Меню

Марокко отношение к женщине

О женщинах Марокко

Ислам отводит женщине очень скромное место в обществе. Специально закрепленных за ними прав мусульманские женщины не имели. Исключением следует считать лишь традицию почтительного отношения к матери, и только потому, что об этом сказано в главной книге мусульман – Коране. Ситуация стала меняться после обретения марокканцами независимости. Статус женщины впервые был как-то определен после появления специального документа – Кодекса личного статуса, называемого Мудаван. Впервые было сформулировано положение об идеальной мусульманской семье, во главе которой обязательно стоял мужчина. Женщина могла вступить в брак не иначе, как с разрешения отца или опекуна, причем, ее согласия не требовалось вовсе. Это привело к тому, что в восьмидесятых годах XX века начались активные выступления женщин Марокко за изменение своего положения в обществе. По примеру других стран были созданы женские организации, активно включившиеся в эту работу, и результат не заставил себя долго ждать. Сейчас женщины получили доступ к высшему образованию, и теперь до 20% преподавателей университетов – женщины. Им также принадлежит видное место в медицине, обучении детей, других областях. Сегодня женщины Марокко представлены и в законодательных органах страны.

С именем короля Мухаммеда VI связывают новую редакцию Кодекса Мудаван, появившуюся на свет относительно недавно. Теперь до 18 лет увеличен возраст, с которого девушка может вступать в брак. Прежний возраст составлял всего 15 лет. Не требуется больше обязательного согласия отца для вступления в брак, а замужние женщины получили право сами инициировать развод, если в этом была необходимость. Ребенок, родившийся от иностранца, теперь получал все права марокканского подданного, в то время как прежде он не мог на это рассчитывать. Заслугой короля считают и повсеместное развитие женского образования, и совместное обучение детей в школах. Вместе с тем, осталось незыблемым одно из важных положений Корана – разрешение правоверному мужчине иметь до 4 жен. Это положение было оправдано в древние времена, когда множество мужчин гибло в кровопролитных войнах. Сегодня оно утратило свое былое значение. Более того, — далеко не все из сегодняшних марокканских мужчин готовы содержать даже двух жен. Это сейчас довольно накладно по экономическим соображениям. Кроме того, ввести в дом вторую жену мужчина может только с письменного согласия первой, а для заключения брака в этом случае необходимо специальное судебное решение. Свою роль сыграли и древние традиции берберов, в основном сохранивших моногамию даже после принятия ими Ислама.

История украинки, которая приняла ислам и переехала в Марокко

Я родилась в Киеве 25 лет назад. Чтобы чем-то меня занять в подростковом возрасте и уменьшить количество бесполезного времяпрепровождения во дворе, мама отдала меня на курсы английского, там у меня появилась любовь к иностранным языкам. Ближе к окончанию школы я уже твердо знала, что поступать буду в лингвистический университет. За это время я окончила курсы английского, год попробовала себя в испанском языке, а любовь ко всему восточному подтолкнула меня к идее подавать документы и на факультет турецкого языка (просто потому что там латиница; к арабскому я относилась с пренебрежением и, когда родители предлагали его учить, фыркала: «Сами учите эти каляки»).

Поступила я в Киевский национальный лингвистический университет на испанскую филологию. На первых курсах я между тем с ностальгией вспоминала Турцию и Египет, куда мы ездили отдыхать. Там я впервые услышала азан, увидела покрытых с ног до головы мусульманок. По моей юношеской наивности я была уверена, что все мусульмане выглядят как те, которых мы видим в курортной зоне. Так было до поездки в ОАЭ, где я увидела ислам совсем с другой стороны. «Угнетенные мусульманские женщины» больше не казались мне угнетенными, напротив, они с такой гордостью носили свои хиджабы, что мне они показались очень счастливыми, а любые сообщения украинских и российских СМИ о незавидной женской роли в исламе — враньем. Мой энтузиазм и интерес долго ограничивался парой групп «ВКонтакте», где я ежедневно читала простые и интересные факты о мусульманских странах и исламе.

Однажды в группе опубликовали пост о благе тому, кто прочтет суру Аль-Каф («Пещера») в этот день (была пятница). Мое любопытство заставило меня взять в руки экземпляр Корана и прочесть ее. Дома у нас были и Библия, и Коран, потому что моя мама читала их для сравнения. Так я ради интереса начала читать Коран. Я мечтала сходить в мечеть, у нас она в Киеве есть, но у меня не было компании, а сама я туда идти боялась. Время шло, и я поняла, что это все действительно мое, я хочу принять ислам. Я перерыла интернет в поисках того, что для этого надо, и поняла, что даже одного намерения достаточно (ведь откуда мне было взять свидетелей-мусульман, если среди моих друзей таковых не было?). На свой день рождения я прочла шахаду. Этот день стал для меня особенным: 19 апреля 2013 года. Я родилась заново. Конечно, покрыться мне не хватало смелости, поэтому о хиджабе как об основополагающей части моей веры я не думала. В августе того же года в фейсбуке я познакомилась со своим будущим мужем, из приличия ответив на его вопрос, действительно ли я мусульманка. Одно сообщение за другим, и мы стали общаться. Будущий муж стал для меня первым учителем по исламу, терпеливо отвечал на все мои вопросы. Потом, собравшись с мыслями, я решила пойти в мечеть. Спасибо моим родителям, что поддержали меня в этот момент и поехали со мной. Для меня это было очень важно. Там я стала ходить на занятия по основам религии (мухтасар) и начала учить арабский алфавит. Теперь он мне уже нравился.

