Меню

Общая психическая активность и эмоциональность

Психическая активность

  • Психические познавательные процессы
  • Функции и виды внимания
  • Виды и процессы воображения
  • Понятие и классификация ощущений
  • Восприятие, его виды и свойства
  • Сущность, функции и виды чувств и эмоций
  • Эмоциональные состояния человека
  • Волевые качества личности
  • Воля человека
  • Способности человека

Общефункциональные состояния психической активности

Самое общее базовое психическое состояние — состояние бодростисостояние оптимальной ясности сознания, способности индивида к сознательной деятельности. Оптимальная организованность сознания выражается в согласованности различных сторон деятельности, повышенной внимательности к ее условиям. Различные уровни внимательности, как уже отмечалось выше, — различные уровни организованности сознания.

Уровень оптимальности психической деятельности человека зависит от внутренних и внешних факторов, как земных, так и космических. Состояние здоровья, эмоциональные циклы, время года, суток, различные фазы луны, противостояние планет и звезд, уровень солнечной активности — существенные факторы нашей психической активности.

Физиологической основой психической активности являются оптимальное взаимодействие процессов возбуждения и торможения, функционирование очага оптимальной возбудимости (по терминологии И. П. Павлова), доминанты (по терминологии А. А. Ухтомского), возбуждение определенной функциональной системы (по терминологии П. К. Анохина). Энергетический потенциал мозга обеспечивается ретикулярной (сетчатой) формацией, находящейся в основании головного мозга, где происходит первичный анализ поступающих из внешней среды воздействий. Активация же высших, корковых центров обусловливается сигнальной значимостью этих воздействий.

Психическая активность состоит в постоянном анализе значимости поступающей информации и нахождении адекватного поведенческого ответа на них. Бодрствование — состояние активного психического взаимодействия индивида со средой.

Уровень бодрствования обусловлен содержанием деятельности человека, его отношением к этой деятельности, интересами, увлеченностью. Так, вид сосновой рощи по-разному воспринимается фермером, художником и инженером, которому предстоит проложить в ней шоссейную дорогу. Наиболее высокие уровни психической активности связаны с состоянием вдохновения, медитации, экстаза. Все эти состояния сопряжены с глубоким эмоциональным переживанием наиболее значимых для данной личности явлений.

Бодрствование — состояние сознательной деятельности. Однако уровни сознательной деятельности могут быть различными — от экстаза и вдохновения до состояния дремоты.

Человек реагирует на различные значимые ситуации модификацией (своеобразием) своего психического состояния. Одни и те же ситуации по-разному оцениваются им в зависимости от его актуализированных потребностей и возможностей их реализации.

Степень психоэнергетической мобилизации зависит от значимости и сложности ситуации для данной личности, от особенностей ее мотивационного состояния. Уровень мотивации должен быть оптимальным: результативность поведения снижается как при очень низкой мотивации, так и при чрезмерной.

В критических состояниях у многих людей ослабляется адекватная взаимосвязь с внешним миром — личность может погружаться в субъективный мир «суженного сознания».

Наибольшая работоспособность появляется у человека через 3 и 10 часов после пробуждения, а наименьшая — в интервале между 3 и 7 часами утра. На общее психическое состояние человека влияют комфортность или дискомфортность обстановки, эргономическая организация среды, мотивация деятельности и условия ее осуществления.

Психическая нагрузка в течение продолжительного времени приводит к состоянию утомления — временному снижению работоспособности вследствие истощения психических и психофизиологических ресурсов индивида. Резко снижаются точность и скорость совершаемых операций, чувствительность, осмысленность восприятия, возникают сдвиги в эмоционально-волевой сфере. Состояние утомления возникает и при монотонных воздействиях. В этих случаях необходима специально организованная внешняя стимуляция, направленная на преодоление монотонности в деятельности человека (вплоть до использования функциональной музыки, цветовых и динамических изменений визуально воспринимаемой предметной среды).

Дополнительное образование по психологии

Сайт Факультетa Психолого-Педагогического Менеджмента

Темперамент

Темперамент (лат. temperamentum — надлежащее соотношение черт от tempero — смешиваю в надлежащем соотношении) — характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т. е. темпа, быстроты, ритма, интенсивности, составляющих эту деятельность психических процессов и состояний.

Анализ внутренней структуры темперамента представляет значительные трудности, обусловленные отсутствием у темперамента (в его обычных психологических характеристиках) единого содержания и единой системы внешних проявлений. Попытки такого анализа приводят к выделению трех главных, ведущих, компонентов темперамента, относящихся к сферам общей активности индивида, его моторики и его эмоциональности. Каждый из этих компонентов, в свою очередь, обладает весьма сложным многомерным строением и разными формами психологических проявлений.

Наиболее широкое значение в структуре темперамента имеет тот его компонент, который обозначается как общая психическая активность индивида. Сущность этого компонента заключается главным образом в тенденции личности к самовыражению, эффективному освоению и преобразованию внешней действительности; разумеется, при этом направление, качество и уровень реализации этих тенденций определяются другими («содержательными») особенностями личности: ее интеллектуальными и характерологическими особенностями, комплексом ее отношений и мотивов. Степени активности распределяются от вялости, инертности и пассивного созерцательства на одном полюсе до высших степеней энергии, мощной стремительности действий и постоянного подъема — на другом.

К группе качеств, составляющих первый компонент темперамента, вплотную примыкает (или даже, возможно, входит в нее как составная часть) группа качеств, составляющих второй — двигательный, или моторный, — его компонент, ведущую роль в котором играют качества, связанные с функцией двигательного (и специально — речедвигательного) аппарата. Необходимость специального выделения в структуре темперамента этого компонента вызывается особым значением моторики как средства, с помощью которого актуализируется внутренняя динамика психических состояний со всеми ее индивидуальными градациями. Среди динамических качеств двигательного компонента следует выделить такие, как быстрота, сила, резкость, ритм, амплитуда и ряд других признаков мышечного движения (часть из них характеризует и речевую моторику). Совокупность особенностей мышечной и речевой моторики составляет ту грань темперамента, которая легче других поддается наблюдению и оценке и поэтому часто служит основой для суждения о темпераменте их носителя.

Третьим основным компонентом темперамента является «эмоциональность», представляющая собой обширный комплекс свойств н качеств, характеризующих особенности возникновения, протекания и прекращения разнообразных чувств, аффектов и настроений. По сравнению с другими составными частями темперамента этот компонент наиболее сложен и обладает разветвленной собственной структурой. В качестве основных характеристик «эмоциональности» выделяют впечатлительность, импульсивность и эмоциональную стабильность. Впечатлительность выражает аффективную восприимчивость субъекта, чуткость его к эмоциогенным воздействиям, способность его найти почву для эмоциональной реакции там, где для других такой почвы не существует. Термином «импульсивность» обозначается быстрота, с которой эмоция становится побудительной силой поступков и действий без их предварительного обдумывания и сознательного решения выполнить их. Под эмоциональной лабильностью обычно понимается скорость, с которой прекращается данное эмоциональное состояние или происходит смена одного переживания другим.

Основные компоненты темперамента образуют в актах человеческого поведения то своеобразное единство побуждения, действия и переживания, которое позволяет говорить о целостности проявлений темперамента и дает возможность относительно четко ограничить темперамент от других психических образований личности — ее направленности, характера, способностей и др.

Вопрос о проявлениях темперамента в поведении неразрывно связан с вопросом о факторах, эти проявления обусловливающих. В истории учения о личности можно выделить три основные системы взглядов на этот вопрос. Древнейшими из них являются гуморальные теории, связывающие темперамент со свойствами тех или иных жидких сред организма. Наиболее ярко эту группу теорий темперамента представляла классификация темперамента, основанная на учении Гиппократа. Он считал, что уровень жизнедеятельности организма определяется соотношением между четырьмя жидкостями, циркулирующими в человеческом организме, — кровью, желчью, черной желчью и слизью (лимфой, флегмой). Соотношение этих жидкостей, индивидуально своеобразное у каждого организма, обозначалось по-гречески термином «красис» (смесь, сочетание), который в переводе на латинский язык звучит как «temperament». На основе теории Гиппократа постепенно сформировалось учение о четырех типах темперамента по количеству главных жидкостей, гипотетическое преобладание которых в организме и дало название основным типам темперамента: сангвиническому (от латинского sanguis — кровь), холерическому (от греческого chole — желчь), меланхолическому (от греческого melaina — черная желчь) и флегматическому (от греческого phlegma — слизь).

