Муж­чи­ны обязаны были защищать свой род, племя, общину, обес­печивать семью, а женщины заботиться о детях, исполнять свои обязан­нос­ти по домашнему хозяйству, прислуживать мужу, его родителям. Совре­мен­ное развитие, сближение культур, модернизация взглядов на роль муж­чи­ны и женщины в об­щес­тве, оказали свое влияние и на женский вопрос. Про­­цесс либе­рали­за­ции общества способствовал значительной трансфор­мации от­ношения к жен­с­кой эмансипации. Эмансипация мусульманской жен­­щины выражалась в от­но­шении к средствам одежды и прикрытия (чад­ра, паран­джа, вуаль и др.) К при­­­меру, в бывшем Советском Союзе в 20-30-х го­дах прош­лого века рас­кре­по­­­­­щение женщины выражалась в сбрасывании па­ранджи, что преподно­си­лось как освобождение от предрассудков прош­ло­го. Со­вершая экскурс в прош­лое, мы замечаем, что сам пророк Мухаммед был ве­ликим рефор­мато­ром и новатором. Он выступал настоящим борцом за пра­ва женщин, защи­щал их интересы и личным примером вел за собой дру­гих, ока­зывал значи­тель­­ное влияние на формирование доброго, уважитель­но­го от­ношения к жен­щи­не. Взаимоотношения между полами занимают в Коране зна­­чительное мес­­то, и их смело можно отождествлять современными ген­дер­ными отно­ше­ни­ями. Именно священный Коран резко осудил и отменил страш­ный пере­жи­ток первобытных арабов – закапывание новорожденных де­вочек живыми в землю. Ислам запретил мужчинам вступать в брачный союз с определен­ны­ми категориями женщин – родной и молочной матерью, сес­трой, тещей, двумя сес­­трами одновременно.

