Меню

Экспертиза волос животного

ЭКСПЕРТИЗА ВОЛОС

Волосы в качестве материальных следов правонарушений встречаются при расследовании преступлений против личности, имущественных преступлений, дорожно-транспортных происшествий, нарушений природоохранного законодательства и др.

Цель экспертизы волос определяется обстоятельствами расследуемого события и материалами, которыми располагает следствие на момент ее назначения. Информация, получаемая при экспертном исследовании волос, носит форму суждений о свойствах носителя (лица, которому волосы принадлежат) и возможной принадлежности ему проверяемых объектов. Такая информация используется для розыска лиц, причастных к расследуемому событию, и при доказательстве.

Волосы обнаруживают обычно на теле и одежде преступника и потерпевшего, причем у трупа — нередко зажатыми в руках, на губах и между зубами. Обрывки волос также находят в подногтевом пространстве как потерпевшего, так и насильника. Их обнаруживают на орудиях преступления, на радиаторе, бампере, ходовых частях транспортных средств и т.д. Встречаются они на различных предметах обихода, в местности, где было совершено насилие или перетаскивался труп.

На одежде преступника волосы чаще всего находят на ее передней поверхности, намотанными на пуговицы или застежки и т.д.

Волосы на месте происшествия, как и при осмотре трупа и освидетельствовании живых лиц, обнаруживают невооруженным глазом, иногда с помощью лупы. Для предотвращения повреждения волос их изымают пальцами или пинцетом с резиновыми наконечниками на браншах. Волосы помещают с каждого локального участка в раздельные пакеты, делая на них надписи о содержимом пакета и лицах, участвовавших в его изъятии и упаковке. При этом принимают все меры к сохранению целостности объектов и имеющихся на них наложений.

Для решения вопроса о возможной принадлежности проверяемых волос потерпевшему или подозреваемому у них изымают образцы таковых. Ролосы-с-головы берут в виде пучка из 30 — 50 штук с пяти участков — лобной, правой и левой височной областей, темени и затылка. При необходимости берут образцы и с других участков тела (лица, лобка, подмышечных впадин, груди и конечностей), также по 30 50 штук. Волосы срезают ножницами как можно ближе к поверхности кожи и упаковывают раздельно с каждой области головы или участка тела.

Экспертиза волос проводится в основном методами микроскопии с использованием приемов гистологической и цитологической техники. При необходимости применяется растровая электронная микроскопия. Для исследования структурных элементов волос получают поперечные срезы, отпечатки кутикулярного слоя и др. Группоспецифические факторы, а также видовая специфичность кератинов волос исследуют серологически и методами электрофореза. В последнее время для установления источника происхождения волос применяют один из вариантов анализа ДНК-полиморфизма — амплификацию тандемных повторов ДНК.

Исследование волос проводят в четыре этапа:

• доказательство, что исследуемый объект действительно является волосом. Этому предшествуют поиск и изъятие объектов, похожих на волосы, среди других наложений на предметах-носителях (одежда, белье, орудие преступления и пр.);

• установление таксона носителя проверяемых волос, т.е. принадлежности их человеку или животному. Если волосы принадлежат животному, то устанавливают таксон их носителя (категория животного);

• исследование волос человека проводится с целью установления их свойств и особенностей;

• идентификационное исследование — решение цели экспертизы, т.е. решение вопроса о принадлежности проверяемых волос конкретному лицу.

Принадлежность исследуемого объекта к волосам устанавливается на выявлении одного из структурных элементов волоса: кутикулы или сердцевины.

Доказательство принадлежности волос человеку имеет принципиальное значение для определения цели экспертизы и выбора схемы исследования. Если волос принадлежит человеку, то он исследуется как объект судебно-медицинской экспертизы. Если устанавливают, что волосы принадлежат животному, то объект исследования возвращается лицу, назначившему экспертизу.

Дифференцирование волос человека и животного основано на особенностях строения кутикулы, коркового слоя, сердцевины и других таксономически значимых признаков.

Так, кутикула волос человека лентовидная, различной степени сложности, тогда как у волос животного она может быть не только лентовидной, но и чешуевидной, шишковидной, струевидной, седловидной, лепестковой. Сердцевина волос человека чаще всего имеет вид бесструктурных небольших островков, узкого тяжа или отсутствует вовсе. У волос животного она разнообразна (лестничная однорядная и многорядная, колонная сетчатая, альвеолярная, глобулярная, фибриллярная, узловатая). Распадается при термогидролизе на конгломераты «клеток» или отдельные «клетки» (у большинства пуховых волос сердцевина отсутствует).

Если морфологически дифференцировать волосы не удается, может быть применен один из приемов исследования видовой специфичности белков-кератинов.

Установление таксона-носителя волос животных достигается сравнением структуры таксономически значимых признаков с эталонными образцами.

Если волосы принадлежат человеку, определяют региональное их происхождение какой части тела они принадлежат.

Важным является установление способа отделения волос (вырваны, выпали, оборваны механически, с помощью каких- либо орудий и т.д.). Представляет интерес и определение состояния периферических концов волос, по которым можно ориентировочно судить о давности стрижки. Исследуют также наличие деструктивных изменений волос и причины, вызывающие их. Деструкция волос является результатом воздействия на волосы различных экзогенных факторов: химических, биологических, воды, высокой температуры, а также заболеваний. Исследование выполняется в основном микроскопически. Повреждения волос могут быть вызваны действием некоторых косметических средств. Наиболее сильное поражение волос происходит при действии высоких концентраций растворов перекиси водорода при химической завивке.

Одним из сложных вопросов, который может быть решен исследованием волос, является установление генетического пола человека, которому принадлежат проверяемые волосы. В основе диагностики лежит различие в хромосомном наборе особей мужского и женского пола, морфологическим проявлением которых служат хроматиновые образования, обнаруживаемые цитологически. Существует также возможность дифференцирования волос по полу их носителя исследованием ДНК.

Решение вопроса о принадлежности проверяемых волос определенному лицу основано на сравнительном микроскопическом исследовании этих волос и волос, представленных в качестве образца.

Одновременно определяют групповую принадлежность волос по системе АВО, а при наличии у них луковицы — некоторым другим системам.

Большие перспективы в решении идентификационной задачи имеет установление ДНК-полиморфизма.

1. В чем заключаются особенности обнаружения, изъятия и упаковки волос?

2. Какие вопросы можно разрешить при исследовании волос?

3. Как доказать, что исследуемый объект является волосом человека?

4. Как доказывается принадлежность волоса конкретному лицу?

Перечень вопросов, разрешаемых при экспертизе волос. 1. Являются ли представленные объекты волосами? 2. Какова видовая принадлежность волос.

Судебно-медицинская экспертиза обязательна по всем делам об убийствах для
следы крови потерпевшего, следы спермы, частицы грунта, волокна тканей, волосы, иные микрообъекты.

. экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения являются следы крови, спермы, пота, слюны, других выделений человека, а также волосы.

За последние годы расширились возможности биологической экспертизы волос, в частности стали использоваться такие их признаки, как плотность и группоспецифичность белков.

Оценка исследования волос животных в судебно-медицинской практике

Publication in electronic media: 04.04.2013 under http://journal.forens-lit.ru/node/932
Publication in print media: Актуальные вопросы судебной медицины и медицинского права. Материалы научно-практической конференции с международным участием, посвященной памяти профессора В.О. Плаксина – Москва 2011

Кафедра судебной медицины л/ф ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздравсоцразвития России, г. Москва;
ЭКЦ по ЗАО г. Москвы при ГУВД МВД России, г. Москва

В настоящее время, на фоне увеличения количественных показателей преступности появляются и качественные её изменения: возрастает доля тяжких деяний против личности, таких как убийства и покушения на них, в особенности преступлений, совершаемых организованными группами. Однако общая раскрываемость этих преступлений не превышает 50-60 % (по данным ГИАЦ МВД России за последние 10 лет).

Это заставляет правоохранительные органы вести дальнейший поиск более эффективных методов для предупреждения и раскрытия насильственных видов преступности, диктуя повышение профессионализма экспертов, следователей и сотрудников оперативных аппаратов; укрепление их взаимодействия с другими службами, а также создание и полномасштабное развертывание ведущих направлений экспертных исследований: биологических (в т.ч. и ольфакторной идентификации), медико-криминалистических и др.

Внимание ученых и практических работников всегда привлекал вопрос о доказательственном значении объектов исследования, полученных при предварительном исследовании. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит правовые нормы, которые регламентируют назначение и производство судебной экспертизы (в т.ч. судебно-медицинской и судебно-биологической), а также получение объектов для дальнейшего исследования.

Данное процессуальное действие осуществляется в целях получения информации, как о преступлении, так и о лице, его совершившем (а в некоторых случаях и о потерпевшем в конкретном случае), и играет важную роль в раскрытии преступлений. Получение объектов для исследования дает возможность использовать в доказывании результаты данного процессуального действия только после судебной экспертизы.