Поскольку мой новый «знакомый» оказался из Марокко, я мигом вспомнила о сериале «Клон» — часть сюжета разворачивается именно в этой стране, если вы помните. Я стала смотреть его, чтобы понять быт и культуру. У меня как у новообращенной мусульманки некоторые моменты не укладывались в голове: Жади с покрытыми волосами и голыми плечами совсем не была похожа на мусульманку, каковой она должна была быть. На все подобные размышления мой будущий супруг находил очень логические доводы, объяснения и факты. Мы решили пожениться, когда он приедет ко мне в Киев. Я сделала приглашение, он купил билеты, забронировал отель около моего дома. Ровно через 7 месяцев со дня знакомства он сошел с трапа самолета на украинскую землю. Через 2 дня мы прочитали никах в мечети. Помню удивленную улыбку нашего фотографа, которая искренне не понимала, почему мы не могли взять друг друга за руку до заключения брака. Две недели он пробыл в Украине, а потом снова вернулся в Марокко. Пока муж был в Киеве, мы подали документы на визу в Марокко на лето.

Переезд самым сложным оказался для моих родителей: я единственный ребенок в семье и собралась жить за тридевять земель. Страна мне показалась колоритной, интересной, все такие приветливые, улыбчивые. Только потом я узнала, что, если человек здесь улыбается вам при встрече, это не значит, что он продолжит быть доброжелательным к вам, когда вы отворачиваетесь.

Но эти нюансы менталитета и воспитания стали мне понятными не сразу. Встретили нас хорошо. Первый шок случился на свадьбе: нам практически ничего не подарили. Было больше сотни гостей, а из подарков два набора посуды, три набора стаканов (у нас они в супермаркете по три доллара), рамка для фото и два одеяла. За первым шоком сразу же был второй: подарки вручались родителям мужа. Они же их все и распечатали, отчитавшись лишь с утра: «Вот смотрите — это вам подарили и это». Дарили ли деньги, я никогда не узнаю. Знаю лишь, что некоторые суммы дарили специально для свадьбы: чтобы сделать ее помпезной. Здесь, кстати, отношение к свадьбам, мягко скажем, особенное: такой показухи я не видела нигде. Последнюю копейку отдадут, могут кредиты брать и сидеть на молоке и яйцах, но свадьбу отгуляют со сменой пяти кафтанов для невесты (чем больше раз меняют одежду, тем выше статус у пары).

Мы свадьбу гуляли в доме двоюродного брата свекрови. Его жена училась на Украине в медицинском, поэтому была рада такому знакомству. Мужчины сидели отдельно от женщин. Женщины находились в салоне (салон, кстати, центр любого марокканского дома), там был установлен трон жениха и невесты: для меня и для супруга, естественно. Мужчины праздновали в саду. Сделано это для удобства женщин: они могут снять хиджаб и вдоволь потанцевать. Повара готовили еду, официанты разносили. Жених и невеста всю гулянку должны сидеть на троне, есть нельзя. Невесту только забирают переодевать. У меня было два платья: пакистанский кафтан я привезла из Киева, а марокканскую национальную такшиту мне сшила свекровь. Она портниха и шьет только традиционную одежду. Только когда меня забрали переодеваться, в комнате я могла что-то съесть. Потом кортеж с молодоженами везет их в новый дом, все едут следом и сигналят, а на следующий день продолжают праздновать.

Мои мама с папой совершенно не были против брака, поддерживали меня, страшило их только расстояние. Родители мужа отнеслись к нашему браку благосклонно. Муж еще с подросткового возраста говорил, что на местной не женится. Ему не нравится марокканский менталитет, и теперь я понимаю почему.

Марокканские женщины в большинстве своем алчные и корыстные. Деньги и золото — это все, что их волнует. Преданность вере марокканок тоже вызывает сомнения, впрочем, как и всех этнических мусульманок. Дело в том, что женщина может носить хиджаб всю жизнь и так и не узнать, зачем она это делает. Просто такая дань традиции или потому что в семье так делают. Торчащие волосы из-под платка или платок с джинсами в обтяжку — грустная норма. Мусульманки лицемерны в религии и многое делают напоказ, не имея благих намерений. Конечно, бывают и другие истории, но сейчас такое отношение женщин к исламу и материальным ценностям можно наблюдать регулярно.