До ислама женщина была полностью лишена права на наследство, а пос­ле смерти мужа, ее саму в качестве такового брал в свое распоряжение один из родственников ее покойного супруга. В 11-ом стихе главы «Жен­щины» Ко­рана говорится: «Завещает вам Аллах относительно ваших детей: сы­ну долю, подобную доле двух дочерей». В 32-ом стихе данной главы отме­ча­ет­ся, что мужчинам – доля из того, что они приобрели, и женщинам – доля из то­го, что они приобрели. В этих стихах Корана на законодательном уровне зак­реп­ляется право женщины на частную собственность. Ислам предоставил жен­щине право на получение образования и по­вы­ше­ние культурного уровня. По­лучение образования в равной степени бы­ло обязательно для мужчины и жен­щины. Женщины изучали алфавит, что­бы мог­ли читать Коран. Таким об­ра­зом, они получали доступ и к другой лите­ра­ту­ре. По канонам ислама тот, кто обучил своих дочерей и сестер, дал им со­от­­ветствующее воспитание имел право попасть в Рай. На первый взгляд эти воп­росы остались в далеком прошлом. Однако передовое, прогрессивное от­но­­шение ислама к женщине пе­рекочевало из Востока на Запад. Еще в не­давнем прошлом попираемая, бес­правная западная женщина стала при­мером для подражания. На Востоке жен­­щина воспринимается в первую очередь как мать. А женщина-мать обо­жес­­­твлялась на Востоке еще задолго до ислама. Ис­лам еще более закрепил такой подход к женщине-матери. Зиждился такой под­ход на известном вы­с­ка­­­зывании пророка: «Рай расположен под ногами матерей». На Западе к жен­щи­не относились как к отпрыскам дьявола, счи­тали их колдуньями. Это в то время, когда восточные сказки, легенды, ска­зания изобиловали поло­житель­ны­­ми женскими образами. Восточные сказки, былины, мифы, загадки и анек­до­ты, устное народное творчество являются бо­гатым источником гендерных сте­реотипов. Это бесценное наследие чело­ве­ческого воображения отражает вы­сокие моральные, нравственные цен­нос­ти, являются призывом против зла, гнета, женской эксплуатации. Почти во всех восточных сказках и былинах, афо­ризмах и поговорках имеются настав­ле­ния, увещевания, рекомендации муж­чинам и женщинам, разъяс­няю­тся их обя­занности, основанные на под­чи­не­­нии женщины. Мужчина представляется как бесстрашный, сильный, со­вер­шенный субъект, склонный к властво­ва­нию. Женщинам же приписы­ваю­тся противоположные качества, как красота и уродство, работоспособность и ле­нивость, верность и вероломность, доб­роде­тельность и коварство. Как вид­но из сказанного, восточной мифологии наиболее характерен принцип ду­а­лиз­ма, выражавшийся в противо­пос­тав­ле­нии двух начал – Добра и Зла, Прав­ды и Лжи, Света и Тьмы, борьба между которыми, приобретая космические мас­штабы и сконцентрировавшись в один общий мировой конфликт, состав­ля­ет содержание всего мирового про­цес­са, в котором женщине отведена ак­тив­­ная роль. Центральной линией вос­точ­ных сказок является противостояние доб­ра и зла. При этом женщины час­то выступают в качестве представителей добро­желательных сил, а мужчины пред­ставляют зло, грубую силу. Жен­щи­не откровенно отдается предпо­чте­ние. В это же время на Западе женщину об­ви­няют во всех грехах. Как из­вестно, в том, что человеческий род был из­гнан из Рая, виновной считали толь­ко женщину-Еву, и потому к женскому полу относились уничижительно. В традиционной тюркской идеологии женщина-мать занимает цент­раль­­ное и почетное место. В тюркском мире женщина за­ни­мала достойное мес­то в обществе, что в полной мере отражено мифологии. Ус­тановление ис­ла­ма в тюркском обществе происходило без коренного пере­во­рота в поло­жении полов, и женщины сохранили свой относительно сво­бод­ный статус. В древ­ние и средние века в тюркском мире женщины играли зна­чи­­тель­­ную роль в политической жизни. Женский фактор, брачная дипло­ма­тия оказывало порой решающее влияние на становление и распад отдельных го­с­у­дарств, ди­нас­тий. Албанский летописец М. Каланкатуйский в своем тру­де «Ис­тория Ал­бании» приводит интересный пример. Правитель гуннов втор­­га­ется во вла­дения албанского князя Джеваншира, захватывает как до­бы­чу 12000 голов скота, 7000 лошадей и 1200 мужчин. Однако, после пере­гово­ров пра­­ви­тель гуннов возвращает захваченную добычу Джеванширу, а также вы­­дает за него замуж свою дочь. Таким образом, могущественный князь Дже­­ван­шир по­падает в вассальную зависимость от правителя гуннов. Этот отры­­вок отчет­ливо показывает роль женского фактора в политической жиз­ни. Но нель­зя забывать о том, что брачная дипломатия зачастую не считалась мне­ни­ем женщины, попирала ее права, превратив в объект купли-продажи. Жен­­щи­­ны становились «гарантами» мирных соглашений заключенных меж­ду мо­гу­­щественными правителями, а при неудачном стечении обстоятельств, «коз­­­лами отпущения». Таким образом, женщины, находясь в подчинении муж­­чины, могли также держать их в подчинении [1]. В мифологических и кос­мо­го­нических воззрениях древних тюрков прослеживается дуалис­ти­чес­кое на­ча­ло. Единый небесный бог в тюркской ми­фологии состоит из муж­ско­го и жен­ского начала. Во всех случаях судьбы людей решаются совместным во­ле­излиянием божественной четы. В Алтай­ских традициях центральное мес­то занимает божественная чета Ульген и Умай. Верховный бог отож­дес­тв­­ляется Ульгеном. Великий тюркский хакан по­лу­чает власть от бога и счи­та­­ется его сыном. В древнетюркских памя­тни­ках сказано: «Тенгри, воз­вы­сив­ший моего от­ца-Хакана и мою мать-Хатуна, ра­ди сохранения имени и вели­чия тюрк­ско­го народа, жаловал мне власть над этими землями». Ана­ло­ги­ч­ные сюжеты встре­чаются в эпосе «Манас». Со вре­­менем отношение к жен­­щи­не меняется. В труде «Огузнаме» известного сред­невекового автора Фаз­­луллаха Рашиде­д­дина мужчина представляется сильным, властным, а жен­щина – слабой, нуж­даю­щейся в покровительстве. В этом произведении ав­тор об­ращается муж­чи­не устами женщины: «Я частица тебя, вся в твоем под­чи­нении, готова выпол­нять любую твою прихоть». Как ска­зано выше, вто­рым могущественным бо­же­ством в тюркском пантеоне яв­ля­ется богиня жен­ско­го начала Умай. Су­ществовал культ этого бога. Она воспринималось как символ жизни, пло­до­родия. Умай нередко выполняла кара­ющие фун­к­ции. Да­­же после перехода из матриархата в патриархат Умай сох­раняла свое мо­гу­­щес­тво. Однако, посте­пен­но Умай трансформируется в муж­ское начало. К при­ме­ру, в уйгурских ска­заниях мать Огуз хана име­ну­ется «Ай каган», что за­­меняет «Ай кадын». Сле­дует отметить, что в древ­не­тюр­кской мифологии от­­но­­шения между му­жем и женой обожествляются, воз­носятся до небес. Об­раз матери-богини пе­рек­ликается с ее основной жи­во­творящей функцией. Го­во­­ря о равноправии жен­­щин, анализируя требо­ва­ния различных феминис­ти­чес­ких те­чений Запа­да, невольно вспоминается восточный образ жизни, тра­ди­­ции, му­суль­манс­кие обычаи, наделившие женщин достойными пра­вами.