Идентификация следов, оставленных на месте преступления, включая информацию о биологических особенностях организма, является одним из способов установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. В частности, установлению лица, совершившего преступление.

Однако изучение уголовных дел, за последние 10 лет показало, что в процессе доказывания таких преступлений, как убийства, причинение вреда здоровью, грабежи, разбойные нападения и вымогательства, соединенные с насилием, использование следов биологического происхождения далеко не всегда эффективно, и во многих случаях не в полной мере, отвечает задаче борьбы с этими преступными деяниями.

Так, при осмотре таких мест происшествия явно недостаточно внимания уделяется выявлению и изъятию этих объектов (а в дальнейшем и их исследованию). Среди изъятых образцов чаще преобладают следы крови, намного реже волосы и прочие микрообъекты.

Результаты экспертизы обычно сводятся к установлению факта наличия биологического материала (крови, спермы, слюны, волос и т. п.) в следах и выявлению в них различных факторов – видовых, половых, групповых. Хотя главным вопросом, например, при судебно-медицинской экспертизе (в частности, судебно-биологической), был и остается вопрос о тождестве полученных следов с мест происшествия с образцами, полученными от конкретного лица.

Одним из достаточно распространенных объектов судебно-биологической экспертизы, но, одновременно, и одним из наиболее трудно исследуемых, являются волосы человека и животных, которые часто встречаются на месте происшествия и нередко являются единственным вещественным доказательством по уголовным делам, возбужденным по различным видам тяжких преступлений против жизни и здоровья граждан, а также кражам, дорожно-транспортным происшествиям и т. д.

Как уже было сказано выше, в решении задач по укреплению законности и правопорядка в стране большая роль принадлежит наукам, исследующим проблемы предупреждения и расследования преступлений. Среди них важное место занимают методы научных доказательств, к которым относится и судебно-биологическая экспертиза волос животных, являющаяся самостоятельным видом судебной экспертизы.

Волосы животных фигурируют в качестве вещественных доказательств при расследовании различных правонарушений. Целью экспертизы этих объектов является разрешение вопроса о таксоне животного-носителя волос и установление возможной принадлежности их конкретному источнику, которыми могут быть непосредственно животные или изделия, изготовленные из их меха.

Определенный интерес представляют уголовные дела по фактам незаконной охоты. У браконьеров нередко обнаруживают остатки шкур животных, либо отдельные фрагменты волосяного покрова, а при осмотре места происшествия – тушу животного или его шкуру. Кроме того, волосы домашних животных можно использовать в качестве дополнительной поисковой информации о месте пребывания человека и его контактах (при наличии сравнительного материала).

Конечно, волосы животных не могут быть основным доказательством. Однако выявление волоса определенного таксона на одежде потерпевшего или подозреваемого может указывать на прямой или косвенный их контакт, свидетельствовать о месте пребывания и оказаться важным звеном в розыскных мероприятиях.

Среди огромного многообразия животных имеется большое количество пород. Даже констатация факта принадлежности исследуемого волоса к одной из названных групп представляет важное ориентирующее значение.

Установление не только таксона животного, но и его породы, намного повышает степень доказывания событий происшествия по отношению к проверяемому лицу.

В современной судебно-биологической экспертизе волос животных, на основании достижения ряда биологических наук и специально проведенных экспериментов, созданы оригинальные приемы исследования, в которых использованы общие положения биологии, криминалистической диагностики и идентификации, а также судебной экспертизы.

При вынесении постановления об экспертизе волос следователь может поставить перед экспертом различные вопросы в зависимости от обстоятельств дела:

  • присланные волосы принадлежат человеку или животному;
  • если животному, то какому.

Судебно-медицинский эксперт, обладающий необходимыми познаниями в этой области, может дать соответствующее заключение. Если же у него возникают определенные затруднения, то он вправе отказаться, так как идентификация волос входит в компетенцию судебной ветеринарной медицины.

Тем не менее, судебно-медицинскому эксперту, производящему экспертизу волос, необходимо знать морфологию волос вообще, и волос животных в частности, и владеть определенными техническими приемами.

В последние годы проблема судебно-биологической экспертизы волос животных и их идентификации значительно обострилась. Важнейшая составляющая данной проблемы – это повышение эффективности судебно-биологической и судебно-медицинской идентификации, которая основана на получении объективных сведений о признаках и биологических свойствах неопознанного объекта и сравнении их с материалами, отображающими аналогичные признаки и свойства уже имеющегося материала в базе данных. Сложность задач отождествления материала обусловлена:

  • большим разнообразием объектов идентификации по происхождению, состоянию и информативности;
  • многоэтапностью исследований, необходимых для получения конечного результата;
  • многочисленностью трудоемких и различных по принципиальным основам методов исследований.

В распоряжении экспертов находится значительное число методических материалов по исследованию волос ряда домашних и диких
животных.

Однако, использование результатов выше перечисленных работ в настоящее время, к сожалению, достаточно затруднительно, многие из них стали библиографической редкостью, а часть не была опубликована и осталась малоизвестна широкому кругу экспертов. К тому же в последнее время наблюдается значительная тенденция к увеличению разнообразия пород домашних животных.

Несмотря на изложенные выше достижения в изучении волос животных, судебные медики и биологи всё же до сих пор испытывают некоторые затруднения при осуществлении соответствующих экспертиз, что обусловлено неполными сведениями о макроструктуре волос ряда животных и отсутствием в распоряжении экспертов иллюстративного материала, на который они могли бы ориентироваться при дифференциации волос различных животных и их разных пород.

Таким образом, необходимость дальнейшего исследования данной темы обусловлена как увеличением насильственной преступности, обострением проблемы организованной преступности, роста терроризма, так и новыми научными достижениями. Возможность использования новейших цифровых технологий для обработки и учета результатов исследования выдвигает данные методы на передний край борьбы с преступностью.

Исходя из всего выше изложенного, можно сделать следующие выводы:

  • необходимо создать единое пособие по макроморфологическому отличию волос различных животных;
  • в этом пособии должны быть представлены макроморфологические свойства волос разных животных и, по возможности, их пород;
  • рассмотреть вопрос о применении более современной цифровой или электронной техники, которая дает возможность сделать предварительные выводы о найденных вещественных доказательствах в виде волос не только стационарно, а уже на этапе осмотра места происшествия.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЛОС

В зависимости от особенностей конкретного события относительно волос судебно-медицинским экспертом могут разрешаться различные вопросы, основные из них следующие: 1.

Являются ли присланные на исследование объекты волосами? 2.

Принадлежат волосы человеку или животному? Если животному, то какому? 3.

Если волосы принадлежат человеку, то с какой области тела происходят? 4.

Какова групповая и половая принадлежность волос? 5.

Не сходны ли волосы, доставленные в качестве вещественных доказательств, с образцами волос, изъятыми у определенного лица (потерпевшего, подозреваемого и др.).

Иногда требуется установить факт искусственной окраски (или обесцвечивания) волос и вид использованного красителя, воздействие на волосы высокой температуры (напр., при огнестрельных ранениях, при поражении электрическим током, молнией и т. д.), повреждение тупым или острым предметом (при травме соответствующего вида). В ряде случаев принципиальное значение имеет вопрос о том, вырваны волосы или выпали сами.

С целью разрешения указанных вопросов используются различные методы исследования волос, направленные на выявление особенностей их морфологического строения и других свойств (физико-химических, биологических, механических) .

В процессе микроскопического исследования производится дифференцирование волос с внешне сходными волокнами; по характерному строению кутикулы, коркового и мозгового вещества устанавливается принадлежность волос человеку или животному. Вид животного определяется в процессе сравнительного изучения исследуемых волос и волос-образцов от разных живот-ных (в лабораториях имеются атласы фотографий волос животных и коллекции этих волос).

С учетом длины, толщины, формы и площади поперечного сечения, расположения пигмента и ряда иных свойств вы- 16 сказывается суждение о региональной принадлежности волос (с головы, лобка, бровей, ресниц и т. д.)

По состоянию центрального конца волос делается вывод о том, вырваны они или выпали сами, оборваны или острижены.

Определение групповой принадлежности волос производится по выявлению в стержнях их, а также во влагалищных оболочках (если волосы вырваны) антигенов системы АВО.

Половая принадлежность волос может быть установлена по обнаружению Х- и Y-хроміатина в-клеточных ядрах влагалищных оболочек. Заслуживают внимания также методы, натравленные на выявление половых различий в элементном составе волос. Так, Н. Г. Петросян и А. К- Туманов (1974) путем атомно-абсорбционного анализа установили, что в мужских волосах, по сравнению с женскими, содержится в среднем в 2—4 раза меньше кальция, магния и в полтора раза меньше натрия.