В новое время психологическая характеристика этих типов темперамента была обобщена и систематизирована впервые немецким философом И. Кантом («Антропология», 1789), допустившим, однако, в своих толкованиях смешение черт темперамента и характера. Органической основой темперамента Кант считал качественные особенности крови, т. е. разделял позицию сторонников гуморальных теорий.

Близко к гуморальным теориям темперамента стоит сформулированная П.Ф. Лесгафтом идея о том, что в основе проявлений темперамента, в конечном счете, лежат свойства системы кровообращения, в частности толщина и упругость стенок кровеносных сосудов, диаметр их просвета, строение и форма сердца и т. д. При этом малому просвету и толстым стенкам сосудов соответствует холерический темперамент, малому просвету и тонким стенкам — сангвинический, большому просвету и толстым стенкам — меланхолический и, наконец, большому просвету и тонким стенкам — флегматический. Калибром сосудов и толщиной их стенок определяются, согласно теории Лесгафта, быстрота и сила кровотока, затем (как производное) скорость обмена веществ при питании и, наконец, сама индивидуальная характеристика темперамента как меры возбудимости организма и продолжительности его реакций при действии внешних и внутренних стимулов.

Большое влияние на формирование современных буржуазных теорий личности и ее индивидуальных особенностей оказала теория темперамента, выдвинутая Э. Кречмером.

Анализируя совокупности морфологических признаков, Кречмер выделяет на основе разработанных им критериев основные конституционные типы телосложения и делает попытку определить темперамент именно через эти типы морфологических конституций.

Например, астеническому типу конституции, характеризующемуся длинной и узкой грудной клеткой, длинными конечностями, удлиненным лицом, слабой мускулатурой, соответствует, по Кречмеру, шизоидный (шизотемический) темперамент, которому свойственны индивидуальные особенности, располагающиеся в основном вдоль «психоэтетической» шкалы, — от чрезмерной ранимости, аффективности и раздражительности до бесчувственной холодности и тупого, «деревянного» равнодушия. Для шизоидов характерны также замкнутость, уход во внутренний мир, несоответствие реакций внешним стимулам, контрасты между судорожной порывистостью и скованностью действий.

Другому основному конституциональному типу — пикническому, характеризующемуся широкой грудью, коренастой, широкой фигурой, круглой головой, выступающим животом, отвечает, по Кречмеру, циклоидный (циклотимический) темперамент, которому свойственны, прежде всего, индивидуальные особенности, идущие вдоль «диатетической» шкалы, т. е. от постоянно повышенного, веселого настроения у маниакальных субъектов до постоянно сниженного, печального и мрачного состояния духа у депрессивных индивидов. Для циклоидов характерны также соответствие реакций стимулам, открытость, умение слиться с окружающей средой, естественность, мягкость и плавность движений. Э. Кречмер ошибочно определил роль конституциональных особенностей как факторов психического развития личности. Его теория неизбежно приводит к порочной идее фатального предрасположения индивида к тому психологическому складу, который уготован ему наследственно заданным телесным обликом, и носит по существу реакционный характер.

К морфологическим теориям темперамента относится и концепция американского психолога У. Шелдона, который выделяет три основных типа соматической конституции («соматотипа»): эндоморфный, мезоморфный и эктоморфный. Для эндоморфного типа, по его мнению, характерны мягкость и округлость внешнего облика, слабое развитие костной и мускульной систем; ему соответствует висцеротонический темперамент с любовью к комфорту, с чувственными устремлениями, расслабленностью и медленными реакциями. Мезоморфный тип характеризуется жестокостью и резкостью поведения, преобладанием костно-мускульной системы, атлетичностью и силой; с ним связан соматотонический темперамент, с любовью к приключениям, склонностью к риску, жаждой мускульных действий, активностью, смелостью, агрессивностью. Эктоморфному типу конституции свойственны изящество и хрупкость телесного облика, отсутствие выраженной мускулатуры; этому соматотипу соответствует церебротонический темперамент, характеризующийся малой общительностью, склонностью к обособлению и одиночеству, повышенной реактивностью. Шелдон, так же как и Кречмер, проводит мысль о фатальной соматической обусловленности самых разнообразных психических черт личности, в том числе таких, которые целиком определяются условиями воспитания и социальной средой.

Основным недостатком гуморальных и морфологических теорий является то, что они принимают в качестве первопричины поведенческих проявлений темперамента такие системы организма, которые не обладают и не могут обладать необходимыми для этого свойствами.

Основу для разработки действительно научной теории темперамента создало учение И. П. Павлова о типологических свойствах нервной системы животных и человека. Крупнейшей заслугой Павлова явилось детальное теоретическое и экспериментальное обоснование положения о ведущей роли и динамических особенностях поведения центральной, нервной системы — единственной из всех систем организма, обладающей способностью к универсальным регулирующим и контролирующим влияниям. Павлов выделил три основных свойства нервной системы: силу, уравновешенность и подвижность возбудительного и тормозного процессов. Из ряда возможных сочетаний этих свойств Павлов выделил четыре, по его данным, основные, типичные комбинации в виде четырех типов высшей нервной деятельности. Их проявления в поведении Павлов поставил в прямую связь с античной классификацией темперамента. Сильный, уравновешенный, подвижный тип нервной системы рассматривался им как соответствующий темперамент сангвиника; сильный, уравновешенный, инертный — темперамент флегматика; сильный, неуравновешенный — темперамент холерика; слабый — темперамент меланхолика.

Советские психологи (Б. М. Теплов и др.) отмечают, что первостепенное научное значение работ И. П. Павлова заключается в выяснении основной роли свойств нервной системы как первичных и самых глубоких параметров психофизиологической организации индивидуума. На современном этапе развития науки сделать окончательные научные выводы, относительно числа основных типов нервной. системы, равно как и числа типичных темпераментов, еще не представляется возможным. Исследования советских ученых показывают, что сама структура свойств нервной системы как нейрофизиологических измерений темперамента много сложнее, чем это представлялось ранее, а число основных комбинаций этих свойств гораздо больше, чем это предполагалось И. П. Павловым.

Однако для практического (в том числе психолого-педагогического) изучения личности деление на четыре основных типа темперамента и их психологическая характеристика могут служить достаточно хорошей основой. В соответствии с этим следует отметить, что для сангвинического темперамента характерны довольно высокая нервно-психическая активность, разнообразие и богатство мимики движений, эмоциональность, впечатлительность и лабильность. Вместе с тем эмоциональные переживания сангвиника, как правило, неглубоки, а его подвижность при отрицательных воспитательных влияниях приводит к отсутствию должной сосредоточенности, к поспешности, а иногда и поверхностности.

Для холерического темперамента характерны высокий уровень нервно-психической активности и энергии действий, резкость и стремительность движений, а также сила, импульсивность и яркая выраженность эмоциональных переживаний.

Недостаточная эмоциональная и двигательная уравновешенность холерика может выливаться при отсутствии надлежащего воспитания в несдержанность, вспыльчивость, неспособность к самоконтролю при эмоциогенных обстоятельствах.

Темперамент флегматика характеризуется обычно сравнительно низким уровнем активности поведения и трудностью переключений, медлительностью и спокойствием действий, мимики и речи, ровностью, постоянством и глубиной чувств и настроений. В случае неудачных воспитательных влияний у флегматика могут развиться такие отрицательные черты, как вялость, бедность и слабость эмоций, склонность к выполнению одних лишь привычных действий.

Меланхолический темперамент связывается обычно с такими характеристиками поведения, как малый уровень нервно-психической активности, сдержанность и приглушенность моторики и речи, значительная эмоциональная реактивность, глубина и устойчивость чувств при слабом внешнем их выражении. На почве этих особенностей при недостатке соответствующих воспитательных воздействий у меланхолика могут развиться повышенная до болезненности эмоциональная ранимость, замкнутость и отчужденность, склонность тяжелым внутренним переживаниям таких жизненных обстоятельств, которые вовсе этого не заслуживают.