Читайте так же:  Мужчина не хочет регистрировать отношения

1. Мирзазаде Р. Гендер, политика, права человека. Баку . — 2003.

2. Abdullah Y. A. The Holy Qur’an: Translation and Commentary.- 1934.

Отношение к Женщине — на Востоке и Западе

В 1978 году я совершил путешествие по Кавказу. Наш туристический поезд сделал остановки в Пятигорске, Сухуми, Батуми, Тбилиси, Ереване и Баку. В каждом городе мы стояли целый день, а ночью переезжали в новый город.
В Сухуми мой сосед по купе не пошел со всеми туристами в город, а сходил в ближайшее кишлак селение , чтобы познакомиться с жизнью народа. Я еще потом жалел, что не пошел вместе с ним.
Он рассказывал, что его удивила одна парочка крестьян. Мужик идет впереди и несет свой кинжал, а сзади жена тащит сумку.
Для Европы — это дикость. Для Востока — это обычное явление.

В культуре Запада — благородный рыцарь своей дамы сердца. Рыцарь не стремился к разделенной любви, Прекрасная Дама – это недоступный идеал.

В культуре Востока — женщина домашняя рабыня или танцовщица ублажающая (и разогревающая его похоть) взор своего господина.

Мне кажется, что если судить по отношению к Женщине, то Россия ближе к Западу, чем к Востоку.
Нужно еще добавить, что Киевская Русь является духовным ядром России. И именно государство Киевскую Русь уничтожили монголо татары. А государство Россия возникшее на базе Московии, является больше татарским государством.

Эта маленькая запись в дополнение к теме Восток Запад — Русский и татарин — братья навек.

Секреты восточных женщин

Ровно на месяц наш автор Ольга Жилина примерила на себя роль покорной восточной женщины. Все ради мужа.

Ровно на месяц наш автор Ольга Жилина примерила на себя роль покорной восточной жены. Все ради мужа. И ради того , чтобы посмотреть , превратится ли он в героя настоящей восточной ( или какой-нибудь еще) сказки.