После свадьбы мы сменили два жилья. Первые две квартиры были в традиционных домах, обычно в них четыре-пять этажей. В первой мы жили на последнем, четвертом, этаже, под террасой. Летом была невыносимая жара, потому что терраса нагревалась, а зимой — дикий холод. Я сидела дома в двух шерстяных свитерах и двух штанах, поверх которых накидывала домашний халат, и все равно было холодно. На улицу можно было выйти погреться, но так как мы жили на четвертом этаже (в Марокко счет идет не с первого этажа, потому что там обычно гаражи и помещения, которые сдают под магазины), потолки были высокими, а я — беременной, мне не хотелось слишком часто спускаться и подниматься. Пожили мы там полгода и переехали на соседнюю улицу, там уже жили на втором этаже. Было теплее и намного удобнее. Пять месяцев назад мы переехали в жилой комплекс. В Марокко их все больше и больше. Многие марокканцы всю жизнь жилье снимают, а не покупают. Цена аренды зависит от места: в Касабланке можно снять квартиру на периферии в старом доме долларов за 350, а в Танжере такие же апартаменты в центре обойдутся в 120. Малюсенькое экономжилье в Марокко стоит от 25 тысяч долларов, а удобные и большие квартиры — от 70.

Читайте так же:  Влюблённый мужчина козерог какой он

У марокканского быта много общих мест с бытом украинским, но, с другой стороны, многие вещи здесь воспринимаются по-другому. Например, жаловаться на здравоохранение не придется, если найти хорошего врача: по везению или через знакомых. Всю беременность я наблюдалась у русской женщины, которая тоже жила в Тетуане. Врач она от Бога, и я рада, что мне посоветовала встретиться с ней моя подруга (она тоже русская).

Рожала я уже у марокканки, по совету нашего врача, и осталась довольна ее отношением. Роддомов здесь как таковых нет, в клиниках есть родильные залы, из которых выписывают на следующий день. Так что надо быть бодрой!

Разницы в жилищных условиях между Марокко и Украиной я сейчас не чувствую, потому что живу в обыкновенном ЖК. До самого большого в городе супермаркета — пять минут пешком; вокруг много магазинов одежды, мебели, спортивных товаров, а еще везде открыты кафе. В Марокко есть и мировые сети: Venezia Ice, Pizza Hut, McDonald’s. Несетевые заведения обычно маленькие: кофе и закуски и несколько столиков. Вокруг жилых комплексов всегда есть ларьки с фруктами, товарами для дома и самыми необходимыми продуктами, и все под носом. Мне здесь все очень нравится. Вообще, ощущение от жизни логичным образом зависит от уровня дохода и условий, которые вы можете себе позволить. Бывает по-разному.

Марокканская кухня, о которой в СНГ почти никто ничего не знает, очень классная, насыщенная и разнообразная. Почти сразу же, как я приехала, муж научил меня готовить традиционный бархатный суп — хариру — и сейчас говорит, что он у меня получается даже лучше, чем у его мамы. Маме он, конечно, в этом не признается, но она сама нахваливает украинскую невестку, когда ее спрашивают, умею ли я готовить (читай: не морю ли я мужа голодом). Марокканцы преданы своей национальной кухне, а ко всем остальным относятся с прохладой. Позже я научилась делать рыбный тажин и еще один северомарокканский суп — байсар. А вот кускус не осилила: муторно. На удивление всем, мой марокканец очень любит наши блюда, поэтому мне легче в этом плане. С удовольствием ест борщ, гречневый суп, сырники, перловку, ну а самое любимое блюдо у него — это гречневая каша с грибочками и куриной грудкой. У нас она по пятницам (гречка сместила традиционный пятничный кускус).

Города в Марокко разные, устройство во многом зависит от того, когда они строились, но в каждом обязательно есть медина (старая часть города). Там всегда самые классные базары. Там можно найти самые красивые и интересные вещицы, которых не будет ни в одном супермаркете. Когда я приехала в Марокко, я ожидала примерно такую картину: пустыня, по которой медленно идут берберские караваны верблюдов, касбы (крепости), небольшие древние городишки с мединами и узенькими улочками, но Марокко на самом деле намного более развитая и современная страна, а верблюды и узкие мощеные улицы — туристическая приманка, потому что это экзотично.

В Рабате и Касабланке, например, отличные трамвайные сети с прекрасным оснащением и красивыми вагонами. Автобусы есть в любом городе: заходишь через задние двери, платишь за проезд, потом выходишь через любые. Зайцев отлавливают контролеры. Если рядом будут сидеть двое мужчин, ни один не уступит место женщине — сидеть рядом с незнакомым мужчиной в Марокко не надо. Поэтому часто женщины стоят около своих мужей. Есть такси: маленькие ездят в пределах города, а покрупнее перевозят по шесть человек зараз, и тут уже расстояние варьируется. Вообще, без личного автомобиля в Марокко трудно, потому что нет такой системы общественного транспорта, которая была бы удобна для передвижения в любую часть поселения или района.

Городская и общественная жизнь идет своим чередом. Люди, например, любят чужих детей и всегда стараются залезть в коляску лицом, чтобы поцеловать незнакомого ребенка. Мне понятно, что это от доброжелательности, но как молодая мама я этому противлюсь по объективным причинам. С другой стороны, есть и позитивные моменты: если ребенок бежит, запинается и падает, все взрослые еще до того, как он все понял и начал плакать, начинают хлопать в ладоши и кричать: «Браво!» Это гениальная находка, на мой взгляд. У воспитания детей есть и минусы, конечно: мамы редко гуляют с малышами, в Марокко не так много рекреационных кружков и студий, поэтому часто после школы они просто болтаются на улицах. Если в семье их должным образом не воспитывали, то и поведение у них соответствующее. Семьи в Марокко в большинстве своем многодетные, и, к сожалению, мамы иногда совсем не уделяют своим ребятам внимания: любят трещать с подружками на улице, пока дитя ищет приключений.