Читайте так же:  Отношение к женщинам на востоке

Приведенные данные показывают, что в зависимости от условий формирования личности каждый тип темперамента может характеризоваться комплексом как положительных, так и отрицательных психологических черт: «лучших» или «худших». Только положительных, или только отрицательных темпераментов не существует. Задача воспитателя заключается, следовательно, не в том, чтобы в процессе индивидуальной работы с ребенком переделывать один тип темперамента на другой, а в том, чтобы планомерной и систематической работой добиваться, с одной стороны, развития свойственных каждому темпераменту положительных качеств, а с другой стороны, ликвидации или ослабления тех недостатков, которые уже начали проявляться в поведении ребенка.

Поскольку формирование особенностей темперамента есть процесс, в огромной степени зависящий от развития волевых черт личности, первостепенное значение для воспитания темперамента имеет формирование морально-волевых сторон характера. Овладение своим поведением и будет означать формирование положительных качеств темперамента.

Вместе с тем воспитателю следует иметь в виду, что темперамент надо строго отличать от характера. Темперамент ни в коей мере не характеризует содержательную сторону личности (мировоззрение, взгляды, убеждения, интересы и т. п.), не определяет ценность личности или предел возможных для данного человека достижений. Он имеет отношение лишь к динамической стороне деятельности. Характер же неразрывно связан с содержательной стороной личности.

Включаясь в развитие характера, свойства темперамента претерпевают изменения, в силу чего одни и те же исходные свойства могут привести к различным свойствам характера в зависимости от условий жизни и деятельности. Так, при соответствующем воспитании и условиях жизни у человека с нервной системой слабого типа может образоваться сильный характер, и, наоборот, черты слабохарактерности могут развиться при «тепличном», изнеживающем воспитании у человека с сильной нервной системой. Во всех своих проявлениях темперамент опосредствован и обусловлен всеми реальными условиями и конкретным содержанием жизни человека. Например, отсутствие выдержки и самообладания в поведении человека не обязательно говорит о холерическом темпераменте. Оно может быть недостатков. Непосредственно темперамент проявляется в том, что у одного человека легче, у другого труднее вырабатываются необходимые реакции поведения, что для одного человека нужны одни приемы выработки тех или иных психических качеств, для другого — другие.

Бесспорно, что при любом темпераменте можно развить все общественно ценные свойства личности. Однако конкретные приемы развития этих свойств существенно зависят от темперамента. Поэтому темперамент — важное условие, с которым надо считаться при индивидуальном подходе к воспитанию и обучению, к формированию характера, к всестороннему развитию умственных и физических способностей.

Небылицын В. Д.
Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982..

1. Ананьев Б. Г. Проблема формирования характера, Л., 1949.
2. Ермолаева-Томина Л. Б. Демаскировка темперамента и ее педагогическое значение. — Советская педагогика, 1953, № 11.
3. Ильина А. И. Общительность и темперамент у школьников. Пермь, 1961.
4. Ковалев А. Г., Мясищев В. Н. Психологические особенности человека, т. 1. Л., 1957.
5. Кречмер Э. Строение тела и характер. М.; Л., 1930.
6. Левитов Н. Д. Вопросы психологии характера. Изд. 2-е. М., 1956. 7. Лейтес Н. С. Опыт психологической характеристики темпераментов. — Типологические особенности высшей нервной деятельности человека, т. 1. Под ред. Б. М. Теплова. М., 1956.
8. Мерлин В. С. Очерк теории темперамента, М., 1964.
9. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л., 1960.
10. Небылицин В. Д. Основные свойства нервной системы человека. М., 1966.
11. Павлов И. П. Полное собрание сочинений. Изд. 2-е. Т. 3 — 4. М.; Л., 1951.
12. Рубинштейн С. Л. Темперамент и характер. — В кн.: Основы обшей психологии. М., 1946.
13. Теплов Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961.

§ 2. Общефункциональные состояния психической активности

§ 2. Общефункциональные состояния психической активности

Самое общее базовое психическое состояние — состояние бодрости — состояние оптимальной ясности сознания, способности индивида к продуктивной сознательной деятельности.

Оптимальная организованность сознания выражается в согласованности различных сторон деятельности, повышенной внимательности к ее условиям. Различные уровни внимательности, как уже отмечалось, — это и есть различные уровни организованности сознания.

Уровень оптимальности психической деятельности человека зависит от внутренних и внешних факторов, как земных, так и космических. Состояние здоровья, эмоциональные циклы, время года, суток, различные фазы луны, противостояния планет и звезд, уровень солнечной активности — все это существенные факторы нашей психической активности.

Физиологической основой психической активности являются оптимальное взаимодействие процессов возбуждения и торможения, функционирование очага оптимальной возбудимости (по терминологии И. П. Павлова), доминанты (по терминологии А. А. Ухтомского), возбуждение определенной функциональной системы (по терминологии П. К. Анохина).

Энергетический потенциал мозга обеспечивается ретикулярной (сетчатой) формацией, находящейся в основании головного мозга, где происходит первичный анализ жизненно важных воздействий. Активация же высших, корковых центров обусловливается сигнальной значимостью этих воздействий.

Психическая активность состоит в постоянном анализе значимости поступающей информации и нахождении адекватного поведенческого ответа на изменяющиеся ситуации. Бодрствование — состояние активного психического взаимодействия индивида со средой.

Уровень бодрствования обусловлен содержанием деятельности человека, его отношением к этой деятельности, интересами, увлеченностью.

Наиболее высокие уровни психической активности связаны с состояниями вдохновения, медитации, экстаза, которые сопряжены с глубоким эмоциональным переживанием наиболее значимых для данной личности явлений.

Кризисные состояния личности. В критических состояниях у многих людей ослабляется адекватная взаимосвязь с внешним миром.

На психотравмирующие обстоятельства адаптивная личность, как правило, реагирует защитной перестройкой своих установок. Субъективная система ее ценностей направляется на нейтрализацию травмирующего психику воздействия. В процессе такой психологической защиты происходит коренная перестройка личностных отношений. Душевный беспорядок, вызванный психической травмой, замещается реорганизованной упорядоченностью, а иногда и псевдоупорядоченностью: социальным отчуждением личности, уходом в мир грез, пристрастием к наркотикам. Социальная дезадаптация индивида может проявиться в различных формах. Назовем некоторые из них:

• состояние негативизма — превалирование у личности отрицательных реакций, утрата положительных социальных контактов;

• ситуационная оппозиция личности — резкая отрицательная оценка отдельных лиц, их поведения и деятельности; агрессивность по отношению к ним;

• социальная отчужденность (аутизм) личности — устойчивая самоизоляция индивида в результате конфликтных взаимодействий с социальным окружением.

Отчужденность личности от социума связана с нарушением ценностных ориентации индивида, отвержением групповых, а в ряде случаев и общесоциальных норм. При этом другие люди и социальные группы осознаются индивидом как чуждые и даже враждебные.

Отчужденность проявляется в особом эмоциональном состоянии личности — устойчивом чувстве одиночества, отверженности, а иногда в озлобленности и даже мизантропии.

Социальная отчужденность может приобрести форму устойчивой личностной аномалии: личность утрачивает способность к социальной рефлексии, способность учета позиции других людей; резко ослабляется и даже полностью тормозится ее способность к сопереживанию эмоциональных состояний других людей; нарушается социальная идентификация. На этой почве нарушается стратегическое смыслообразование: индивид перестает заботиться о завтрашнем дне.

Длительные и трудно переносимые нагрузки, непреодолимые конфликты могут вызывать у индивида устойчивое депрессивное состояние (от лат. depressio — подавление) — отрицательное эмоционально-психическое состояние, сопровождающееся болезненной пассивностью. В состоянии депрессии индивид испытывает мучительно переживаемую подавленность, тоску, отчаяние, отрешенность от жизни, ощущает бесперспективность существования.

Резко снижается самооценка личности. Весь социум осознается индивидом как нечто враждебное, противопоставленное ему; происходит дереализация — субъект утрачивает чувство реальности происходящего или деперсонализация — индивид утрачивает необходимость быть идеально представленным в жизнедеятельности других людей, не стремится к самоутверждению и проявлению способности быть личностью.