Жизнь женщин Востока

Практика: Если бы речь шла только о сексе , я бы рада стараться. Но нет , от меня требуется другое! Утром варить кофе и приносить его со свежими плюшками в постель моему « султану». И не важно , что я хочу спать , всю ночь укачивала ребенка или писала статью! Или вот у нас было заведено — сегодня я тебе ступни массирую , завтра ты мне мнешь спину. Но эксперимент не предполагает равноправия , и месяц мне приходится вкалывать массажисткой.

Теория: ВСЮ РАБОТУ ПО ДОМУ НАДО ВЫПОЛНЯТЬ САМОЙ

Практика: Мы домашние обязанности разделили между собой. И как по‑другому можно жить , я не представляла. Но коварная Айнаш обратила на этот пункт особое внимание: «Не жди , что мужчина , который моет полы и печет пироги , будет грузить „Газель“ цементом и материть сантехников». В первый вечер Валя недоумевал , почему после приготовленного мной ужина я не позволяю ему помыть тарелки. Муж очень быстро обрел привычку после сытной трапезы всхрапнуть перед телевизором.

Теория: ЗАБОТУ О РЕБЕНКЕ НУЖНО ВЗЯТЬ НА СЕБЯ

Практика: По традиции некоторых стран сыновьями до трех лет занимаются матери , а после этого возраста мальчики переходят на воспитание к отцу. Нашему Тигренку — так мы зовем сына — еще нет 10 месяцев , и он в полном моем распоряжении. Впрочем , Валя любит ползать наперегонки с малышом , крутить и подбрасывать его к потолку и обожает совместные купания перед сном. Лишить их этих радостей было бы жестоко. Прости , Cosmo!

Теория: ЖЕНА ДОЛЖНА БЫТЬ УСЛАДОЙ ДЛЯ ГЛАЗ МУЖА

Практика: Хорошо выглядеть в любое время суток для меня норма. Но может , стоит добавить капельку соблазнительности в образ? Я достала с антресолей шелковые шаровары , расшитый пайетками топ и пояс с бубенцами , которые купила в Египте лет пять назад. «Вот и пригодились!» — ликовала моя бережливость , пока я несла поднос с завтраком к постели любимого , мелодично позвякивая. «Что это ты так вырядилась?» — удивился муж и явно подумал: «Недоброе затеяла». Красота по‑арабски: 10 секретов восточных женщин.

Теория: МУЖ — СУЩЕСТВО ПОЧТИ БОЖЕСТВЕННОЕ

Практика: Вознести мужчину на пьедестал и постоянно восхвалять , сдается мне , эта миссия восточных женщин невыполнима. Мы воспринимаем супругов как партнеров , друзей , любовников , но божество? Даже я , сейчас финансово зависимая от мужа , не смогла культивировать в себе священный трепет. И все же он умный , красивый и добрый — за это я его и полюбила. Мой эксперимент — повод напомнить об этом себе и ему! Весь месяц уста мои лили мед. Надо было видеть его удивление , когда он , освободившись после 6-часовой схватки с виртуальными монстрами , прилег , а я , обычно не скрывающая неприязни к его компьютерным играм , шептала ему на ушко: «Милый , ты герой!» Кстати , о монстрах…

Теория: ОГРАНИЧИВАТЬ МУЖА В ЛЮБИМЫХ ЗАНЯТИЯХ НЕЛЬЗЯ

Практика: Сколько раз мне хотелось оттащить своего любимого от монитора , закрыть доступ в Интернет и стереть с жесткого диска все игры , включая « Косынку»! Но вместе с тем было любопытно , сколько продержится сам Валя , ошалевший от свалившейся на него свободы. Спустя две недели активной виртуальной жизни чудо свершилось. «Съездить завтра квартиру посмотреть , что ли?» — предложил муж.