Характерные следы остаются на волосах при воздействии пламени, при повреждениях острыми и тупыми предметами.

Изменяется цвет волос под влиянием красителей, а также при ряде профессиональных интоксикаций.

На современном этапе развития судебно-медицинской науки и экспертной практики не представляется возможным установить принадлежность изучаемых волос конкретному человеку.

В связи с этим усилия направлены на разработку дополнительных чувствительных методов исследования волос, позволяющих при их полном сохранении или минимальной затрате выявить ценные дифференцирующие признаки.

В последние годы изучены многие свойства волос, представляющие интерес в указанном аспекте: некоторые физические показатели (относительная плотность, коэффициенты рефракции и пропускания света, прочность на разрыв и др.), особенности расположения цистин а, реакции на воздействие ряда химических реагентов (Н. Г. Александров, 1956; М. А. Васильев, А. Н. Кишиневский, 1960; А. Н. Кишиневский, 1965—1973; В. А. Татаренко, 1965; Н. П. Асадчих, В. Е. Локтев, 1969 и др.).

С помощью эмиссионного спектрального анализа установлены изменения макро-микроэлемеитпого состава волос в зависимости от их цвета, пола и возраста субъекта, ряда заболеваний, влияния красителей и обесцвечивания с косметической целью, профессионального контакта с металлами и других факторов (А. К. Туманов, А. А. Розанов, 1959; С. А. Володин, 1967, 1970; Д. Я. Шабельник, 1967, 1975; В. А. Татаренко, 1968 1969; В. А. Брюханов, 1968, 1969 и др.).

Читайте так же:  Мелирование половины волос

Для отличия естественных по цвету волос от окрашенных с косметической целью предлагается использовать также люминесцентную и поляризационную микроскопию (С. А: Володин, 1967; В. А. Татаренко, Е. И. Чернега, 1968), дл^ установления факта обесцвечивания, кроме того,—диазореак- цию (Miiller, Barth, 1950, 1951; В. А. Татаренко, 1968).

Весьма перспективными методами изучения особенностей химического состава волос являются нейтроипо-а.ктивацион- ный и атомно-абоорбционный (анализ (В. В. Бибиков, А1 В. Кисин, Т. Ф. Одиночкина, 1969).

Подобно тому, как обстоит вопрос относительно -крови, не исключено, что накопленная со временем информация позволит сформулировать надежные признаки дифференцирования морфологически сходных волос. Тем самым будут созданы условия для установления принадлежности волос определен ному лицу.

ЭКСПЕРТИЗА ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕБНО-СЛЕДСТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ

В судебно-следственной практике вещественными доказательствами являются самые разнообразные предметы, имеющие отношение к судебному делу. Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудием преступления или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий обвиняемого, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению вины обвиняемого (ст. 83 УПК РФ, 1998 г.).

Объектами судебно-ветеринарной экспертизы являются вещественные доказательства биологического и небиологического происхождения. К первой группе относятся трупы животных или отдельные их органы (кожа, волосы, другие органы или их части), содержимое желудочно-кишечного тракта, фураж, биологические жидкости (кровь, моча с возможным наличием в них сильнодействующих веществ или ядов) и др.; ко второй — предметы, вызывающие травмы, медикаменты, растворы различных веществ и др.

В практике судебной экспертизы вещественные доказательства имеют большое значение. Они придают судебному расследованию доказательный объективный характер, являясь «немыми свидетелями» истины, часто определяют ход и исход судебного дела. При назначении экспертного исследования необходимо удостовериться в соответствии указанных в постановлении судебно-следствен- ных органов вещественных доказательств представленным на экспертизу материалам. В целях предотвращения пропажи или подмены материала в лабораториях следует соблюдать следующие правила: обязательно регистрировать и учитывать поступившие на исследование вещественные доказательства; тщательно хранить материал, исключая утечку или пропажу его; возложить первоначальную ответственность эксперта за сохранность доставленного материала; точно указывать в заключении эксперта количество и качество поступившего на исследование материала, а также состояние упаковки его при поступлении в лабораторию (П. И. Коку- ричев, М. А. Добин, 1977).

При нарушении упаковки материала, предназначенного для экспертного исследования, или несоответствия его содержимого составляют акт, в котором отражают выявленные нарушения и дают заключение о невозможности (или частичной возможности) проведения экспертизы, о чем ставят в известность судебно-следственные органы. В необходимых случаях у них запрашиваются дополнительные материалы.

В зависимости от характера вещественных доказательств, подлежащих экспертизе, различают различные виды экспертизы: биологические, микробиологические, радиобиологические, иммунологические, морфологические и другие. В судебно-ветеринарной практике наибольшее значение имеет экспертиза крови и волос, в частности, при хищении и убое скота, а также при браконьерстве.

Экспертиза крови. Кроме гистологических, гистохимических и физико-химических (микроспектральный анализ, хроматография и др.) методов установления кровяного происхождения пятен на различных предметах (одежде, сбруе, фураже и т. д.) по наличию гемоглобина и гемоглобиногенных пигментов (гематина, гемоси- дерина, гематоидина, билирубина и других производных гемоглобина) разработаны иммунологические методы, позволяющие определить видовую, групповую и индивидуальную принадлежность крови. Видовую принадлежность крови определяют иммунологическими методами, основанными на специфическом взаимодействии диагностических антисывороток (антител) с антигенами исследуемой крови животного определенного вида (реакция преципитации). Групповая и индивидуальная (от конкретного животного) принадлежность крови может быть определена с использованием биохимических и генетических методов исследования групповых и индивидуальных факторов.

Экспертиза волос. У животных различают осязательные, покровные, защитные и пуховые волосы. Каждый волос состоит из корня и стержня. Учитывают длину волос, форму и цвет. Однако дифференциальную диагностику видовой принадлежности волоса осуществляют в основном гистологическими и цитологическими методами. При этом обращают внимание на следующие структурные элементы стержня волоса: кутикулу, корковый слой, сердце- вину. Кутикула состоит из однослойного плоского ороговевшего эпителия. Корковый слой представлен веретеновидными клетками с межклеточным матриксом, пузырьками воздуха и наличием гранул меланина в разном количестве, придающего волосам определенный цвет. Клетки сердцевидного слоя образуют полиморфные тяжи или пластинки с наличием пигмента меланина и пузырьков воздуха. Соотношение слоев, их величина и расположение клеток в каждом слое имеют свои особенности у животных разных видов (см. соответствующие руководства). В необходимых случаях видовую принадлежность волос определяют по специфическим свойствам белков — кератинов, а индивидуальную — по клеточным антигенам и ДНК.

Результаты исследования протоколируют и оформляют в соответствии с существующими правилами Ветеринарного законодательства. Заключение эксперта и все вещественные доказательства отправляют в судебно-следственные органы для принятия решения в соответствии с действующим законодательством.

Контрольные вопросы и задания. 1. Какие предметы подвергаются ветеринарной экспертизе в качестве вещественных доказательств в судебно-следственной практике? 2. Как осуществляется судебно-ветеринарная экспертиза объектов биологического и небиологического происхождения? 3. Расскажите об экспертизе крови и волос животных и о роли показателей в судебно-следственной практике.

Экспертиза волос животного

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Судебная медицина и психиатрия

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ВОЛОС

Волосы обнаруживаются на месте происшествия на отдельных предметах, на орудиях преступления, на руках и одежде жертвы, на одежде преступника, а при половых преступлениях — на белье и в других местах. Обнаружение волос нередко сопряжено с большими затруднениями, особенно если их мало и они по цвету совпадают с окраской предмета, на котором они находятся.

Волосы осматривают, отмечают свойства и особенности волоса (цвет, загрязнение и т. д.) и место нахождения. Каждый волос или пучок снимают пальцами или пинцетом с резиновыми наконечниками и вкладывают в отдельные пакеты или конверты и делают соответствующие надписи. Конверты или пакеты прошивают таким образом, чтобы волосы не были повреждены. Концы ниток опечатывают на отдельном куске картона сургучной печатью следственных органов.

Для разрешения вопроса о возможности происхождения волос от определенного лица для сравнения исследуют волосы с головы или других частей тела (в зависимости от существа дела) потерпевших и обвиняемых лиц. Волосы с головы должны быть взяты не менее чем с пяти областей: лобной, теменной, затылочной, правой и левой височных, а также из участков повреждений. У живых лиц волосы срезают ножницами близко к коже, у трупов волосы также срезают или выдергивают. Каждый образец помещают в отдельный пакет с соответствующей надписью. Все пакеты с волосами складывают в один большой пакет, органы следствия пересылают его в судебно-биологическую лабораторию.

При исследовании волос могут быть разрешены следующие вопросы: являются ли присланные объекты волосами, кому принадлежит волос — человеку или животному, если животному, то по возможности установить, какому именно, если человеку, то с какой части тела волосы происходят и не обнаруживают ли сходства с волосами подозреваемого или потерпевшего, вырваны они или выпали, нет ли признаков повреждений волос, не подвергались ли искусственной окраске и т. п.