Недостаточность энергетической обеспеченности поведения приводит к мучительному отчаянию, вызванному нерешенностью жизненных задач, невыполнением принятых обязательств, своего долга. Мироощущение таких людей становится трагическим, а поведение — недейственным.

Причинами этого могут быть ослабленность психической саморегуляции, захватившие личность трагические события, психические срывы, обусловленные нарушением обмена веществ, эмоциональными спадами и др.

Дефицитарные нарушения психической активности (Личность и болезнь) Курек Николай Сергеевич

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Курек Николай Сергеевич. Дефицитарные нарушения психической активности (Личность и болезнь) : Дис. . д-ра психол. наук : 19.00.04 : Москва, 1998 415 c. РГБ ОД, 71:00-19/27-1

Содержание к диссертации

МОДЕЛИ ПСИХИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ И ЕЁ ДЕФИЦИ

ТАРНЫХ НАРУШЕНИЙ (Аналитико-исторический обзор)

Модели психической активности и её дефицитарных нарушений в интроспективной психологии сознания 31

Модели психической активности и её дефицитарных нарушений в психологии воли 38

Модели психической активности и её дефицитарных нарушений в гуманистической психологии 53

Энергетические модели психической активности и её дефицитарных нарушений 57

Модель П. Жанэ 60

Модель К. Левина 63

Модель 3. Фрейда 67

Модель К. Г. Юнга 71

Модели А. Лоуэна, Г. Аммона 76

Биологические модели психической активности и её дефицитарных нарушений 84

Активационная модель 84

Нейропсихологическая модель 86

Дифференциально-психологические модели психической активности и её дефицитарных нарушений 90

» Конституциона.іьная » модель Э. Кречмера 91

Модель работоспособности » 94

Модель «индивидуальной психологии» А. Адлера 97

Авторские представления о психической активности 100

ГЛАВА 2 ДЕФИЦИТАРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ АКТИВНОСТИ (Экспериментальные исследования) Структура целенаправленной активности 109

А. Дефицитарные нарушения целенаправленной активности

у больных шизофренией 123

Обзор исследований 123

Методики и характеристики обследованных

Особенности целенаправленной активности

у больных шизофренией 138

Б. Дефицитарные нарушения целенаправленной активности

у больных наркоманией 169

Обзор исследований 169

Методики и характеристики обследованных групп 176

Особенности целенаправленной активности у взрослых наркоманов, подростков, больных токсикоманией и группы

повышенного риска заболевания наркоманией 181

Влияние длительности потребления опиатов на уровень целе

направленной активности 200

Влияние нейролептиков на целенаправленную активность

у больных шизофреней 202

Сравнительный анализ снижения целенаправленной

активности у больных наркоманией и шизофренией 204

Общие выводы 206

ГЛАВА З ДЕФИЦИТАРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ (экспериментальные исследования) Структура эмоциональной активности 210

А. Дефицитарные нарушения эмоциональной активности

у больных шизофренией и депрессией 249

Модели «эмоциональной тупости»

у больных шизофренией 249

Авторская гипотеза о нарушениях эмоциональной активности

у больных шизофренией с выраженным дефектом 259

Методики и характеристики обследованных групп 267

Особенности эмоциональной активности у больных

шизофренией и депрессией 275

Б. Дефицитарные нарушения эмоциональной активности

у больных наркоманией 306

Обзор исследований дефицитарных нарушений эмоциональной

активности у больных наркоманией 306

Методики и характеристики обследованных групп 310

Особенности эмоциональной активности

у больных наркоманией 313

Анализ факторов нарушений эмоциональной активности

у больных наркоманией 322

Дефицитарные нарушения эмоциональной активности как причина формирования зависимости от психоактивных веществ в подростковом возрасте 329

Дефицитарные нарушения индивидуальной эмоциональной

активности у подростков группы повышенного риска

формирования наркомании 329

Нарушения эмоционального общения матери

и дочери и риск заболевания алкоголизмом 338

Нарушения эмоционального общения родителей и подростков,

больных токсикоманией как фактор формирования зависимости344

Жестокое психологическое обращение родителей с детьми, дефицитарные нарушения эмоциональной активности

и употребление психоактивных веществ подростками 351

Выводы исследований эмоциональной активности у больных

Обсуждение результатов (дефицитарные нарушения психической активности и функции «я 360

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ 379

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 383-415

Введение к работе

Дефицитарные нарушения психики — недостаточность, снижение, обеднение психических процессов: адинамия, аспонтан-ность, гипобулия, апатия, ангедония, алекситимия, аутизм и др.

Дефицитарное психическое нарушение — это отклонение от статистических, идеальных, функциональных и субъективных норм.

Под дефицитарными психическими нарушениями как отклонением от статистической нормы понимаются психические процессы, значения показателей которых находятся ниже среднего значения (минус стандартное отклонение).

Дефицитарные психические нарушения как отклонение от идеальной нормы — отсутствие психического совершенства. Идеальные нормы — состояние совершенства, основанное на абсолютных стандартах, к которым необходимо стремиться. Примером идеальной нормы может быть личность, идеально выполняющая все обязанности во всех социальных ролях: родителя, ребёнка, учителя, учащегося, производителя-потребителя. Роджерс обозначил идеальную норму как недостижимый идеал психически здорового индивида. В западной культуре идеальной нормой является активный, целеустремлённый рациональный человек, пассивность личности считается признаком отклонения. При таком понятии идеальной нормы дефицитарные психические нарушения можно найти практически у всего населения. Но в восточной культуре гиперактивность, чрезмерная скорость, фиксированность на достижении внешних целей рассматривается скорее как признак патологии, а пассивное состояние замедленности, погружен

ности в себя, в размышления — как признак идеальной нормы

Поо Оефицитарным психическим нарушением как отклоне-нием от функциональной нормы понимается сниженная способность выполнять функции. Фунщионалъные нормы — ситуативно обусловленные ожидания к исполнению обязанностей, проявлению способностей, достижениям. При таком понимании нормы на передний план выступает телеологический аспект — целесообразность и целенаправленность. В. Штерн (1998) писал «У каждого человека имеется (совершенно независимо от его частных целей как индивидуальности) определённая целевая направленность самого общего вида: самосохранение и саморазвитие, организация жизни в социальных сообществах. Человек, чье душевно-телесное функционирование, взятое в целом, приспособлено к этой целенаправленности, является нормальным. » (стр.106). Де-фицитарное нарушение выступает как дисфункциональность — невыполнение функций, которое отражает неприспособленность к общим целям. Она может быть ситуативной и постоянной. Примером ситуативной дисфункциональности может быть хорошо подготовленный и способный студент, который из-за волнения не сдал экзамен. Примером постоянной дисфункциональности является невыполнение родительских функций больными шизофренией и алкоголизмом.

, [ефицитарное психическое нарушение как отклонение от субъективной нормы — снижение самооценки, самочувствия. Субъективные нормы базируются на оценке личностью своего самочувствия Субъективное самочувствие является основой определения нарушения Плохое самочувствие — интегральный показатель отрицательных эмоций, снижения познавательных способностей (памяти, внимания, мышления), отношений с другими

людьми, физического состояния. Эти изменения в своём самочувствии личность определяет так «я раньше лучше себя чувствовал -а сейчас не выдерживаю нагрузки, потерял контроль над собой».

Во многих случаях дефицитарные психические нарушения связаны прямо или косвенно с личностными особенностями больного. В этом случае можно говорить о разных формах пассивности личности. Но надо уметь дифференцировать нарушения, обусловленные личностно и ситуативно. О личностной детерминации можно говорить при следующих условиях: 1) чем своеобразнее, индивидуальнее активность, чем меньше поведение и переживание в той или иной ситуации у данной личности делают её подобной другим людям в аналогичных условиях; 2) чем больше поведение личности в разных ситуациях является одинаковым.

Читайте так же:  Мужчина овна как понять что он влюблен

Под личностью в настоящей работе понимается своеобразие, индивидуально-типологические особенности «я». Если дефицитарные нарушения психики носят устойчивый характер и связаны с «ян, например, утратой его инициативы, то можно говорить о пассивности личности. Если они имеют временный характер, то их следует рассматривать как признак пассивного состояния, ситуативной пассивности. Кроме того, личностная и ситуативная пассивность бывает спонтанной, обусловленной внутренними причинами, и — реактивной, вызванной внешними для «я» факторами.