Теория: ДАВАТЬ ЕМУ СОВЕТЫ НЕДОПУСТИМО. КРИТИКА ИСКЛЮЧЕНА

Практика: Наутро , часов в 14 , муж снарядился и отчалил. Через час звонок: «В доме уже нет рабочих!» Я не удивлена. Полгода назад специалисты , делавшие ремонт в соседних квартирах , предлагали нам свои услуги , но Валентин сказал , что за такие деньги сам обучится малярно-штукатурным премудростям. Обучаться он не начал , а рабочие укатили на новые проекты. Появился новый план: «Сделаю все сам! Саня поможет». Саня — одноклассник , алкоголик и тунеядец , упорно сбивающий Валентина с пути истинного. В последний раз они так бурно обмывали рождение Тигренка , что их с бутылкой виски замели у метро « Выхино» и поместили в обезьянник. Их страшно оставлять без присмотра! Я говорю: «Понимаю , вам надо встретиться. Приезжайте к нам , я приготовлю баранину в гранатовом соусе и куплю красного вина!» Как и положено восточной женщине, с улыбкой обслуживаю их за столом и в мужские разговоры не вмешиваюсь. В беседе о ремонте ни слова…

Секреты восточных женщин: результаты эксперимента

31 ночь и день я , аки Шахерезада , ублажала мужа , следуя вышеизложенным правилам. Однажды проект был на грани провала — приболел Тигренок , и после бессонной ночи с плачущим малышом во мне не осталось сил мыть , стирать , готовить и при этом радовать взор супруга своим цветущим видом. К счастью , муж не бессердечный падишах и голову мне рубить не стал , а сварил вполне съедобный суп , а еще развеселил простуженного Тигру и смотался за продуктами. И в детской поликлинике занял нам с утра очередь к врачу. Вот какой заботливый. Во время эксперимента я много размышляла о нашей семье и пришла к выводу , что мой муж в той же степени раздолбай , в какой я диктатор , в нем столько же инфантильности , сколько во мне лидерских замашек. Что сделаешь , мы оба порождение своей цивилизации! И жизнь женщин Востока мне не подходит.

ХОРОШЕЕ: За месяц мы ни разу не поругались благодаря тому , что я контролировала свои эмоции и слова ( приходится признать: все ссоры инициируются мной)! Валентин отдохнул , как хотел , и довольный , умиротворенный и округлившийся , отбыл на свою вахту. Уже на следующий день я нашла в Интернете бригаду рабочих , заказала по телефону стройматериалы и начала ремонт.

ПЛОХОЕ: Эксперимент провалился в главном — моя покорность не сказалась на его инициативности! Муж предпринял одну робкую попытку — все осмотрел хозяйским глазом и решил пригласить друга поучаствовать в деле. И все — ремонт даже не начался. Ну нет у моего Валентина ни организаторских талантов , ни строительных навыков. Терпи , женщина , ты знала , за кого идешь замуж!

Читайте так же:  Как поднять самооценку женщине после развода

Мнение мужа Валентина

В ночь перед моим отлетом жена рассказала мне об эксперименте. Какое облегчение! Я ведь почувствовал: с ней что-то не так. Даже обеспокоился: не заболела ли? Конечно , я заметил ее кулинарные старания и то , как она избегала острых углов в наших разговорах. Но вот что касается ремонта… она знает , что мне необходим хороший пинок! Я совсем не умею планировать время. Так что к следующему моему отпуску я попросил жену составить план дел и подгонять меня , подгонять!

О забитой женщины востока и европейской женщине

Недавно интернет-общественность с воодушевлением обсуждала тему старости. Оказывается, у многих женщин она начинается после 30, ее боятся, к ее приходу тщательно готовятся, и ее наступление всячески пытаются оттянуть. Вопрос, почему современные дамы так зациклены на своем возрасте, ИА IslamNews адресовало исламскому философу Гейдару Джемалю.