Исследование волос начинается с макроскопического осмотра при естественном дневном освещении. При этом устанавливается форма, длинна, цвет и другие особенности.

Микроскопическое исследование проводят сначала без реактивов, а после просветления в ксилоле; при микроскопическом исследовании измеряют толщину волоса, изучают свойства пигмента, его характер, расположение. Для изучения кутикулы волос делают негативные отпечатки, а для изучения формы, характера и расположения пигмента производят исследование поперечных срезов.

По внешнему виду волосы могут быть похожи на растительные и искусственные волокна: искусственный шелк, шерсть, лен, хлопок и др. Дифференцировку проводят на основании строения волос.

В волосе различают три слоя: кутикулу, корковый слой и сердцевину. Наружный слой — кутикула — состоит из отдельных клеток, Которые частично покрывают друг друга и расположены наподобие черепицы, вследствие этого оптический край волоса кажется зазубренным.

Под кутикулой расположен корковый слой, состоящий из вытянутых по длине волоса клеток, в которых располагается пигмент.

Центральная часть волоса называется сердцевиной. В волосах человека она может быть прерывистой или отсутствовать.

Принадлежность волоса человеку или животному определяется по разнице строения волос человека и животных.

В волосах человека кутикула представляется в виде плотно прилежащих друг к другу безъядерных ороговевших клеток в виде мелких тонких чешуек, а у животных клетки

кутикулы крупные, иногда своеобразной формы. Рисунок кутикулы различен в волосах разных людей и неодинаков на протяжении волоса. В корковой части линии рисунка кутикулы обычно мало волнисты и незначительно зазубрены. По мере приближения к периферическому концу волнистость и зазубренность возрастают. Зубчатость контуров волос мелкая, плохо различима, в то время как у животных она чаще всего крупная и хорошо заметна.

Корковое вещество в волосах человека составляет основную массу волоса, пигмент расположен главным образом в периферической части коркового слоя. В волосах животных корковое вещество тонкое, основную массу составляет сердцевина, а расположение пигмента преимущественно центральное.

Сердцевина волос человека узкая, толщина ее относится к общей толще волоса как 1:10—3,5:10, реже как 5 : 10, многократно прерывается, часто имеет вид отдельных ост­ровков, неравномерна по толщине, образует на протяжении волоса сужения и расширения. Мелкие клетки сердцевины тесно расположены в несколько рядов. При микроскопическом исследовании невозможно различить определенную структуру. В волосах животных клетки сердцевины соединены между собой по определенной системе, иногда разделены межуточным веществом, довольно крупны, поверхность их, обращенная к корковому слою, имеет различную форму и величину. Сердцевина широкая, отношение ее к общей толщине волоса — от 5 : 10 до 9 : 10, в большинстве случаев представлена в виде непрерывного тяжа, проходящего по всей длине волоса, исключая корневой конец и верхушку. Она равномерна по толщине.

При дифференциальной диагностике принадлежности волос человеку или животному учитывают также форму, длину, толщину и особенности свободных концов волоса.

Если установлено, что волос принадлежит животному, то необходимо решить — какому.

Для определения, какой части тела человека принадлежат исследуемые волосы, принимают во внимание форму, длину, толщину, характер свободных концов, форму попе­речных срезов и различные особенности, обусловленные локализацией волос. Толщина волос на различных частях тела неодинакова. Волосы бороды, усов, бакенбард — наиболее толстые (0,14—0,16 мм), на голове они тоньше (обычно не превышают 0,10 мм), самые тонкие — пушковые (около 0,02 мм). Форма поперечного сечения волос в некоторой степени характеризует их локализацию. Волосы головы на поперечном сечении имеют круглую или овальную форму, бороды и усов — неправильно треугольную, четырехугольную, многоугольную, лобка — почкообразную или удлиненноовальную.

К числу особенностей, характеризующих область, из которой произошли волосы, относятся: зашлифованность периферического конца волос на частях тела, прикрытых одеждой, отложение солей и внедрение грибков и микробов в кутикулу, что чаще наблюдается в волосах из подмышечной впадины и промежности, следы искусственной окраски и завивки в волосах головы.

Свободные периферические концы длинных волос часто под влиянием расчесывания расщепляются, образуя «метелочку». У волос, которые не подвергаются стрижке, концы бывают игловидно истончены. У недавно стриженных волос поверхность среза имеет неровности, зазубренности, с течением времени эти неровности сглаживаются, край постепенно закругляется, что может быть использовано для приблизительного суждения о давности стрижки.

Установление регионального происхождения волос возможно только по совокупности всех данных, а не по одному какому-либо признаку.

Вопрос об искусственной окраске волос может иметь особое значение при опознании личности и при исследовании волос для установления их принадлежности определенному человеку. Искусственное окрашивание выявляется по несоответствию цвета волос и содержащегося в них пигмента, по неравномерности окраски на их протяжении и различию в цвете корневой части волоса с остальной его частью.

Волосы человека могут выпадать сами но себе, так как ограничена их жизнеспособность, например для волос головы такой срок составляет 2—4 года. У выпадающего волоса луковица становится сухой, сморщенной, лишается пигмента. Она отделяется от волосяного сосочка, нарушается связь с волосяным влагалищем, и волос выпадает. Часть волоса, находящегося в коже, окружена особым влагалищем. Если волос вырывается, то при микроскопическом исследовании луковица будет сочная, богатая пигментом, а иногда видны и обрывки волосяного влагалища.

Различные внешние воздействия вызывают на волосах различные повреждения. От тупых орудий волос раздавливается, расщепляется, при обрыве быстрым движением волос имеет ровную поверхность отделения. От действия высокой температуры волос становится толстым, вздувается, в отдельных местах появляются пузырьки воздуха, волос светлеет, затем буреет, чернеет и скручивается.

Определение принадлежности волос тому или иному лицу имеет существенное значение. Для этой цели обнаруженные волосы подвергают макро- и микроскопическому исследованию и изучают их строение, форму, длину, толщину, характер и расположение пигмента, особенности периферических концов, повреждения, форму поперечных срезов. Полученные результаты сравнивают с данными о характеристике образцов волос подозреваемого и потерпевшего, что позволяет установить только сходство или несходство волос, но не их тождество.

В волосах также имеются групповые агглютиногены. Определение групповых свойств волос является важным дополнением к микроскопическому исследованию при решении вопроса об их сходстве. Принцип определения групповых свойств волос не отличается от методов определения группы крови, выделении и тканей. Необходима лишь их предварительная обработка (механическая, химическая, ультразвуком).

4. Использование волос, следов слюны и пота в расследовании и раскрытии преступлений

В судебно-медицинской практике исследования вещественных доказательств биологического происхождения довольно часто возникает необходимость устанавливать присутствие следов различных выделений человека (слюны, мочи, пота и др.), чтобы решить вопрос о возможности происхождения этих вещественных доказательств от конкретного лица (потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого).

Правила изъятия, фиксации, упаковки и направления на судебно-медицинскую экспертизу вещественных доказательств со следами слюны, пота, мочи, крови и т.д. (а также образцов слюны, мочи, пота) проходящих по делу лиц практически одинаковы.

В подобных случаях эксперт вначале устанавливает наличие на вещественном доказательстве того или иного выделения, а затем решает вопрос о возможности его происхождения от определенного лица (потерпевшего, подозреваемого и т.д.) путем выявления групповых, а в некоторых случаях и половых факторов и свойств. При этом учитывается групповая принадлежность крови проходящего по делу лица, а также степень их выделительства.

Слюна представляет собой бесцветную вязкую жидкость. Она может быть прозрачной или мутной – это зависит от примеси в ней микроорганизмов, эпителиальных клеток, лейкоцитов, остатков пищи и т.д. Л.О. Басегянц отмечает, что слюна является продуктом деятельности слюнных желез: околоушных, подчелюстных и подъязычных, а также многочисленных железок слизистой оболочки рта. Секрет околоушной железы преимущественно серозный, остальных – слизистый, богатый лезицином. В разное время и при разных условиях в слюне человека может преобладать секрет той или иной железы. Слюна имеет слабощелочную реакцию, которая, однако, под влиянием различных условий может меняться на нейтральную и кислую.

Установление слюны в пятнах основано на выявлении в них пищеварительного фермента – амилазы, который содержится не только в слюне, но и в других выделениях человека, а также в крови. Однако исключительно высокая активность фермента в слюне (по сравнению с кровью и другими выделениями) позволяет, при соблюдении определенной техники исследования, добиться полной специфичности метода.