Основной проблемой для психиатров является вопрос о соотношении болезни с дефицитарными психическими нарушениями и пассивностью личности.

В широком смысле любая психическая болезнь есть дефици-тарное нарушение — «безумие». М. Фуко писал: «Итак, безумие есть негативность. Но негативность особого рода, наделённая всей полнотой зримых феноменов, чьё богатство выстраивается в

мудрую систему, подобно растениям в ботаническом саду» (М. Фуко, 1997, с. 258)

В нозологической психиатрии психическое нарушение, в том числе дефицитарное, считается проявлением болезни, которое выделяется и анализируется без сравнения с нормой. Согласно этой точке зрения, именно заболевание определяет симптомы и их характерную смену. Болезнь — состояние или процесс, который характеризуется специфическими причинами (этиологией), манифестацией, отличительными признаками (симптомами и синдромами) и типом течения (смены симптомов и синдромов), исходом (ремиссией, дефектом), предвидимостью течения и лечения (прогнозом). Взаимосвязь между этими различными аспектами представляет нозологию — учение о болезни. Эта биологическая модель психических нарушений получила широкое распространение в двадцатом веке, вследствие открытия биологических причин прогрессивного паралича. Слабоумие и эмоциональная лабильность вызывались сифилитической инфекцией. Однако органические причины многих психозов и неврозов обнаружены не были, если не считать некоторые неспецифические сопутствующие отклонения в функционировании разных систем организма.

У больных психозом, наряду с продуктивными (позитивными) расстройствами, психиатры в каждом синдроме выделяют и негативные изменения (выпадения), которые могут быть функциональными, обратимыми, но могут стать и необратимыми. А. В. Снежневский относил к ним: «истощение психической деятельности, изменение склада личности (психопатизация), снижение энергетического потенциала, регресс психической деятельности, парциальное и тотальное слабоумие: (А. В. Снежневский, 1985, с. 6). Он считал, что негативные нарушения, видоизменяют продуктивные синдромы, придают им специфичность,

что позволяет диагностировать форму болезни.

О пассивности личности при анализе взаимоотношения де-фицитарных нарушений и болезни отечественные психиатры практически не упоминают. Но в зарубежной психиатрии давно существует теория, что психозы «вырастают из личности». Достаточно вспомнить конституциональную теорию Э. Кречмера и современный психиатрический тест MMPI. Ещё К. Ясперс в «Общей психопатологии» отмечал, что существует взаимосвязь между личностной предрасположенностью и процессом, что «будущие больные шизофренией — это чаще всего замкнутые, неприспособленные, одинокие натуры. » (К. Ясперс, 1997, с. 771).

Патопсихологические представления о дефицитарных психических нарушениях, в отличие от психиатрических, исходят из постулатов, что между нормальной и дефицитарной активностью существуют переходы, граница носит подвижный характер, отличия между нормой и патологией носят количественный характер (частота, интенсивность); нормальная и отклоняющаяся активность могут иметь одни и те же причины. Например, в основе потребления психоактивных веществ могут лежать такие общечеловеческие факторы, как стремление к удовольствиям, любопытство, социальное научение и др. При этом существует множество факторов, обуславливающих выраженность психических нарушений: макросоциальных (например, социально-экономический кризис в обществе), микросоциальных (общение в семье, со сверстниками), внутренних и внешних, объективных и субъективных, личностных и ситуативных.

Основное внимание патопсихологи, в отличие от психиатров, обращают на вопрос о соотношении дефицитарных нарушений психики с личностью.

В. Н. Мясищев в работе «Работоспособность и болезни личности» писал «что отдельные функциональные проявления — запоминание или забывание, внимание или рассеянность, напряжённое усилие или отсутствие его, состояние аффекта или безразличия — могут быть поняты только на основе учета отношения человека к работе, на основе его мотивов и целей работы, сознавания им значения её, отношения к самому себе, требований к себе и к результату работы и т.д.» (В. Н. Мясищев, 1981, с. 37). Он понимал под личностью совокупность отношений и считал снижение работоспособности следствием нарушения отношений больного.

Б. В. Зейгарник полагала, что патопсихологи должны заниматься личностью, психиатры — болезнью: «Психиатрия, как и всякая отрасль медицины, направлена на выяснение причин психической болезни, на исследование синдромов и симптомов, типичных для того или иного заболевания, закономерностей их появления и чередования, на анализ критериев прогноза болезни, на лечение и профилактику болезни. Патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме. Она изучает закономерности распада психической деятельности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме. » (Б. В. Зейгарник 1976, с. 8). Под личностью она, вслед за А. Н. Леонтьевым, понимала совокупность мотивов. Дефицитарные нарушения динамики и спонтанности познавательной деятельности Зейгарник объясняла особенностями (дисфункциями) мотиваци-онной сферы психически больных.

В отличие от Зейгарник, Ю.Ф. Поляков полагает, что патопсихологи должны также заниматься изучением психологических механизмов болезненных расстройств. Он пишет: «Если психопа

тологические данные выявляют закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то экспериментально-психологические исследования должны дать ответ на вопрос: как нарушены закономерности строения (протекания) самих психических процессов и свойств личности при той или иной патологии?» (В. П. Критская, Т. К. Мелешко, Ю. Ф. Поляков, 1991, стр. 7). В 1977-м году Поляков с сотрудниками провёл исследование взаимосвязи патологии избирательности познавательной деятельности с конституционально-типологическими особенностями личности больных шизофренией и их родственников. Было обнаружено, что актуализация латентных признаков часто встречается у сте-ничных и гипертимных индивидов и редко у дефицитарных личностей, характеризуемых пассивностью, эмоциональной бедностью, слабостью побуждений, аутизмом (Ю. Ф. Поляков и др. 1977). Этот результат показал, что не все когнитивные дефициты обусловлены пассивностью личности, что избирательность и инициатива «я» не связаны друг с другом. В последующих исследованиях у больных шизофренией с выраженным дефектом были выявлены многочисленные дефицитарные нарушения когнитивной и коммуникативной сферы, которые рассматривались как механизмы негативной симптоматики: редукции энергетического потенциала, аутизма. Они объяснялись нарушениями мотивацио-ной сферы (В. П. Критская, Т. К. Мелешко, Ю. Ф. Поляков, 1991). Но остались открытыми вопросы о пассивности личности; об её соотношении с дефицитарными нарушениями и продуктивной симптоматикой; специфичности дефицитарных нарушений психической активности при разных формах патологии и т.д.

В. В Лебединский (1985) выделяет как особый тип дизонто-генеза дефицитарное психическое развитие — задержки интеллектуального и эмоционального развития, связанные с первичной

недостаточностью отдельных систем: зрения, слуха, речи, опорно-двигательного аппарата. При этом проблемы личностных особенностей ребёнка и пассивности личности не разрабатывались в достаточной мере.

Основным предметом нейропсихологии являются такие дефицитарные нарушения психических функций как агнозии, амнезии, афазии, алексии, аграфии. Эти когнитивные дефициты объясняются нейропсихологами локальными поражениями отделов мозга, ответственных за восприятие, хранение и переработку информации. Дефицитарная патология в форме замедленности, ис-тощаемости психических процессов отмечается при поражении функционального блока, регулирующего тонус и бодрствование. Снижение способности формировать цели и организовать деятельность по их достижению, наблюдается при поражении третьего функционального блока — лобных долей мозга. Пассивность личности при локальных поражениях мозга, очевидно, обусловлена нарушением именно последнего отдела мозга. Однако ней-ропсихологи практически не употребляют понятия дефицитарные психические нарушения, пассивность личности, болезнь и не ставят вопрос об их соотношении. Не следует забывать, что дефицитарные нарушения психической деятельности отмечаются и у людей без поражений мозга.

Таки образом, налицо разрыв единой проблемы соотношения дефицитарных психических нарушений, пассивности личности и болезни. Психиатры исследуют в основном взаимосвязь дефицитарных нарушений с болезнью, психологи — с личностью или с биологическими факторами. В настоящей работе предпринята попытка проанализировать соотношение дефицитарных психических нарушений, личности и болезни, то есть преодолеть этот разрыв.