Народных праздников в Марокко немного: все знают, что мусульманских вообще два, и именно их отмечают с наибольшей радостью. По окончании священного месяца Рамадан — Ид аль-Фитр и окончание паломничества — Ид аль-Адха (на родине более известный как Курбан-байрам). Остальное к религии не относится, хотя в Марокко и устраивают гулянья на Маулид ан-Наби — день рождения пророка Мухаммеда (очень современный «праздник», совсем недавно его начали отмечать) или день Ашура, в который были созданы небеса, земля и первый человек — пророк Адам. Отмечают Зеленый марш (когда марокканцы совершили массовый поход в Сахару), День независимости, День трона. День молодежи всегда отмечают вместе с днем рождения короля. Сменится король — сменится и дата для первого праздника. Короля любят и гордятся им. Он отстраивает страну. Российским и украинским властям можно только поучиться профессионализму местных управленцев, которые укладывают среди прочего качественные дороги и следят за развитием инфраструктуры. В забытых деревнях и то ровненький асфальт. Король заботится об историческом наследии страны, реставрирует античные постройки и храмы. Медицина и образование в Марокко на приличном уровне, правда, нужно платить. И чем больше платишь — тем лучше. Но так везде.

Официальных языков в Марокко два: берберский и арабский, французский — первый иностранный. Вывески часто делают на трех языках. Марокканцы говорят на дариже — местном диалекте арабского языка, и он довольно сложный. У него нет письменности, а устный язык учить сложнее. Русские девушки осваивают его по самодельным словарям-тетрадкам, находят какие-то решения для записи. Пока что я выкручиваюсь с английским, на дариже знаю только необходимые слова. Марокканцы — такие люди, что, если им очень надо, они и по-русски тебя быстренько поймут. С мужем мы общаемся по-английски, дарижа грубый, жесткий, он меня как-то ранит.

Я не жалею о переезде в Марокко и совершенно счастлива в этой стране. Марокканцы, как и все другие, бывают разными: и добрыми, и непонятными, природа Марокко разнообразна и прекрасна, у страны громадное культурное наследие и длинная, захватывающая история. Здесь много красивого: еды, обычаев, людей, архитектуры, и я не могу быть недовольна выбором, который сделала несколько лет назад.

Марокко без заморочек

Марокко – страна, освоенная российским туристом не так хорошо как, например, Турция, хотя по ценам и по уровню сервиса может составить достойную конкуренцию.

Если вам доведется перекинуться парой слов с берберским школьником, то он первым делом поинтересуется, где расположена Россия, из которой вы приехали, кто у вас король, и почему российская команда так плохо играет в футбол.

Вот разве что добираться туда немного дороже и дольше: Марокко – это королевство в северной Африке. Причем, самое настоящее, без дураков. Король здесь, может быть, даже более популярен, чем королева в Великобритании, его изображение (не на продажу!) можно найти почти в любой, даже завалящей лавочке.

А, кроме того, Марокко – страна мусульманская. Но без экстремизма. Европейцев здесь привечают уже давно. Недаром в Марокко прочно обосновались французские туристы: отдыхать в своей бывшей колонии считается у них правилом хорошего тона.

Если попробовать охарактеризовать Марокко одним словом, это будет «смесь». Причем смесь вещей совершенно неожиданных. Ну, каково увидеть, как по древним узким улочкам на приличной скорости, объезжая идущих, на мотороллерах едут несколько женщин в хиджабах?

Меж тем Марокко – действительно невероятный сплав традиционного восточного уклада с современностью: половина здешнего населения живет в исторических центрах, которые за несколько сотен лет никак не изменилась, разве что на крышах появились спутниковые тарелки. Часть населения живет в горах, куда блага цивилизации никак не добрались. И рядом с этой жизнью соседствуют фешенебельные отели, гольф-клубы и пляжи для туристов.

В Марокко можно выбирать образ жизни – можно не выходить из «цивилизованной зоны» и наслаждаться близостью к Канарским островам. А можно – поселиться в маленькой гостинице в центре города (цены во всех таких гостиницах смешные 7-10 долларов с человека) и попытаться проникнуть в местную жизнь.

Сами марокканцы – это тоже гремучая смесь различных национальностей. Основу составляют арабы и берберы (исконное доарабское население страны). И, по личным наблюдениям, они разительно отличаются друг от друга. В общении с арабом немедленно осознаешь себя чужаком. Да и все общение может являться только фоном процесса купли-продажи. Другое дела берберы – они на удивление приветливы, ненавязчиво-общительны и не замкнуты в собственном мире.

Если вам доведется перекинуться парой слов с берберским школьником, то он первым делом поинтересуется, где расположена Россия, из которой вы приехали, кто у вас король, и почему российская команда так плохо играет в футбол. Неплохо для ребенка?

Вообще на улицах Марокко люди склонны к спонтанному общению: предугадать, кто к вам подойдет и с какими целями – невозможно. Одни страдают от недостатка коммуникаций, другие – хотят вам продать вам гашиш, третьи показать город, четвертые – пожаловаться на то, как сложно найти работу. Пожалуй, от избыточного (но притом совершенно безобидного) внимания, будет страдать туристка, отправившаяся гулять в одиночестве.