«Менталитет современного западного человечества инфантилен, поэтому они пребывают в погоне за вечной молодостью. Отсюда – омолаживание, туризм пенсионеров, культ спорта, культ юности, который был широко распространен в СССР и в нацистской Германии. Также это очень сильно характерно для Америки, которая ненавидит пожилой возраст, подтягивает морщины и старается вообще не упоминать о смерти и минимизировать присутствие трагического в жизни. Культивируя юность, общество пытается оправдать это возвратом к языческим идеалам Греции и Рима.

То, что мы наблюдаем на курортах огромное количество старух с подтяжками в разноцветных шортах и стариканов с морщинистыми черепашьими шеями в бермудах, зрелище достаточно неприятное. Совершенно понятно, что от их путешествий особого толку нет, и они делают это из психологической мотивации отдаления от себя неизбежного коллапса. Они убеждают сами себя, что они живут полной жизнью, бегают по музеям и так далее. В действительности, поскольку они не представляют собой ни познающего, ни творящего субъекта, их путешествия являются лишь частью экономики тех стран, куда они тащатся – Северная Африка, Италия, Испания и так далее. Если бы они не проводили свое время в безделье, а, как Кант, занимались бы писанием трудов, было бы больше проку и пользы. А они в свое время были офисным планктоном и в конце жизни тоже являются человеческим мусором, от них никакого проку ни в молодости, ни в старости. А они постоянно шляются, тратя накопления нации, брошенные своими детьми и внуками, поскольку западная семья распалась, там нет преемственности поколений. Но это все происходит за чей-то счет: невозможно в обществе потребления устроить целый класс отдыхающих стариков. Значит, куча молодых людей из Африки и юго-восточной Азии должны сдохнуть от голода, чтобы эти проклятые черепахи в шортах и в бермудах бродили по пляжам Испании и Туниса. Или кто их, по-вашему, содержит? Идет перекачка за счет неэквивалентного обмена: в одних местах за копейки производят и дохнут с голода, а в других местах, ничего не производя, жрут. Но эта лафа кончается, доллар находится на краю пропасти и завтра эта система будет исчерпана.

Второй момент: с нарушением гендерных отношений вместо того, чтобы благодаря возрасту почувствовать себя увереннее, женщина, наоборот, чувствует себя незащищенной. Раньше женщина, состарившись, могла рассчитывать на прочное положение матроны, а сегодня она остается брошенной со своей так называемой карьерой, которая на самом деле ничего не стоит, потому что карьера – это вещь эфемерная, особенно для женщины. Поэтому бессознательно современная женщина испытывает больший страх перед старостью, чем ее прабабки, которые знали, что общественный договор между полами гарантирует им защиту и в преклонном возрасте.

Сегодня современная семья, будучи исключительно формальностью, никакой защиты не гарантирует. Разве что при разводе для жен олигархов, которые отсуживают миллионы – но, скорее всего, потом эти миллионы будут вытащены из них молодыми любовниками или фискальными органами. А обычная женщина, которая брошена рядовым обывателем, с которого, кроме трусов, взять нечего, оказывается на бобах. Поэтому истерика среди женщин растет.

Гендерные отношения основываются на контракте, они строго материальны, потому что все другие отношения, построенные на романтике, эфемерны и недолговечны. А контракт предусматривает, что жена с мужем спит и рожает ему детей, а он за это должен ее содержать. Такой контакт существует по шариату, у язычников и кяфиров его нет, там царит либеральная анархия. Они пытаются оградить имущественный статус женщин женскими правами, но это получается плохо, потому что современное общество построено на принципиальном ограблении и обнищании массового человека, обитателя мегаполиса, среднего класса. Что можно взять с человека нынешнего мегаполиса, который представляет собой пылинку в броуновском движении?