Следы слюны чаще всего могут быть обнаружены:

а) на окурках сигарет (папирос, сигар), оставленных подозреваемым или потерпевшим на месте происшествия;

б) предметах, использованных в качестве кляпа при удушении жертвы, на тряпках, полотенцах и других вещах, которыми преступник закрывал рот жертве (обнаружение следов слюны помогает доказать использование этих предметов в качестве кляпа);

в) носовом платке, обнаруженном на месте происшествия или у подозреваемого;

г) местах заклейки конвертов и на марках;

д) посуде (кружках, стаканах, бокалах и т.д.), использованной для питья, пустых банках из-под пива и др.

Чаще всего следы слюны на месте происшествия находятся на окурках сигарет (папирос). В.Н. Волков и А.В. Датий считают, что поскольку в слюне выявляются групповые антигены АВ0, судебно-меди­цинское исследование позволяет определить группу крови курильщика, а также решить вопрос: одним или несколькими лицами оставлены окурки.

При осмотре трупа следы слюны можно обнаружить на коже пострадавшего при совершении убийства (т.к. убийца мог разговаривать или кричать). Известно, что у многих людей в таких ситуациях происходит обильное слюноотделение, тем более при волнении. Иногда следы слюны выявляются на одежде жертвы или на петле, которой сдавливалась шея. В ряде случаев на месте происшествия находятся остатки пищи (хлебобулочные изделия, мясные и кисломолочные продукты, овощи, фрукты и т.д.), использованные жевательные резинки, на которых можно обнаружить присутствие слюны (например, в местах откуса или там, где имеются следы от ложки, которую до этого брали в рот). Следы слюны, найденные на клапанах конвертов и почтовых марках, помогают установить автора анонимных писем. Обнаружить такие следы можно при естественном или искусственном освещении (если участки со следами несколько темнее предмета-носителя), различных углах падения луча света (косопадающий) или в проходящем свете (на тонких тканях след слюны выглядит темнее, чем сама ткань). В затемненных помещениях эти следы выявляют при помощи ультрафиолетовых лучей (следы слюны имеют голубоватое свечение).

Изымать следы слюны нужно с предметом-носителем (окурок, жевательная резинка, посуда и др.) или его частью, причем безотлагательно, поскольку основной компонент слюны – амилаза – быстро разлагается. Это же влечет необходимость предоставления эксперту большого количества материала пятна (вещества слюны давностью до 6 месяцев необходимо 15–30 мг, давностью больше года – 40–50 мг).

Читайте так же:  Бантик для волос из резинок

Объекты, на которых могут находиться следы слюны, следует изымать и направлять на экспертизу в сухом виде (если они влажные, необходимо подсушить их при комнатной температуре). Если окурки имеют особенности, связанные с держанием папиросы во рту, заломом мундштука или способом тушения, то это должно быть зафиксировано в протоколе и путем фотографирования, каждый окурок должен быть помещен в отдельный пакет.

При исследовании окурков, кроме образцов крови и слюны подозреваемых изучаются экспериментальные окурки, которые необходимы для проверки количества оставленной ими слюны.

Если следствие интересует вопрос о половой принадлежности слюны, то ее исследуют по клеткам эпителия слизистой ротовой полости, содержание которых в разной слюне неодинаково. Если эксперт располагает большим количеством слюны на объекте и в ней содержится достаточное количество эпителиальных клеток, то выявление ее половой принадлежности не представляет особой трудности. В других случаях даже достаточное количество слюны не позволяет установить половую принадлежность из-за малого количества в ней эпителиальных клеток. В настоящее время производятся научные и экспертные исследования с использованием метода генотипоскопии для идентификации личности.

Выявление слюны основано на способности нерасщепленного крахмала давать синее окрашивание с раствором металлического йода (так называемая йодокрахмальная реакция). Измельченные ножницами кусочки материала, вырезанные из предмета – носителя пятна, похожего на слюну, и из расположенного вблизи него контрольного участка предмета-носителя, помещают в отдельные пробирки с незначительным избытком толуола и оставляют на 4 часа при комнатной температуре. Затем добавляют по 5 мл солевого раствора картофельного крахмала и оставляют на 20–24 часа при 37 ºС, после чего из каждой пробирки половину жидкости переносят в чистую пробирку и добавляют к ней по 1 капле раствора Люголя, разведенного дистиллированной водой в соотношении 1:3. Если в объекте содержится достаточное количество амилазы, весь или почти весь крахмал расщепляется: мутный раствор становится прозрачным. В этом случае при взаимодействии с раствором Люголя синего окрашивания нет, т.е. наличие слюны доказано. При отсутствии амилазы или очень малом ее количестве в исследуемом объекте раствор остается мутным и синеет при добавлении раствора Люголя, что свидетельствует о том, что слюна не обнаружена. Появление фиолетового окрашивания жидкости в йоде не дает основания для вывода о наличии или отсутствии слюны.

Определение слюны всегда необходимо сопровождать постановкой контрольных опытов, в которых проверяют применяемые реактивы и исследуют такие же по массе кусочки, взятые из участков материала вещественного доказательства, расположенных в непосредственной близости к исследуемому пятну, а также проводят контрольное исследование с вытяжкой из пятна слюны.

Положительный результат во многих случаях удается получить с навесками материала 1–15 мг, особенно если исследуют насыщенные пятна слюны давностью до 6 месяцев, и от 1 до 40 мг – при многолетней давности происхождения пятна. Результат зависит от количества слюны в пятне и содержания в ней амилазы (у разных людей оно неодинаково). Значение имеет и давность происхождения пятна, поскольку известно, что с течением времени активность амилазы падает, хотя и незначительно. В связи с этим при экспертизе необходимо варьировать величину кусочков материала. Однако масса их не должна превышать 100 мг, т.к. при дальнейшем увеличении навесок полученный результат не может считаться достоверным.

Различные заболевания, как общие, так и местные (в том числе заболевания полости рта), не препятствуют обнаружению амилазы. В очень редких случаях у некоторых лиц, страдающих диабетом, амилаза при указанных условиях с помощью описанной реакции определяется и в моче. В связи с этим в случае положительной реакции на присутствие слюны в объектах, на которых не исключено и присутствие мочи, следует провести исследование на определение мочи.

Слюну в пятнах нередко можно обнаружить и в тех случаях, когда вещественное доказательство застирывали с применением моющих средств в течение не более 15–30 минут и проглаживали утюгом в течение 5–10 минут. С помощью реакции на амилазу наличие слюны можно доказать даже в том случае, если слюна попала на пятно крови или кровь находится на ранее испачканном слюной участке вещественного доказательства.

В слюне достаточно хорошо устанавливаются антигены системы Льюис. По клеткам, как правило, находящимся в слюне, можно установить половую принадлежность данного выделения. В ультрафиолетовых лучах выявляют флюоресцирующие участки. Из этих участков (обычно это край клапана конверта) вырезают кусочки, в которых с помощью реакции на амилазу определяют присутствие слюны. Затем в этих же кусочках определяют антигены слюны [37] . Для этого кусочки бумаги конверта отжимают на фильтровальной бумаге, мелко нарезают и исследуют с помощью реакции абсорбции. Слюну можно обнаружить и исследовать в ней групповые антигены, если ею смачивали конверт, на клапане которого нанесен клей, а также в том случае, если слюна смешана с другим веществом, служившим для заклеивания конверта. Следы слюны могут находиться и на почтовых марках. Однако с достоверностью судить о наличии или отсутствии слюны и о ее групповых антигенах в таких случаях едва ли возможно, т.к. слюной обычно смачивают всю или почти всю клеевую поверхность марки, что лишает эксперта возможности выполнить одно из обязательных условий судебно-медицинского исследования вещественных доказательств – поставить контрольные опыты с материалом предмета-носителя, заведомо не содержащим слюну.

Экспериментально установлено, что чистая почтовая марка как предмет-носитель не препятствует обнаружению слюны и определению ее групповой принадлежности. В связи с этим эксперт, исследуя почтовые марки на наличие и групповую принадлежность слюны, хотя и не в праве дать категорическое заключение, однако может изложить в заключении результаты поставленных опытов и указать, что подобные данные получены при наличии или отсутствии на вещественном доказательстве слюны определенной группы, а также оценить феномен выделительства. Вместе с тем он обязан указать, что категорическое заключение не может быть дано, поскольку нельзя было проверить возможность влияния предмета-носителя на результат реакции.

Кусочком марли размером 1х1 см, смоченным в изотоническом растворе хлорида натрия, тщательно протирают свободный край посуды (стакан, чашка и др.) снаружи и внутри. Другим кусочком марли, также смоченном в изотоническом растворе хлорида натрия, протирают посуду в местах, отдаленных от верхнего края, где при рассматривании в ультрафиолетовом свете нет свечения. Кусочки марли (целиком) в отдельных химических пробирках исследуют на наличие слюны. Методика исследования обычная, за исключением того, что раствора крахмала берут только 2 мл, т.к. на посуде, как правило, остается очень небольшое количество слюны. После того как определяют слюну в кусочках марли, их отжимают на фильтровальной бумаге, мелко нарезают и проводят реакцию абсорбции агглютининов в количественной модификации в обычном варианте.