Читайте так же:  Какие мужчины нравятся женщинам внешне

И, как можно догадаться, к вам никогда не подойдет женщина. Женщины в Марокко живут, согласно мусульманской традиции – не высовывая носа из хиджаба, закутанные с ног до головы. И что слегка разочаровывает – среди марокканок мало красивых. Исторически это легко объяснить: именно из Марокко в средние века чаще всего похищали симпатичных девушек, чтобы сделать из них танцовщиц. Фактически же большинство современных марокканок отличается внушительными габаритами.

И это неудивительно: очень уж вкусна и питательна марокканская кухня.

Что же можно попробовать в Марокко? Среди блюд национальной кухни нет ничего экзотического до несъедобности. Первым делом отведайте таджину. Классическая таджина – это разные сорта мяса и рыба, тушеные в специальной посуде конической формы. Впрочем, марокканцы допускают любые отступления от канона – в таджину могут попасть и овощи, и мясо с овощами, и просто рыба. Но в любом случае это вкусно. Второй претендент на пробу – это кус-кус. Это никакая не сладость, как думают многие, а вкуснейшая кашица из пшеницы, подающаяся с овощами, бараниной и иногда – с рыбой. Кстати, великолепно зажаривают рыбу на решетке на набережных всех курортных городов.

Сладостей избежать не удастся (некоторые даже жалуются, что возвращаются из Марокко поправившимися): большинство марокканских сладостей готовится из меда, орехов и муки. Притом, существует масса модификаций и вариантов приготовления пирожных. Типичный национальный напиток – мятный чай. Марокканцы пьют его везде, его же предлагают как в ресторанах, так и в сувенирных лавочках. Но главное – мятный чай сладкий, как можно пить его без сахара, жители Марокко не понимают.

Что посмотреть

Каждый крупный марокканский город имеет свой собственный оттенок. Это не метафора: все дома в Марракеше покрашены в теплый апельсиновый цвет, в Фесе – в песочный, с Эс-Сувейре – в белый. Такова дань традиции, предписывающей, чтобы богатые дома внешне ничем не отличались от бедных. И дело не в потенциальных ворах. «Араб бывает богатым только дома», – гласит поговорка. В мусульманской общине нет резких классовых границ: все ходят в одну баню, в одну школу, в одну мечеть – ту, которая ближе к дому. Свое богатство араб имеет право продемонстрировать только у себя дома – и оформляет внутренний дворик (риаду) в стиле «Тысячи и одной ночи»: разводит сад, устанавливает фонтан, клетки с певчими птицами, ковры. Но этого, скорее всего, вы никогда не увидите.

Зато Марокко повернется к вам лицом на рынке. Правила поведения на восточном базаре везде одинаковы: беречь кошелек от мимо проходящих воришек и безбожно торговаться, снижая цену хотя бы вполовину. Если вас угощают мятным чаем, усаживают на табуреточку, но в течение двадцати минут вы с продавцом не приходите к консенсусу – не надо чувствовать себя обязанным хоть что-нибудь купить. Гостеприимство, долгий торг и трепетное отношение к покупателю – это традиция.

Города имеют не только цветовую специфику. Фактически каждый марокканский город (за исключением, пожалуй, пыльной Касабланки) несет для туриста что-то особенное, недаром почти все из них называются себя столицей – или государственной, или древней берберской, или культурной, или экономической. Даже если вы собираетесь посвятить все свое время пляжному отдыху где-нибудь в районе Агалира или Эс-Сувейры, не обойдите своим вниманием Марракеш, лишенный выхода к морю. Это город-поэма.

Все дороги Марракеша рано или поздно приведут на центральную площадь Джема-эль-Фна, где некогда любила тусоваться европейская художественная богема. Сейчас там все больше банальных туристов, которых развлекают факиры и заклинатели змей, колоритнейшие водоносы, прорицатели и рассказчики легенд, женщины, наносящие татуировки хной. Центр площади заставлен навесами, под которыми по вашему заказу вам приготовят свежевыжатый апельсиновый сок, который вы будете поминать добрым словом в московских кофейнях. А ближе к вечеру на Джема-эль-фна начинается дым коромыслом: выносятся столы, за которыми для туристов готовятся блюда национальной кухни, жарятся шашлыки, зажигаются огни, играет музыка.

Передвигаться между городами можно на автобусах или на поезде. Вообще, любое столкновение с транспортной системой Марокко лишний раз подтверждает поговорку «Восток есть Восток». К спешке и расписанию здесь относятся свысока: несмотря на небольшие расстояния между городами, марокканские поезда идут раздражающе медленно, а автобусы, как правило, отправляются на полчаса позже, чем указано в расписании. Впрочем, и тот и другой вид транспорта вполне комфортабелен и оснащен кондиционерами.

Стоит переезд в поезде и автобусе примерно одинаково. Средняя стоимость дороги из города в город: 180 – 200 дирхем. Курс местной валюты: 1 доллар равен примерно 11 дирхемам. Несмотря на то, что национальный язык Марокко – арабский, все местное население говорит по-французски, а в местах скопления туристов – еще и по-английски.