Раньше человек занимал в иерархии некую фиксированную позицию. Кстати, ислам очень высоко ставит приватность, там совершенно другая иерархия ценностей. А в современном западном обществе индивидуализм является фиктивным, он представляет собой всего лишь мираж и дурь в головах обывателей, которая, на самом деле, полностью контролируется социальной машиной. И социум, как машина, господствует над личностью. Пример того – ювенальная юстиция: сегодняшний социум, государство может открыть дверь в любую семью и забрать у тебя детей. В Америке, если ты шлепнешь ребенка или, когда он плачет, не даешь ему успокаивающих таблеток (т.е. не сажаешь его на допинг), к тебе могут прийти по жалобе соседей и отнять детей. Это означает, что общество творит абсолютный произвол над личностью, в то время как обыватели верят, что некая свобода индивидуальности якобы стоит там выше всего прочего. Стоит выйти на улицы и потребовать каких-то прав, и тут же дубинкой по роже тебе покажут, чего стоит твоя личность в этой системе.

По шариату совершенно иначе. По шариату твои права как личности, твоя приватность семьи, твои права по отношению к своей родне четко стоят над обществом, но права общины, джамаата стоят над индивидуальностью. То есть разделяется джамаат и социум. Социум стоит ниже твоих прав как индивидуума, а джамаат как религиозное объединение братьев и сестер – выше. Поэтому шариатские установления господствуют над индивидуальной прихотью, но зато социум, как некий внешний механизм, не имеет права лезть в твои семейные дела. Поэтому в исламе существует реальный индивидуализм, который подчиняется императиву сакрального, священного. А в либеральном обществе существует миф о свободе либеральной личности, который каждый день на каждом шагу попирается жестокой правдой об абсолютном господстве общества как машины, которая пожирает человека целиком.

В итоге гендерное равноправие существует на Западе только для манипуляции людьми. Сегодня 50% населения, женщин полностью манипулируются хозяевами дискурса, которые просто разводят несчастных баб и используют их как инструмент давления, производительную креативную силу. И женщины в погоне за правами и равенством наносят все большие удары по самому биологическому телу населения, по принципам воспроизводства, стабильности, да просто по ощущениям комфорта и надежности. В конечном счете, первые, кто страдает от этого – они сами.

Старость же для женщины начинается в тот момент, когда ей приходится платить за секс молодому любовнику. С годами женщина, которая принадлежит к средним или нижним слоям, остается сексуально невостребованной, хотя ее сексуальные аппетиты после 30 растут. И к тому моменту, когда она готова прижать к своей груди весь мир, она уже неинтересна. Тем более что каждое поколение молодых женщин является более доступным и более либерально воспитанным, чем предыдущее — у нынешних 20-летних нет вообще никаких тормозов. И понятно, что 40-летнему сверстнику женщины проще найти согласную 20-летнюю подружку, чем продолжать поддерживать самоуважение и внутренний комфорт своей сверстницы. Поэтому неизбежная гендерная война полов переходит в новую фазу.

И вопрос не в том, что с этим делать — человеку вообще нечего делать, кроме как повернуться лицом к Создателю и молиться о пощаде. На самом деле, вопрос в том, что конкретно происходит в обществе. А здесь существует два главных дестабилизирующих фактора. Мужчины несут в себе энергию непонимания, а непонимание рождает гнев и ненависть. Главная дестабилизирующая энергия мужских масс – это их неспособность понять ситуацию. Все эти гопники, люмпены, футбольные фанаты, националисты, в широком смысле, тусовка работяг характеризуются тем, что их главное состояние менталитета – это неспособность схватить основные смысловые пункты окружающей их реальности. Почему Путин, почему Медведев, почему платные парковки, почему Олимпиада, почему взрывы – они ничего в этом не понимают.