При исследовании остатков пищи, на которых могут присутствовать следы слюны, прежде всего определяют влияние предмета-носителя на реакцию обнаружения слюны и на реакцию абсорбции. Если предмет-носитель не влияет на эти реакции, то в отдельные пробирки помещают часть объекта, где предполагается наличие слюны, и другую часть (контрольную), отдаленную от первой и взятую в таком же количестве.

Когда имеется окурок папиросы или сигареты, устанавливать сам факт наличия слюны не требуется. А поскольку в этих случаях ясно, какой конец окурка находился во рту, легко найти участки, подлежащие исследованию на групповые антигены, а также сделать вырезки из бумаги без слюны.

При расследовании и раскрытии преступлений объектом судебно-медицинского исследования может быть также потожировое вещество. Одним из компонентов потожирового вещества, выделяемого кожными покровами человека, является пот. Последний представляет собой раствор органических и неорганических веществ в воде. Основную массу пота составляет секрет потовых желез, который образуется в результате пропотевания жидкости и растворенных в ней веществ из плазмы крови. Потовые железы распространяются неравномерно: гуще всего на лице, ладонях, подошвах, подмышечных впадинах и в области промежности.

Кроме того, в состав пота входят выделения апокринных желез, расположенных главным образом в подмышечных впадинах, в области промежности, паховых складках, а также значительная примесь кожного сала – продукта сальных желез, которые есть почти на всех кожных покровах (исключение составляют ладони, подошвы, головка полового члена, соски и еще некоторые небольшие участки кожи).

Обычно пот представляет собой бесцветную жидкость, но иногда приобретает различную окраску (при развитии некоторых микроорганизмов). Количество пота, выделяемого человеком, может доходить до 4 г за 1 час. Оно колеблется в зависимости от общего состояния организма, термического и психического воздействия (волнение, испуг), приема лекарств, заболеваний и т.п.

Следы пота стали объектом судебно-медицинской экспертизы сравнительно недавно (в начале ХХ в.). Поводы для исследования следов пота могут быть различными. Иногда преступник бросает свою одежду и надевает украденную. В таких случаях по следам пота на оставленном предмете можно сделать вывод о групповой принадлежности и категории выделительства их владельца. Бывает, что у подозреваемого находят ношеную одежду, предположительно похищенную.

Пятна пота на белых тканях при достаточной интенсивности пропитывания отличаются желтоватым цветом и на окрашенных тканях они не видны, но на участках одежды, подвергающихся интенсивному постоянному пропитыванию (в области подмышек и др.) нередко происходит обесцвечивание или стойкое изменение цвета ткани.

При ультрафиолетовом облучении пятна пота или потовых выделений флюоресцируют беловатым или голубоватым светом. Пот можно обнаружить на одежде, подвергшейся вымачиванию в растворах стиральных порошков или слабой щелочи (соды), однако стирка ее с мылом полностью удаляет пот из пятен. Промывание или смачивание одежды бензином, керосином, перекисью водорода, а также проглаживание ее горячим утюгом не препятствует исследованию. К выводу о присутствии пота следует подходить путем исключения наличия в этом пятне слюны, спермы или мочи.

Для исследования рекомендуется предоставить вещественное доказательство с пятнами, похожими на следы пота (и потожировых выделений): не менее 5–10 мг свежих и 15 мг старых пятен. Если такие отпечатки находятся на различных частях тела трупа (шея, лицо и т.д.), то их изъятие проводят в резиновых перчатках на липкую ленту с маркировкой участка ленты, на котором изъят отпечаток. В качестве предмета-носителя также на липкую ленту изымают отпечаток с незапятнанной поверхности тела.

В поте в большом количестве содержится аминокислота – серин. При обнаружении в пятне неизвестного происхождения большого количества серина можно сделать вывод о том, что это пятно было образовано потом. Серин хорошо сохраняется в пятнах даже при значительных внешних воздействиях на них. В поте возможно установление антигенов системы АВ0 для дифференциации его происхождения. При проведении такого исследования учитывается категория выделительства. Установление наличия пота основано на выявлении кислоты серина: окисление серина перйодатом натрия с образованием формальдегида, дающего цветную реакцию с хромотроповой кислотой.

Если исследуемые пятна находятся на окрашенном или загрязненном вещественном доказательстве, то для предотвращения перехода красителя и загрязнений в вытяжку объект обрабатывают толуолом. Измельченные ножницами кусочки ткани материала, взятые из участка, на котором предполагается наличие пота, и из расположенного вблизи него участка предмета-носителя, помещают в отдельные пробирки и добавляют толуол в таком объеме, чтобы объекты были полностью погружены в него. Спустя 10 минут толуол отсасывают пастеровскими пипетками. При отсутствии окраски или загрязнения обрабатывать объект толуолом не нужно, в этом случае экстрагирование производят непосредственно трихлоруксусной кислотой. После этого определяют наличие серина. К объектам исследования добавляют двадцатипроцентный раствор трихлоруксусной кислоты (кислота должна смочить объект и остаться в незначительном избытке) и выдерживают в течение 20 часов при комнатной температуре. Вытяжку отсасывают и переносят в стаканчик из стекла. Серин хорошо растворяется в подкисленной воде, особенно в присутствии трихлоруксусной кислоты, образующей соль с аминогруппой.

При исследовании следов слюны, пота и потожировых отпечатков на разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

1. Имеются ли следы слюны, пота на представленных вещественных доказательствах (предметах)? (Вопрос о видовой принадлежности следов пота встает перед экспертом редко, однако при необходимости он может быть легко решен).

2. Какова групповая принадлежность пятен слюны, пота? (Для решения этого вопроса эксперту предоставляются вещественные доказательства (окурок, предметы одежды, постельного белья и др.), требуемое для экспертизы количество исследованного объекта (в зависимости от давности пятна), раздельно кровь и слюна подозреваемых лиц. При определении групповой принадлежности пальцевых отпечатков необходимо иметь в виду и возможность их происхождения от разных лиц (последующее наложение одних на другие), поэтому необходимо проведение предварительного дактилоскопического исследования, исключающего или подтверждающего такое предположение. Решение вопроса о групповой принадлежности указанных выделений представляет серьезные трудности и требует значительного количества выделений).

3. Нет ли на одежде в области укусов тела пятен слюны?

4. Какова половая принадлежность эпителиальных клеток, обнаруженных в пятнах слюны?

5. Могут ли следы слюны и пота произойти от конкретного человека?

Вопрос о происхождении отпечатков пальцев от определенного лица решается комплексно на основании результатов дактилоскопического и биологического исследований. Для оценки результатов биологического исследования отпечатков пальцев необходимо учитывать не только группу крови и категорию выделительства проходящего по делу лица, но и степень выраженности групповых антигенов в его пальцевых отпечатках.

Волосы играют значительную роль в качестве вещественных доказательств. Для обнаружения волос место происшествия и предметы на нем осматривают при помощи яркого света, лупы. Наиболее часто волосы находят при обыске квартир, где предположительно было совершено преступление, а также при осмотре транспортных средств. Нередко волосы обнаруживают на орудиях преступления (при убийстве, причинении вреда здоровью и т.п.), в руках трупа, на одежде и теле подозреваемых и потерпевших (при преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности). Волосы могут быть обнаружены в виде одиночных волос или пучка. Цвет волос определяется, напомним, как черный, темно-русый, светло-русый, русый, белокурый и рыжий. Под влиянием гнилостных изменений трупа и почвы он может меняться.

В большинстве случаев обнаружение волос на месте происшествия не представляет больших трудностей, но для этого нужны целенаправленность действий и аккуратность. При поиске волос полезно пользоваться лупой с широким полем зрения. Не следует удовлетворяться нахождением одного-двух волос, нужно собирать возможно большее их число с каждого участка места происшествия. Небольшое количество волос, присланных на экспертизу, значительно ограничивает ее возможности, особенно при решении главного вопроса исследования – о сходстве волос.

Обнаруженные волосы описывают в протоколе осмотра места происшествия и лишь после этого осторожно изымают пинцетом с резиновыми и пробковыми наконечниками, стараясь их не повредить и сохранить имеющиеся в них посторонние загрязнения. Волосы, обнаруженные в разных местах и на разных предметах, помещают в отдельные конверты или пакеты, на которых делают соответствующие надписи с указанием, кем, когда, где (указывают конкретное место, конкретный предмет) и в каком количестве изъяты волосы.