Королевское счастье: выйти замуж в Марокко

Выйти замуж за иностранца и уехать в чужую страну — это приключение с непредсказуемым финалом. Особенно если это страна с экзотическим бытом и менталитетом. Например, мусульманская Африка. Скажем, Марокко. Но удивительным образом именно в Оранжевом королевстве судьбы российских женщин чаще складываются благополучно.

Из нескольких тысяч россиян, проживающих сейчас в Марокко, 95% — женщины. В одном только маленьком курортном городе Агадире около 200 русскоговорящих женщин. Большинство из них — жены марокканцев, обучавшихся в советских и российских вузах. Вернуться домой с дипломом о высшем образовании, да еще и со светлоглазой женой, здесь считается престижным. Но самое интересное, что и женщины, переехав за мужьями в Марокко, как правило, легко находят свое место в чужой стране.

Объяснить это можно по-разному — их собственным везением и терпением, благодатным климатом, взаимопониманием с любимыми мужьями и даже либеральными взглядами короля Мухаммеда VI. Несколько лет назад 52-летний король инициировал реформы, которые расширили права и свободы разных групп населения, включая женщин. Да и своим собственным счастливым моногамным браком с компьютерным инженером Лаллой Сальмой Мухаммед VI демонстрирует стиль жизни, который призван сблизить Восток и Запад, традиции и современность. Не у всех получается следовать его примеру. Но вот истории Амины и Екатерины, с которыми я познакомилась в Агадире, свидетельствуют: любовь и взаимное уважение сильно этот процесс сближения облегчают.

«Ни на одной марокканской свадьбе я не досиживаю до конца»

Амина, 46 лет, гид в Агадире

20 лет назад я знала о Марокко только две вещи — что это королевство и родина апельсинов. Но за любимым человеком готова была ехать хоть на край света. Его, кстати, так и зовут — Хабиб, что значит «любимый». И вот в 1995 году я оказалась в Агадире, в его родном городе. Муж инженер, ему предлагали работу в Касабланке, и я очень хотела туда поехать. Это такой бурлящий, современный город. Но Хабиб сказал, что он и так долго, семь лет, был вдали от родителей, пока жил в Кривом Роге — мы с ним вместе там учились, в одном институте, но на разных факультетах, муж на электротехническом, а я на машиностроительном. И теперь он хотел бы оказаться рядом с родителями до конца, потому что они уже совсем старые.

Мне пришлось смириться. Агадир поначалу казался мне маленьким, удушающим. Кривой Рог хоть и провинциальный, но большой, просторный город, а тут горы вокруг, мне хотелось их отодвинуть. Или взлететь над ними. Но со временем я привыкла, и теперь для меня нет лучше места. Здесь мягкий климат, комфортный — не холодно зимой и не жарко летом. 300 дней в году солнце. Ветра сильные бывают и песчаные бури, но все это быстро проходит. Океан снимает все стрессы. Если чувствую себя плохо, прогуляюсь по набережной, помочу ноги, и силы возвращаются.

Родители мужа меня очень любили, отстраняли меня от всех бытовых дел

Когда мне муж делал предложение, то сразу сказал, что у него есть одно условие — я должна принять ислам. Ему это было очень важно, хотя у меня здесь много подруг, которым такое условие не ставили. И вот сразу после приезда мы пошли к местному юристу, который называется «адуль», он подтверждает принятие ислама и оформляет брак. В присутствии свидетелей мне нужно было сказать, что Бог один и Мухаммед его Пророк — это один из столпов ислама — на арабском языке. Позже с помощью мужа я выучила первую суру, Фатиху.

Ну а потом сама понемногу стала учить арабский язык, чтобы читать Коран. Правда, этот язык оказался для меня слишком сложным, в отличие от французского, на котором теперь говорю свободно. В детстве меня крестили, но я не могу сказать, что переход в другую веру дался мне с трудом, напротив, с принятием ислама ушел некоторый дискомфорт. Постулат о триединстве Бога в Новом завете сбивал меня с толку, я не могла его понять. А с принятием ислама противоречие разрешилось, потому что в исламе Бог один. Дома мы живем по мусульманским традициям, но муж никогда не заставлял меня надевать платок. Периодически он задает мне вопрос, когда я до этого созрею. Но насильственных мер не предпринимает.

Родители мужа меня очень любили, отстраняли меня от всех бытовых дел. Только я бралась подмести — тут же подбегали: «Нет-нет, положи, не надо». Разрешали просто помогать. Вообще, это удивительная, нетипичная ситуация: к марокканским невесткам обычно относятся по-другому, чаще взваливают на них сразу все дела. А мне повезло. Свекр со свекровью почему-то воспринимали меня как сироту и все время призывали мужа обо мне заботиться. Хабиб признавался, что отец перед смертью ему так и говорил: «Ты смотри, не обижай ее, она сирота, ведь здесь у нее никого больше нет». Их уже давно нет, но они мне очень дороги.

Благодаря родителям мужа я выучила берберский язык, потому что ни на каком другом языке они не говорили. Хочешь не хочешь, приходилось искать, как изъясняться. И все произошло как будто само собой. Сидим с племянницами мужа, я им по-французски слово, они мне его по-берберски. И я составляла свой словарик. Даже не заметила, как выучила. И когда я где-то в городе начинаю говорить по-берберски, вижу, как у местных жителей глаза округляются от изумления — потому что многие из тех, кто здесь родился, так и не выучили этот язык.