С другой стороны, они чувствуют, что им все время подкладывают из телевизора, из интернета какую-то лажу – объяснения взрывов, объяснения того, что происходит на Украине. Они, с одной стороны, не имеют другого варианта, кроме как хавать эти официальные телеги, а с другой стороны, понимают, что это все лажа. То есть они чувствуют, что в мире происходят процессы, в которых они маргинальны, они их не схватывают, но эти процессы идут за их счет, они являются „кинутой“ стороной в мировых процессах. От этого растет их гнев. Этот гнев можно выместить дома на жене и дочке (или на сыне, если он не может дать отпор), а на улице – на мигрантах, черных и так далее. Пока что это самый простой путь: дома побить жену, а на улице побить киргиза.

И есть вторая половина – женская, которая также накапливает гнев. Женская половина не нуждается в понимании, ей на него плевать. Но у нее есть фрустрация, женская половина сексуально неудовлетворена. И это тоже вызывает у нее напряжение, недовольство, которое она вымещает на муже, на детях и на любовниках.

Таким образом, встречное активное недовольство женщины вкладывается в энергию гнева, дестабилизации. В результате существует два завихряющихся потока – гнев мужчин, связанный с непониманием, и гнев женщин, связанный с неудовлетворенностью и страхом за свое будущее. Два этих потока гнева образуют огнедышащий энергетический потенциал, поднимающийся прямо с асфальтовых площадей, который может взорваться, как в Киеве, и еще покруче. Есть несколько мировых „центров силы“, планирования, которые борются за то, чтобы оседлать эти энергии дискомфорта, гнева и нестабильности. Как я сказал, феминизм порождает усиленное недовольство женщин, которые не способны понять, как их разводят (потому что понимание – это не их сильная сторона), затем это популяризируется хозяевами дискурса, чтобы нарастить энергию гнева в целом. В частности, гендерная война порождает круги такой дестабилизации, которой питаются хозяева жизни, планировщики, политтехнологи, которые корректируют современное общество.

И с годами этот потенциал гнева у женщины только растет. До 30 лет она имеет массу возможностей и отводов, куда она может свой гнев пустить: завести любовника, поменять наряд, сменить работу. Она подвижна, востребована, динамична, у нее есть иллюзии на свой счет, полностью фиктивные, но кажущиеся привлекательными варианты смены места жительства, работы, партнера. А уже после 30 лет бесчисленные приманки и ловушки исчезают. На работу устроиться труднее, партнеры меняются сложнее, становятся более краткосрочными и некачественными. Поэтому потенциал гнева у женщин старше 35 начинает резко расти вверх. Это мегера еще та, и она становится источником красной опасности. Юноши более агрессивны в 25, чем в 40, а женщины – наоборот. У 25-летних мужчин очень большие амбиции, они хотят будущего, успехов, а к 40 годам их амбиции резко сокращаются, энергетический потенциал в поисках самореализации падает вместе с уровнем тестостерона. Поэтому в 40-50 это уже такие полукастраты с заглушкой в виде алкоголя. А женщина наоборот: в 20-25 она просто бегает по мужикам, а в 40 становится мрачной стервой».

От себя добавлю: Семейные отношения складываются по разному. Но женщина востока с несколькими детьми имеет большие перспективы на власть в семье. У мусульманок по 5-10 детей. Дети всегда ближе к матери, чем к отцу. Даже если муж в молодости не уважал жену и не считался с ней и бил, то с возрастом она на нём отыграется. Дети повзрослеют, наберут силу. Они в конфликтах скорее всего станут на сторону матери. И муж, как бы силён и свиреп не был, против всех своих детей не попрёт и капитулирует.

И муж, если не круглый дурак, знает это с молодости и учитывает в своём поведении, если не полный псих и отморозок.

«Странные у вас женщины, — сказала одна мусульманка, — вы можете целый час одеваться и краситься, чтобы выйти на улицу и покорять своей красотой чужих мужчин, а потом прийти домой, снять с себя все красивое, смыть косметику и лахудрой ходить перед мужем в засаленном халате и бигудях.

У нас все наоборот – мы перед мужьями красиво одеваемся и красимся, а на улицу выходим одеваясь скромно, зачем нам чужих мужчин своим красивым видом соблазнять?»