Актуальность и значимость данной работы определяется местом дефицитарных психических нарушений и пассивности личности в формировании и лечении болезней.

Дефицитные нарушения психической активности чаще всего встречаются при шизофрении, депрессии и наркологических заболеваниях.

У больных шизофренией процесс — повторяющиеся продуктивные симптомы (например, бред и галлюцинации) — приводит к дефекту, проявляющемуся в замедленности познавательных и психомоторных процессов, снижении и обеднении эмоциональной сферы, бедности побуждений. Однако негативные изменения могут стать основным содержанием ряда самостоятельных форм шизофрении или предшествовать этому заболеванию.

Депрессии также характеризуются снижением психической активности: » 1) подавленным настроением (депрессивный аффект), 2) заторможенностью мыслительных процессов (интеллектуальное торможение), 3) психомоторным и речевым торможением» (Справочник по психиатрии 1985, с. 101). Эти дефицитные нарушения при депрессии, в отличие от шизофрении, носят временный, а не устойчивый характер. Психологи установили, что особую роль в формировании депрессии играет «выученная беспомощность» — пассивность, возникающая вследствие влияния предшествующего неприятного и неподконтрольного опыта у индивидов с интернальной, глобальной и стабильной атрибуцией неуспеха (М.Е. Seligman, 1978, цит. по X. Хекхау-зен, 1986). В. С. Ротенберг (1991) одним из факторов депрессии и невротической тревоги считает отказ от поисковой активности: планирования, мысленного проигрывания ситуации, что компенсаторно повышает потребность в быстром сне.

Разнообразные дефицитные нарушения психической активности отмечаются при алкоголизме и наркомании: резкое падение целенаправленной активности в социально-значимой деятельности, безразличие к ней, когнитивные дефициты, эмоциональное обеднение, алекситимия. Эти нарушения могут быть следствием длительной интоксикации психоактивными веществами, но в ряде случаев предшествуют заболеванию, определяют характер его течения. Особое внимание исследователи обращают на снижение эмоциональной активности. Так, Е. Джелинек считает потребление спиртных напитков одним из способов снятия напряжения, канализации чувств беспокойства и страха, связанных с подавлением сексуальных и агрессивных желания вследствие социальных запретов. К злоупотреблению алкоголем склонны люди, неспособные проявлять страх и справляться с тревогой социально-приемлемым путем (цит. по: Ю. П. Лисицын, П. И. Сидоров, 1990, с. 131). Согласно мнению других авторов, для алкоголиков, наркоманов и их дети характерна алекситимия — неспособность выражать словами чувства. Алекситимия носит неспецифичный характер, часто предшествует наркомании и алкоголизму. Она обусловлена дефектами родительско-детских отношений. Неспособность выразить свои чувства, считается фактором формирования и других болезней — например, психосоматических язв, астм. Поэтому большинство психотерапевтов предлагает раскрепоститься, свободно и активно выражать свои переживания. Создатель биоэнергетики А. Лоуэн (ученик В. Райха) считал необходимым для большей жизнеспособности дать энергетическому заряду пройти через свое тело (Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике, 1992).

Э. Шостром (1992) даже одну из глав своей книги «Анти-Карнеги или человек-манипулятор» назвал «Плачьте, это полезно».

Но не только дефицитарные нарушения психики и пассивность личности являются причинами заболеваний. Гиперактивность личности и повышение уровня психических процессов также, по мнению многих современных исследователей, является одним из главных факторов формирования болезней

Высокий уровень выражения эмоций, особенно отрицательных в семейном общении, может быть одним из факторов патологии: более частых приступов шизофрении, более интенсивного потребления алкоголя, а также повышения глюкозы в крови, что в ряде случаев приводит к диабету (R. Oblich, 1983, В. А. Орлова и др., 1993, Н. W. Koenigsberg, 1992).

Сердечными заболеваниями чаще всего страдают гиперактивные личности типа «А». Его составляют три компонента: устремлённость к успеху, конкурентность, жёсткий агрессивный образ действий, желание делать всё в убыстренном темпе, высокая работоспособность (М. Аргайл, 1990).

В детском возрасте как самостоятельное заболевание психиатры выделяют синдром «гиперкинетических расстройств», характеризующийся «сочетанием чрезмерно активного, слабо модулируемого поведения с выраженной невнимательностью и отсутствием упорства при выполнении задач; тем, что эти поведенческие характеристики, проявляются во всех ситуациях и обнаруживают постоянство во времени. Считается, что конституциональные нарушения играют решающую роль в генезе этих расстройств» (Международная классификация болезней, 1994, стр. 257).

В настоящее время повышенная активность больше не рас сматривается исключительно как признак нормы, а пониженная -патологии. Возникло более сложное, дифференцированное представление о взаимосвязи пассивности-активности с болезнью-здоровьем. Во-первых, духовные практики йоги, Дао, квиетизма показали положительные стороны пассивности. Во-вторых, ряд исследователей рассматривает активность-пассивность в качестве основания выделения разных типов патологии. Так, по мнению психоаналитика 3. Брэди, пассивность-активность в общении является основой пассивного-активного гомосексуализма (J. Brody, 1964). В основе выделения садизма — мазохизма также лежит активность-пассивность. Садисты более активны, так как направляют агрессию на других людей, мазохисты являются лишь пассивным объектом чужой агрессии. Умственно отсталые, вялые, безынициативные, беспомощные и внушаемые индивиды с лишней Х-хромосомой (болезнь Клайнфсльтера) характеризуются пассивной антисоциальностью и легко становятся пособниками преступников. Гиперактивные, агрессивные, импульсивные личности с лишней У-хромосомой отличаются активной антисоциальностью. Они склонны к самостоятельному совершению разнообразных преступлений: убийству, воровству, поджогу (цит. по: В. П. Эфроимсон, 1995, с. 185-188). В современной поведенческой психотерапии все психические нарушения классифицируют на «дефицитарные» и «чрезмерные». Основатель психотехники и современной патопсихологии Г. Мюнстерберг в 1912-м году в статье «Психология и патология» писал: «Поскольку, согласно современным представлениям, болезненным считается изменение, которое в конце концов означает снижение или повышение психических процессов, то оно может быть поучительным для понимания нормального» (G. Munsterberg, 1912, s. 56, цит. по: R. Н. Е. Bastine, 1984).

Пассивность-активность личности имеет также большое значение для успешности лечения. Пассивная личность, как правило, менее активно и успешно лечится. Часто результаты многих хирургических операций (например, пересадки яичек у евнухоидов для восстановления половой функции) бывают неудачными из-за преморбидно низкого уровня психической активности. Болезнь является травматическим стрессом, преодоление которого зависит от степени активности. Так, 3. Кобасса в зависимости от способности к преодолению стресса выделяет два типа личности: первый «крепкий орешек» — отличается силой, принимает обязательства по выполнению намерений, контролирует и бросает вызов стрессовой ситуации; второй «слабый, несовладающий» характеризуется низким уровнем мотивации достижения, самооценки, уверенности (цит. по: Л. И. Анцыферова, 1994). Естественно последний тип людей менее успешно лечится. Американские исследователи установили, что: «Некоторые болезни ассоциируются с чувством беспомощности и уменьшением возможности выбора. Отсюда быстрое истощение и смерть в концетрационных лагерях, домах для престарелых и среди хронических больных. Пациентам, которых обучили верить в свою возможность контролировать стресс, требуется меньше болеутоляющих и седативных средств, а медперсонал считает их менее тревожными (Langer & others, 1975, цит. по Д. Майерс, 1997, с. 76)

Снижение психической активности затрудняетт психотерапии больных неврозом. Так, Фрейд выделял несколько форм пассивности, препятствующих лечению: во-первых, сильнейшее сопротивление в форме задержки — временной остановки внутреннего потока психической активности; во-вторых, более слабое сопротивление — умалчивание о своих мыслях и чувствах, то есть

временную задержку внешнего проявления внутреннего потока психической активности (3. Фрейд, 1923).