Для сравнения на экспертизу необходимо направлять и образцы волос. Отбор образцов желательно производить с помощью эксперта. Если предполагается, что обнаруженные волосы с головы конкретного человека, тогда у него необходимо ножницами срезать по 15–30 волос с лобной, теменной, правой и левой височных, затылочной области (причем как можно ближе к коже). Каждый пучок волос, изъятый с конкретной области головы, помещают в отдельный пакет или конверт, на котором делают соответствующие надписи (с какой части тела они изъяты, кем, в присутствии кого и когда).

При расследовании дорожных происшествий, убийств с последующим расчленением трупа, в случаях, когда преступники используют маски, и др., необходимо изымать образцы волос и с других частей тела: лица (усы, борода, бакенбарды), рук, ног, груди, живота, подмышечных областей. При преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности в качестве образцов изымают (по тем же правилам) волосы с лобка, промежности у всех проходящих по делу лиц. При изъятии волос у живого лица необходимо отметить, подвергались ли они с момента происшествия и до момента взятия образцов стрижке, завивке, окраске, обесцвечиванию или каким-либо другим воздействиям.

У трупа образцы волос изымает (по поручению следователя) судебно-медицинский эксперт, производящий вскрытие. Кроме образцов волос, необходимо также изымать образцы крови конкретных лиц.

При поступлении на исследование волос в качестве вещественных доказательств эксперт вскрывает упаковку и подсчитывает их количество (кроме случаев, когда представлен пучок волос). Если установлено расхождение между количеством поступивших волос и количеством, указанным в постановлении (определении), то об этом составляется акт в установленном порядке.

Затем эксперт приступает к изучению волос: сначала он исследует волосы в качестве вещественных доказательств, потом образцы волос, присланные для сравнительного исследования, далее производит их сравнительное исследование.

1. Являются ли обнаруженные объекты волосами?

2. Если присланные объекты являются волосами, то какова их видовая принадлежность?

3. Если волосы принадлежат животному, то какого вида? Однородны ли волосы с волосами данного животного, если да, то по каким признакам?

4. Если волосы принадлежат человеку, то можно ли установить их принадлежность к определенному полу?

5. Каково региональное происхождение волос (с какой части тела происходят волосы-улики)?

6. Можно ли установить, выпали или вырваны волосы и из какой части тела?

7. Каким способом или каким предметом отделены волосы? Если волосы срезаны, то как давно?

8. Оборван ли волос, если да, то с помощью быстрого или медленного движения?

9. Нет ли на волосах следов их повреждений, если да, то каков характер этих повреждений, каким предметом они могли быть нанесены? Не могли ли быть получены повреждения каким-либо конкретным предметом?

10. Имеются ли на волосах следы действия высокой температуры?

11. Имеются ли на волосах следы действия огнестрельного оружия (наличие копоти, повреждения от пороха и т.д.)? (Вопрос задается в случае, если волосы взяты из области входного огнестрельного отверстия).

12. Какого цвета волосы? Имеется ли факт изменения волос (под воздействием завивки, окраски, обесцвечивания)?

13. Какова групповая принадлежность волос?

14. Какова групповая принадлежность присланных образцов волос и крови подозреваемого и потерпевшего?

15. Имеется ли сходство обнаруженных волос с волосами потерпевшего или подозреваемого?

Читайте так же:  Лак для волос железная леди

16. Каков характер загрязнения волос, может ли это загрязнение свидетельствовать об определенной профессии подозреваемого (потерпевшего) или об определенном факте?

Принадлежность исследуемого объекта к волосам устанавливается на основании характерного их строения (морфологической картины). У волоса различают корень (часть волоса, находящаяся в коже) и стержень (наружная часть волоса, расположенная над кожей). Корень представляет собой волосяную луковицу, он исследуется в том случае, если волос вырван с корнем. Чаще изучается стержень волоса, в котором различают три слоя. Наружный слой волоса (кутикула) представляет собой черепицеобразно расположенные плоские клетки. Корковый слой состоит из клеток веретенообразной формы, в середине волоса находится сердцевина. Обнаружение в объекте исследования указанных трех слоев позволяет сделать вывод о том, что он является волосом. При необходимости для решения вопроса о принадлежности объекта к волосам могут быть применены другие, специальные методы исследования: исследование рисунка, образуемого свободными концами клеток кутикулы (обнаружение у исследуемого объекта рисунка кутикулы указывает на то, что он является волосом), изготовление поперечных срезов объекта (определяется форма среза, наличие сердцевины, расположение пигмента), изучение микроэлементного состава волос методом эмиссионно-спектрального исследования.

Установив, что присланные объекты являются волосами, эксперт определяет их принадлежность человеку или животному, исходя из особенностей их строения. Сердцевина волос человека обычно представляет собой тонкий тяж либо отдельные островки. Она составляет незначительную часть толщины волоса, основная же масса волоса человека представлена корковым веществом. У животных основную массу волоса составляет сердцевина с хорошо выраженным строением. Корковое же вещество волоса животных узкое, свободные края клеток кутикулы несколько отстоят друг от друга, что при микроскопическом исследовании создает впечатление зубчатого края волоса. Особенности строения рисунка кутикулы, образуемого свободными краями ее клеток, и строения сердцевины позволяют различать волосы животных разных видов. Видовая принадлежность волос может быть установлена с помощью эмиссионного спектрального анализа.

Установление регионального происхождения волос может как иметь самостоятельное значение, так и быть обязательным предварительным этапом исследования при проведении экспертизы сходства волос (между собой сравнивают волосы с одинаковых областей тела). При установлении регионального происхождения волос используют совокупность признаков, свойственных волосам определенной части тела. При этом учитывается длина волоса, его форма и толщина, форма поперечных срезов, расположение пигмента, характер свободных концов волоса и др. По этим признакам устанавливается принадлежность волос шести основным региональным группам: голове, длинным волосам лица (бороде, усам), коротким и толстым волосам лица (бровям, ресницам), длинным волосам туловища (в подмышечных впадинах, промежности, на лобке, груди и животе), коротким и толстым волосам тела (на спине и конечностях); коротким бледным, тонким и нежным волосам лица, туловища и конечностей [38] .

Для решения вопроса о возможности происхождения волос от определенного лица производят сравнение волос, доставленных в качестве вещественных доказательств, и образцов волос проходящих по делу лиц (пострадавших, подозреваемых). При этом изучаются и сравниваются такие особенности волос, как цвет, форма, длина, толщина, наличие и характер сердцевины, особенности периферических и корневых концов, наличие пигмента, его цвет, характер, расположение и др. В этих же целях могут быть использованы и иммунологические исследования – определение групповой принадлежности волос по системе АВ0 (Н) методами абсорбции-элюции и «смешанной» агглютинации. Эти методы позволяют определять групповые антигены системы АВ0 в одном волосе или даже в части волоса длиной 2–3 см.

Содержание групповых антигенов системы АВ0 (Н) в волосах не зависит от степени выделительства, однако сила выраженности групповых антигенов в волосах разных лиц различна и обычно соответствует силе выраженности групповых антигенов в крови данного лица. В случаях, когда исследуемые волосы, являющиеся вещественными доказательствами, изъяты из разных мест, определение в них групповых антигенов должно производиться по отдельности в каждом волосе или в каждой группе волос.

Сопоставление сравниваемых волос по особенностям их строения и групповой принадлежности позволяет эксперту прийти к выводу о том, что по ряду конкретных признаков волосы, присланные в качестве вещественных доказательств, и волосы, доставленные в качестве образца, сходны или, наоборот, различны. Следовательно, в таких случаях эксперт может говорить лишь о сходстве, а не о тождестве волос, т.к. волосы различных людей могут иметь сходство по целому ряду признаков.

При установлении сходства сравниваемых волос эксперт приходит к выводу о возможности принадлежности волос данному лицу, при установлении отсутствия сходства – о невозможности происхождения волос от данного конкретного лица. Для установления сходства волос могут быть использованы также различные инструментальные методы исследования, еще широко не употребляющиеся в экспертной практике, такие как исследование коэффициента светопропускания, подсчет количества линий рисунка кутикулы на определенном протяжении волоса и др.

Половую принадлежность волос можно определять несколькими методами. В вырванных волосах, на луковицах которых сохранились влагалищные оболочки, половую принадлежность выявляют по особенностям структуры полового хроматина в ядрах клеток указанных оболочек, по наличию или отсутствию в них особых флюоресцирующих телец (Ф-телец), характерных для клеток мужского пола.

При необходимости решения вопроса, какие волосы представлены на исследование – выпавшие или вырванные, эксперт исследует особенности строения корня волос. Но это возможно лишь в случае, когда на корневом конце волоса сохранилась луковица. У выпавшего волоса луковица сухая, ороговевшая, без клеточных элементов и оболочек влагалища, форма ее колбовидная, округлая, она не имеет вдавления, в которое входит волосяной сосочек. Луковица вырванного жизнеспособного волоса состоит из жизнедеятельных клеток, обычно покрыта влагалищными оболочками или их обрывками, имеет вдавление волосяного сосочка. У таких волос часть луковицы может отсутствовать. Отличить вырванные волосы от выпавших можно также с помощью гистохимических методов, основанных на особенностях окрашивания живых или омертвевших клеток луковиц волос. По мнению ряда авторов, применение этих методов позволяет устанавливать ориентировочно промежуток времени, прошедший с момента вырывания волоса.