Читайте так же:  Об отношениях мужчины и женщины со смыслом

Дома мы говорим и на русском, и на берберском языке — какое слово первым вспомнится

Большие праздники стали для меня испытанием. У мужа девять родных братьев и сестер, а сколько еще двоюродных! На Украине мы жили вдвоем с мамой в двухкомнатной квартире, а в доме родителей Хабиба нам пришлось делить 5-комнатную квартиру на 10 человек. А на большие религиозные праздники собиралась вся родня, включая двоюродных дядей и тетей.

Не забуду, как первый раз мне пришлось встречать такой большой поток гостей и приветствовать каждого, в какой-то момент мне стало не по себе, и я сказала: «Все, больше не могу», ушла в свою комнату, закрылась и больше не выходила. Сейчас визиты близких родственников меня уже не утомляют. Но с праздников, вроде свадеб, на которых собирается по 200-300 человек и гуляют до 6-7 утра, я ухожу раньше. Еще ни на одной марокканской свадьбе я не досиживала до конца.

Мне очень трудно было привыкнуть к тому, что весь дом — на моих плечах

Мы с мужем любим проводить время вместе. Дома мы говорим и на русском, и на берберском языке — какое слово первым вспомнится. А наши сыновья знают и арабский классический, и марокканский диалект, и французский и английский языки. Главное — нам всегда есть о чем поговорить. Но мне очень трудно было привыкнуть к тому, что весь дом — на моих плечах. Сначала я злилась, но со временем мы притерлись друг к другу. Я перестала выдвигать мужу повышенные требования, а он перестал сопротивляться каким-то просьбам.

В принципе, помогать жене по дому — не мужское дело. Так здесь принято. Хотя первые уроки марокканской кулинарии мне давал именно муж — в Кривом Роге он сам готовил и кус-кус, и таджин. Это все очень вкусно. Но самое любимое блюдо у меня, наверное, мишуи — барашек, зажаренный целиком в печи. Вообще-то я не очень люблю баранину, но мишуи — это особенное, ритуальное блюдо, его готовят только по большим праздникам. Хотя не только поэтому. Я люблю это блюдо еще и потому, что не я его готовлю — им традиционно занимаются мужчины.

«В этой стране я каждый день открываю для себя что-то новое»

Екатерина, 37 лет, независимый туристический агент, Мараккеш

Мы с моим будущим мужем познакомились в Иванове, где оба учились в институте, поженились, муж там защитил диссертацию и стал кандидатом технических наук, у нас родился первый ребенок. А потом мы поехали на родину Абдеррахима, в Марокко. Было это в 2001 году. Я даже не представляла, что меня ждет. В Марокко религиозные традиции и обычаи, не фанатично, но повседневно соблюдаются, поэтому первое, что я сделала, когда приехала, — прочитала Коран, чтобы понимать, с чем мне предстоит иметь дело.

Но ислам я приняла лишь через пять лет, и то только для того, чтобы получить гражданство. Муж очень спокойно к этому относится. Ведь он больше 9 лет жил в России. И поэтому даже здесь склоняется к российским традициям. А я скорее придерживаюсь местных правил, чтобы не выделяться. Сначала мне было очень трудно. Я совсем не знала французского, приходилось осваивать язык и заниматься маленьким ребенком одновременно. Но я сразу настроилась жить здесь с маленьким сыном и любимым мужем и понимала, что моя задача — приспособиться, а не сопротивляться укладу жизни, совершенно непохожему на наш. Через какое-то время я выучила разговорный диалект арабского и французский язык. И это помогло перестроиться.

Мне долго пришлось привыкать к тому, что марокканцы никогда никуда не торопятся, поэтому часто опаздывают

Главная трапеза в Марокко — обед. И к этому надо было привыкнуть. Завтрак легкий — кофе или традиционный зеленый чай с мятой и булочкой. Утром надо обязательно найти время, чтобы купить продукты и приготовить еду на обед. Здесь не принято перекусывать сэндвичем. Обед для марокканца — это полноценная трапеза из двух-трех блюд, с салатом и горячим мясным блюдом. Все днем возвращаются домой, даже школы работают с перерывом на обед — дети и взрослые собираются за столом где-то в час дня, а в 2.30 все возвращаются в школу и на работу. А по пятницам на обед готовиться традиционное блюдо — кус-кус.

Поскольку я работаю, мы в семье перенесли кус-кус на субботу, но раз в неделю я готовлю его обязательно, потому что мои дети и муж очень любят это блюдо. Еще мне долго пришлось привыкать к тому, что марокканцы никогда никуда не торопятся, поэтому часто опаздывают. Пыталась одно время бороться с этим, ведь в работе с туристами очень важна пунктуальность. Но все без толку. Теперь я изменила отношение, и стало жить намного легче: если мне надо куда-то к 9 часам, я назначаю встречу на 8.30, а марокканец как раз к 9 часам и подъедет.