Психоаналитики обнаружили, что наиболее резистентны к терапии пассивные личности, избегающие успеха. Согласно мнению психоаналитиков Д. Сандлера, К. Дэра, А. Холдэра (1993), у них может возникнуть негативная терапевтическая реакция. Избегание успеха в лечении — частное проявление общего избегания успеха у мазохистических личностей с повышенным чувством вины. Пассивность личности в процессе лечения, особенно психических заболеваний, часто является защитной реакцией. Психоаналитик P.P. Гринсон считает ригидность и отсутствие эмоциональных реакций на эмоциогенные ситуации одним из способов защиты пациентом своего внутреннего мира от психотерапевта (R. R. Creenson, 1986, р. 61-65).

Читайте так же:  Лист самооценки педагога в доу

Из-за пассивности многих пациентов техника психоанализа претерпела ряд модификаций. Её дополнили активирующими приёмами. Одним из новаторов психоанализа стал Ференци с его «активной техникой». Ференци считал, что активным в психоанализе должен быть не только психотерапевт, но и пациент. Ещё Фрейд полагал: «Что для излечения необходимо, чтобы больной сам активно участвовал в раскрытии того, что от него скрыто и сам убедился в том, что это именно так» (3. Фрейд, 1923, стр. 9). Кроме того, Фрейд считал необходимым усилить активность аналитика: «Развитие нашей терапии пойдет, вероятно, по другому пути. Скорее всего, по тому, который Ferenzi давно наметил в своей работе «О технических трудностях анализа одной истории» (Zeitschrift Psa. 1918) и назвал «активностью» аналитика» (3. Фрейд, 1923, стр 127). Ференци потребовал от больного определенных активных действий. В одном случае пациент должен был играть на фортепьяно и петь в сопровождении оркестра, в другом

сочинял стихи, демонстрирующий сильный маскулинный комплекс. Но позднее Ференци стал использовать и прямо противоположную тактику пассивности. Он писал: «С тех пор я получил представление о том, что иногда полезно рекомендовать релаксационное упражнение, чтобы человек смог преодолеть психическое напряжение и сопротивление, возникающее в ходе ассоциирования» (А. Лоуэн, 1996, стр.17). Он отметил, что «технику пассивного ассоциирования, которое начинается с поверхностных слоев психики и постепенно выводит в предсознательное материал бессознательного можно назвать «анализом сверху» в противоположность «активному» методу, представляющему анализ «снизу». В настоящее время считается, что соотношение устной активности клиента и аналитика должно быть равно 4:1 или 5:1 (X. Томэ, X. Кехёле, 1996, стр. 414).

Пассивность-активность играют также важную роль в реабилитации больных после курса лечения, именно она определяет во многом успешный возврат к трудовой деятельности, восстановление социальных контактов.

Следует отметить, что не только пассивность, но и гиперактивность может иметь негативные последствия в курсе лечения и после него, такие лица с трудом часто переносят монотонный режим больницы, связанный с большим числом ограничений, часто его нарушают, после лечения ведут слишком активный, не щадящий образ жизни, который может привести к рецидиву заболевания.

Проведенный краткий анализ взаимосвязи различных аспектов болезни и психической активности-пассивности позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, знание активности личности необходимо для понимания механизмов формирования разнообразных болезней,

Во-вторых, пассивность и гиперактивность личности являются двумя полюсами, имеющими различное значение для заболевания, поэтому они могут изучаться раздельно.

В-третьих, наибольшую роль для разных форм патологии играют целенаправленная (рациональная) и эмоциональная форма активности.

Психическая активность — это имматериальные изменения, характеризующиеся разной степенью осознанности и произвольности, субъектом или участником которых является «я».

Имматериальность психической активности означает то, что она носит временной, а не пространственный характер, не состоит из атомов, не является следствием их колебаний, не характеризуется объемом, формой или величиной.

Сознание — способность «я» дать себе отчёт о психической активности, её содержании и результатах.

Произвольность — способность «я» управлять течением психической активности.

В психической активности выделяется два основных элемента — целевые (рациональные) и эмоциональные процессы (акты) и, соответственно две её основные формы — целенаправленная и эмоциональная.

Целенаправленная активность — процессы выбора и достижения цели. Цель — представление о результате будущей деятельности, которое в конкретных условиях выступает как задача для индивида. Целенаправленная активность включает в себя два акта — целеполагание и целедостижение. Целеполагание — субъективное выделение цели Целедостижение — совокупность процессов, на правленных на достижение искомого результата. Целенаправленная активность — это рациональная активность, связанная с обдумыванием наиболее оптимальных целей и целесообразных способов достижения.

Эмоциональная активность — процессы восприятия эмоциогенных стимулов, субъективного переживания и их внешнего выражения, характеризующиеся приятным неприятным тоном и определенной модальностью (радость, страх, гнев, печаль). Эмоциональная активность включает в себя три акта. Первый: импрессия — восприятие, оценка, осознание эмоциогенных стимулов (объективный мир для меня). Второй: чувство — субъективное переживание. Третий: экспрессия — вербальное и невербальное выражение наших переживаний.

Выраженность психической активности определяется на основе её динамических свойств: скорости, интенсивности, длительности, гибкости, подвижности и др. К важным свойствам, определяющим уровень целенаправленной активности, также относятся спонтанность (инициатива при выборе и достижении цели) и способность производить волевое усилие для преодоления препятствий. Свойства психической активности являются важными индивидуально-типологическими характеристиками, на основе которых судят об активности-пассивности личности.

Эмоциональная и целенаправленная формы активности были выбраны предметом исследования, потому что они прежде всего, нарушаются при патологии аффективной сферы и влечений; и создают критериальную основу для дифференциации нормы и патологии (целесообразность и целенаправленность поведения, субъективные жалобы на плохое эмоциональное самочувствие). Однако такой подход к структуре психической активности

не исключает выделение других форм активности, например интеллектуальной и коммуникативной, а оставляет их в данной работе на заднем плане.

Основным предметом исследования стали дефицитарные нарушения психической активности — недостаточность, снижение целенаправленной и эмоциональной активности.

Цель и задачи работы

Целями работы стали экспериментальное исследование дефицитарных нарушений психической активности, их описание и систематизация, раскрытие механизмов и факторов этих нарушений, анализ их роли в формировании шизофрении, депрессии и наркомании.

Основной целью работы стали психологическая квалификация и раскрытие механизмов дефицитарных нарушений психики при разных нозологиях.

1. Выделение и описание основных моделей психической активности и её патологии в общей и клинической психологии.

2. Разработка оригинальной модели психической активности «я».

3. Теоретический анализ структуры целенаправленной и эмоциональной активности.

4. Операционализация основных понятий.

5. Исследование дефицитарных нарушений психической активности у больных шизофренией, депрессией, наркоманией.

6. Анализ проблемы специфичности нарушений целенаправленной и эмоциональной активности при различных формах патологии.

7. Изучение факторов, влияющих на выраженность дефицита психической активности.

8. Исследование влияния дефицитарных нарушений эмоциональной активности на формирование зависимости от психоактивных веществ.

9. Анализ основных дефицитарных расстройств психической активности как проявлений нарушений адаптивной, защитной, интегративной функций «я».

Методы исследования и группы испытуемых Для решения поставленных задач был разработан комплекс из 33 методик: экспериментальных, вопросников, проективных. Часть из них была оригинальными разработками автора, часть -модицификации уже известных методик. Этим комплексом было обследовано 1200 испытуемых: 340 больных шизофренией с разной степенью выраженности дефекта, 370 больных зависимостью от наркотиков, токсических веществ, алкоголя (взрослых и подростков), 30 больных депрессией в рамках МДП, 30 больных с травмами опорно-двигательного аппарата, 30 подростков группы повышенного риска формирования наркомании, 400 здоровых испытуемых.