Марокко поражает тем, что ни один город здесь не похож на другой. Мой муж родом из Касабланки, и мы сначала туда приехали в 2001 году. Я, конечно, была в восторге: «Ах, Касабланка!» Предвкушала всю эту восточную романтику, известную по голливудскому фильму. А оказалась почти что в нашей Москве — в шумном, европейском городе. Касабланка — главный экономический город Марокко. А административная столица — город Рабат, он в 60 км севернее, такой тихий, зеленый город. Касабланка и Рабат для меня — как Москва и Санкт-Петербург.

Марокко — страна удивительного географического разнообразия и потрясающих контрастов. Ни один город здесь не похож на другой, каждый со своей изюминкой. Вы проедете всего 170 км к северу от Агадира и попадете в Эссуэйру — там тоже океан, курорт, но цвета в городе совсем другие — не песочный, а белоснежно-голубой, своя архитектура, уникальные сувениры из дерева.

Совсем не похож на них Фес — древняя столица Марокко, центр духовной жизни. В Фесе был построен первый религиозный университет, там много медресе — духовных учебных заведений, самая большая медина (старый город), которая насчитывает 8 тысяч улочек узких — вы там заблудитесь без проводника. А еще там делают знаменитые кожаные изделия, шьют бабуши (знаменитые марокканские тапочки). Фес чем-то напоминает Иерусалим — туда даже паломники приезжают. Марокко — очень спокойная страна, открытая для всех религий и национальностей. Здесь есть арабские евреи, есть берберы-евреи, есть синагоги и святые места для иудеев. Семьи евреев, христиан, мусульман часто живут бок о бок, на одном пятачке, общаются, помогают друг другу.

Если муж надумал второй раз жениться, первая жена должна дать письменное согласие

Многоженства здесь вы не увидите, по крайней мере, у среднего и младшего поколений. За те 15 лет, что я живу здесь, у меня появилось много подруг-марокканок, и я вижу, как уверенно и спокойно они себя чувствуют, учатся в институтах, работают, а платок надевают только тогда, когда сами захотят. Нет такого, что девочке исполнилось 14 лет — и все, светская жизнь закончилась.

Как известно, по Корану мусульманам разрешено иметь четыре жены. Но король Мухаммед VI произвел настоящую революцию в марокканском обществе: в 2003 году он внес много изменений в семейный кодекс, которые во многом уравняли права мужчины и женщины в семье. И если муж надумал второй раз жениться, первая жена должна дать свое письменное официальное согласие. Такого в мусульманских странах нет больше нигде. Иностранными женами здесь гордятся, такой смешанный брак считается даже престижным. Хотя, конечно, есть семьи, где есть конфликты, проблемы. Я знаю семьи (но их очень мало), в которых настаивают, чтобы русские жены не работали и носили хиджаб. Но благополучных историй все-таки гораздо больше.

Все марокканцы очень дружелюбные, они любят общаться и приглашать к себе в гости

У меня много знакомых и среди арабов, и среди берберов. Берберы — это потомки коренных жителей страны. У них свой язык (но разные диалекты), свои традиции. Арабы и берберы немного отличаются друг от друга. Арабы считаются более ленивыми, а берберы более терпеливыми и экономными. Вообще, все марокканцы очень дружелюбные, они любят общаться и приглашать к себе в гости.

Если меня приглашает берберская семья, я знаю, что на столе будет все очень вкусно, хорошо, но по минимуму. А в арабском доме обязательно устроят пир горой. Берберы, давно принявшие ислам, соблюдают все каноны ислама. И ни в одном документе вы не увидите, кто это, бербер или араб. Но все-таки берберы очень берегут свою культуру. Они живут обособленно, дома разговаривают на своем языке, женятся на берберках. Они добиваются, чтобы их язык был законодательно признан официальным языком в Марокко. И я замечаю, что даже указатели на дорогах все чаще пишут на трех языках — арабском, французском и берберском. А в некоторых регионах страны в школах преподается берберский язык.

Я не устаю от Марокко, наоборот, каждый день узнаю что-то новое, не перестаю удивляться этой стране. Но связи с родиной не теряю. Я родилась в Рыбинске, на берегу Волги, и очень горжусь своими корнями. Дома мы говорим по-русски. Муж очень любит русскую музыку и культуру. Ко мне приезжают папа с мамой, а я сама раз в год езжу в Россию на выставку по туризму. Вдыхаю там сырой московский воздух, запах берез.

Кстати, вот берез мне в Марокко не хватает. Но я нашла выход из положения — недалеко от Феса есть город Ифране, это горный курорт. Там лежит снег зимой, а летом можно прогуляться по лесу, а дома чем-то похожи на русские — с трубами, черепичными крышами. И когда на меня накатывает какая-то ностальгия или грусть, я еду туда, погуляю среди заснеженных тополей и домиков, и тоска проходит — как будто дома побывала. И можно опять радоваться жизни и проявлять восточное гостеприимство.

«Я решилась стать второй женой»

Лиане 27 лет. Умная, энергичная, современная, обаятельная молодая москвичка, окончив исторический факультет МГУ, решилась по своей воле войти в традиционную исламскую семью, став второй женой.

4 причины, по которым мужчины сбегают от женщин

Когда отношения начинаются, кажется, что все складывается идеально. Но в какой-то момент мужчина, с которым женщина мысленно уже воспитала детей, просто исчезает, ничего не объяснив.