Основным методом исследования был психологический эксперимент с количественной оценкой выраженности активности. Следует отметить, что в ряде случаев пассивность является не только проявлением устойчивой черты личности, но и следствием ситуаций изоляции, депривации, монотонии. И активный, веселый человек может длительно испытывать болезненное чувство скуки в стандартных обыденных ситуациях, что совсем не является признаком его апатичности. Без специальных психологический методик с количественными показателями крайне трудно решить

вопрос — является ли это чувство скуки, пресыщения признаком апатичности, или следствием монотонной ситуации. Без количественной оценки невозможно оценить уровень эмоциональной и целенаправленной активности и решить проблемы специфичности-неспецифичности, соотношения преморбидно и процессуально обусловленных изменений активности. Последняя из них имеет особую важность. Если, например, пассивность является главным образом следствием потребления алкоголя и наркотиков, то основной акцент в наркологии должен быть сделан на борьбе со злоупотреблениями психоактивными веществами. Если же, наоборот, пассивность предшествует и обуславливает частоту алкоголизации и наркотизации, то акцент должен быть перенесен с борьбы с алкоголем и наркотиками на коррекцию преморбидной пассивности, выявление лиц группы риска с дефицитарными нарушениями психической активности. И только экспериментальная психология с количественными методами оценки может решить эту проблему.

Объектом исследования стали больные шизофренией, депрессией, наркоманией (взрослые и подростки). Эти группы больных наиболее характеризуются дефицитарными нарушениями психики. При этом большинство исследований было проведено на больных шизофренией с разной степенью выраженности дефекта и больных опийной и эфедроновой наркоманией. Традицию сравнения этих двух групп заложил один из основоположников современной патопсихологии и психиатрии Эмиль Крепелин. Он изучал влияние наркотиков на течение психических процессов, для того чтобы установить параллельность психических нарушений при психозах и интоксикации психоактивными веществами (R. Н. Е. Bastine, 1984). Другой современный виднейший немецкий психопатолог К. Ясперс (1997) сравнивал бред и галлю цинации у больных психозами с действием галлюциногена меска-лина и пытался найти общие механизмы и проявления душевных нарушений. Очевидно, что такое сравнение может быть продуктивным не только при сравнении продуктивной, но и негативной симптоматики, характеризующейся психическим дефицитами. Так, ещё Майер-Гросс вв экспериментах с мескалином отмечал в обратной фазе действия галлюциногена «бедность впечатлений, холод, пустоту, однообразие» (Э. Кречмер, 1998, с. 41) Новизна и значимость исследования

Разработана структурная энергетическая патопсихология, состоящая из трёх частей — учении о психической активности, представлений о дефицитарных нарушениях психики при различных заболеваниях, теории активности — пассивности личности.

В работе проведено систематическое психологическое изучение таких психических расстройств, как адинамия, аспонтан-ность, абулия, апатия, ангедония, алекситимия. Поскольку полная утрата психической активности не встречается, целесобразнее их называть гипо или дефицитарными нарушениями психики. В диссертации предложен «дефицитарный» анализ, при котором главным является вскрытие психических дефицитов, стоящих за обострением влечения к психоактивным веществам, депрессией, бредом, галлюцинациями, внешней гиперактивностью, жестоким обращением с окружающими.

В диссертации впервые выделены и описаны интроспективные, волевые, гуманистические, энергетические, биологические, дифференциально-психологические модели психической активности. В ходе аналитико-исторического обзора проанализированы разные стороны психической активности и её дефицитарных нарушений и обоснована необходимость выделения двух её основ ных форм: целенаправленной и эмоциональной.

Предложена оригинальная модель психической активности «я».

На основе теоретического анализа структуры эмоциональной и целенаправленной активности разработан оригинальный комплекс методик для их исследования и выявлен ряд новых де-фицитарных нарушений психической активности при различных заболеваниях, установлены факторы, влияющие на них, раскрыты их психологические механизмы.

При исследовании психической активности автором в течение 20 лет был получен ряд новых результатов.

К ним относятся: закономерности динамики уровня притязаний, данные о его защитной и активирующей функциях в норме и патологии.

Был получен также ряд результатов, характеризующих де-фицитарные нарушения интенционального аспекта целедостиже-ния у больных шизофренией и наркоманией. Проанализированы факторы, обуславливающие их выраженность.

При исследованиях эмоциональной и целенаправленной активности на моделях серийного успеха-неуспеха, аккордов консонанс-диссонанс, восприятия эмоций по невербальной экспрессии были было показано, что при шизофрении психическая активность нарушается преимущественно в положительных эмоцио-генных ситуациях, а при депрессиях — в отрицательных.

Впервые при исследовании эмоциональной активности у больных зависимостью операционализированы и систематически изучены все её три компонента: импрессивный, субъективный и экспрессивный. Получены новые данные о дефиците восприятия эмоций по невербальной экспрессии, изменения направленности и

дефиците переживания положительных эмоций, нивелировке половых различий в эмоциональной сфере. Проанализированы факторы, влияющие на эти нарушения и их роль в формировании зависимости от психоактивных веществ. Предложено и операцио-нализировано понятие эмоционального общения, включающее те же три компонента — восприятия, переживания и выражения эмоций в интеракции. Показано значение дефицитарных нарушений эмоционального общения родителей и детей (дефицитов восприятия эмоций и контроля за ними) для формирования зависимости в подростковом возрасте.

Установлено, что дефицитарные нарушения психической активности являются важнейшей прогностической характеристикой неблагоприятного развития заболевания, что они присущи родственникам больных и подросткам группы риска заболевания наркоманией.

Полученные данные смогли помочь по-новому, взглянуть на проблему соотношения дефицита психической активности, пассивности личности и болезни

В исследовании предложена новая интерпретация дефицитарных нарушений психической активности как признаков нарушения функций «я»: адаптивной, защитной, интегративной.

Анализ дефицитарных нарушений психической активности как проявлений расстройств функций «я» привёл к выводу, что пассивность личности — индивидуально-типологическая черта «я», проявляющаяся в снижении адаптивной и интегративной и усилении защитной его функций. Основными характеристиками пассивности личности являются дефициты целеполагания и целе-достижения; восприятия, переживания и выражения эмоций: дефицит целеполагающей и целедостигающей интенции, дефицит субъективного переживания эмоций, дефицит восприятия эмоций

у другого человека по невербальной экспрессии.

На вопрос о том:» Как соотносятся дефицитарные психические нарушения, личность и болезнь?» в диссертации дается ответ: «Дефицитарные нарушения психической активности являются признаком и следствием нарушения функций «я» и, при определённых условиях, причиной продуктивной симптоматики при шизофрении, депрессии и наркомании».

1. Методики и результаты исследований используются в психиатрической и наркологической клинике для решения медицинских задач: психодиагностики, психотерапии, консультирования, выявлении групп риска заболевания наркоманией

2. Монография «Дефицит психической активности: пассивность личности и болезнь» (1996) используется при преподавании студентам клинической психологии.

3. На основе теории психической активности «я» разработана программа профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди подростков.

Апробация диссертационного материала Материал диссертации докладывался на 6-м и 7-м Всесоюзных съездах психологов (1983, 1989), 8-м Всесоюзном съезде невропатологов, психиатров и наркологов (1988), 6-м Всероссийском съезде психиатров (1989), Всесоюзной научно-практической конференции «Психология — практике, обучения и воспитания» (Москва, 1988), Республиканском совещании наркологов (Ашхабад, 1989), Межобластной, научно-практической конференции «Психология, клиника и профилактика отклоняющегося поведения у детей и подростков» (Чернигов, 1991), 22-м международном психологическом конгрессе (Брюссель, 1992), 5-ой и 6-ой

Европейских конференциях по жестокому обращению с детьми (Осло, 1995, Барселона, 1997), конференции «Дети России: насилие и защита» (Москва, 1997).

Публикации результатов исследования

Основные положения диссертации отражены в 39 публикациях. В 1995-м году они были обобщены в монографии «Дефицит психической активности: пассивность личности и болезнь», которая получила грант Российского Гуманитарного научного Фонда №96-03-16068. Она была опубликована в 1996-м году. Положения, выносимые на защиту

На защиту выносится оригинальный подход к исследованию психической активности: теоретическая модель психической активности «я», операционализация её основных понятий, оригинальные методики исследования, совокупность новых результатов, полученных с их помощью, психологические механизмы де-фицитарных нарушений, интерпретация их как проявлений нарушений функций «я».

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения (обсуждения результатов), выводов, списка литературы. Библиография включает 382 источника, из них 145 — на иностранном языке. Текст диссертации изложен на 415 страницах и содержит 53 таблицы.