Волосы трупа, длительное время пролежавшего в земле, могут изменить свой цвет в результате гниения. При этом темные волосы приобретают красно-каштановый оттенок, а светлые – светло-каштановый или каштановый.

Происхождение волос от конкретного лица, определение групповой, а в некоторых случаях половой принадлежности устанавливают на основании анализа морфологического строения волос – вещественных доказательств и образцов волос проходящих по делу лиц. Волосы разных людей могут иметь очень сходную морфологию и совпадать по групповым и половым признакам, в то же время волосы одного и того же лица могут обладать некоторыми морфологическими различиями.

Результаты сравнительного исследования каждого волоса эксперт заносит в таблицу, состоящую из следующих граф: порядковый номер волоса, цвет, форма, длина, толщина, кутикула, характер его концов, корковое вещество, повреждения и его особенности. По окончании проведенной экспертизы эксперт составляет в установленном порядке заключение о результатах судебно-биологической экспертизы волос.

На сегодняшний момент в связи с развитием высоких технологий в области науки и техники возросли возможности использования волос, слюны и пота в расследовании и раскрытии преступлений. При расследовании самых разнообразных преступлений проводятся судебно-биоло­гические экспертизы вещественных доказательств, в качестве которых очень часто выступают волосы или обрывки волос, обнаруженные на месте происшествия, на предметах, одежде потерпевшего, подозреваемого и т.д. Необходимо помнить, что волосы могут быть обнаружены практически на месте любого преступления, поскольку даже если человек спокойно сидит или стоит, у него происходит естественное выпадение волос.

При убийствах, изнасилованиях, транспортных происшествиях и в ряде других случаев на месте происшествия, орудиях преступления, одежде и телах людей, транспортных средствах и других предметах могут быть обнаружены волосы или их обрывки, принадлежащие участникам происшествия. Их исследование позволяет проверить возможность причастности к имевшему место преступлению определенного подозреваемого или орудия преступления.

В ходе исследования волос, обнаруженных на месте происшествия, можно установить: способ причинения травмы, условия ее возникновения, формы и вид орудия преступления, которым было совершено преступление.

Повреждение тупыми предметами. При исследовании кожи, поврежденной тупым острым предметом, для получения дополнительной информации целесообразно подвергать волосы, расположенные на ней, микроскопическому исследованию. При гниении или высыхании мягких тканей изучение повреждений волос может дать чрезвычайно ценную информацию о предмете, воздействовавшем на кожу.

Луковицы, выступающие в просвет раны, нередко крючкообразно изогнуты, деформированы, их влагалищные оболочки могут быть повреждены. При воздействии грани тупого предмета волосы могут полностью пересекаться. Поврежденные концы таких волос увеличены в поперечнике, имеют единичные или множественные трещины в корковом веществе. Поверхность отделения волоса может быть средне-, крупнобугристой, ступенеобразной или террасовидной. Нередко поврежденный конец по форме напоминает веер. Кутикула бывает отделена от коркового вещества и расщеплена в виде бахромы. При воздействии тупого орудия на месте приложения силы в волосах отмечаются веретенообразные утолщения с продольными или поперечными трещинами в корковом веществе и отщеплением кутикулы.

Повреждения волос при транспортной травме аналогичны описанным выше, при этом повреждения волос рельсовым транспортом несколько отличаются. В этом случае волосы могут быть повреждены на большем или на всем их протяжении, более выражены их раздавливание и расщепление. На стержнях и концах волос видны обширные загрязнения в виде наложений почвы, металла. Иногда отмечаются четкие утолщения волос с трещинами в корковом веществе.

Острые орудия при воздействии на волосы перерезают их. Концы перерезанного волоса в месте действия острого орудия часто имеют ровную, мелко-, средне- или крупнобугристую поверхность отделения с острыми краями. Характер поверхности отделения зависит как от остроты действовавшего на волосы орудия, так и от толщины перерезаемого пучка волос. Так, при перерезании единичных волос бритвой поверхность отделения в месте повреждения будет ровная, а при перерезании пучка среди волос, имеющих ровную поверхность отделения, будут волосы с мелкобугристой поверхностью отделения и волосы с увеличенными в поперечнике поврежденными концами. Это происходит, видимо, в результате того, что при перерезании большого пучка волосы подвергаются большему сдавливанию, чем единичные волосы или тонкие пряди.

Перед судебно-медицинским экспертом может быть поставлен вопрос о том, вырванным или выпавшим является волос, представленный на экспертизу. При решении этого вопроса следует иметь в виду, что выпавшие волосы всегда имеют ороговевшую, гладкую, сухую луковицу, лишенную влагалищных оболочек. Нижняя часть ее кругловатая, очень редко она переходит в острый веретенообразный конец. Мягкая, сочная луковица вырванного волоса в нижней своей части может иметь зубчатый конец и дефект в месте вдавливания сосочка.

Изменения, которым подвергаются волосы при выстреле в упор или с близкого расстояния, иногда позволяют определить локализацию входного отверстия. Если мягкие ткани трупа находятся в состоянии глубокого гнилостного разложения, то волосы могут быть единственным объектом, позволяющим установить огнестрельный характер повреждения.

При огнестрельных повреждениях головы или других частей тела, покрытых волосами, исследование последних весьма информативно. Являясь кератиновыми эпидермальными образованиями, волосы долго противостоят процессу гниения. Исследование волос, извлеченных из старых захоронений, показало, что они длительное время не подвергаются существенным изменениям и поэтому могут служить достаточно надежным объектом для диагностики огнестрельных повреждений.

Волосы, изъятые из области входного отверстия при выстреле в упор или с близкого расстояния, подвергаются воздействию снаряда, пороховых газов, зерен пороха и копоти, а в отдельных случаях и пламени. А. Швальбе, изучая изменения волос при выстреле с близкого расстояния, установил, что при использовании бездымного пороха действие пламени не отмечается, ни макро-, ни микроскопически не наблюдается опаления, в то время как при выстреле черным порохом волосы всегда опалены. Копоть, откладывающаяся в волосах, не удаляется при промывании их ни в теплой мыльной воде, ни в спирте с эфиром. Это имеет важное значение при экспертизе огнестрельных повреждений на трупах, длительно находившихся в воде.

При выстреле из автомата Калашникова в упор или с близкого расстояния концы поврежденных волос в области входного отверстия расщеплены, у части из них поверхность отделения имеет ступенеобразную или крупнобугристую форму. Кутикула у большинства волос отщеплена и свисает со стержня в виде отдельных волокон. В стержнях некоторых волос в корковом веществе видны дефекты полулунной формы. По мере увеличения расстояния, с которого произведен выстрел, уменьшается количество механических повреждений волос, в то время как наложение вещества черного цвета (копоти) на концах и стержнях волос увеличивается.

При выстреле из охотничьего ружья (калибр 16 мм) в упор или с близкого расстояния волосы подвергаются значительным механическим повреждениям: концы поврежденных волос метлообразно расщеплены с глубокими продольными трещинами в корковом веществе, волосы на срезе имеют косую и поперечную крупнобугристую поверхность сечения.

Описанные повреждения могут быть обнаружены на шерстяной одежде, находившейся на потерпевшем, поскольку этот вид ткани изготавливается из волос животных. Повреждения волос, нанесенные молью, похожи на огнестрельные. Дифференцировать их можно по внутренней поверхности полулунных отверстий: в случае огнестрельных повреждений она гладкая, а при поражении молью – зазубренная.

Наиболее часто волосы фигурируют в качестве вещественных доказательств в уголовных делах при расследовании убийств, краж, автодорожных преступлений и т.д. Во многих случаях обнаружение волос не представляет особых затруднений, однако для этого требуется большая аккуратность и целенаправленность действий. Судебно-медицинским исследованием следов слюны можно определить:

а) механизм совершения преступления (так, следы на свернутом полотенце, лежащем рядом с трупом, могут свидетельствовать об удушении жертвы);

б) характеристику преступника (групповую принадлежность выделителя);

в) особенности пребывания преступника на месте происшествия (большое количество окурков может свидетельствовать о длительности его пребывания в этом месте).

Так, 25 мая 2007 г. в 00.15 в прачечном цехе г. Тобольска был обнаружен труп В.В. Чемерис с признаками насильственной смерти. По данному факту прокуратурой г. Тобольска было возбуждено уголовное дело. В ходе осмотра места происшествия были изъяты нож и окурки. В совершении указанного преступления подозревалась гр. Н.А. Григорьева, у которой были получены образцы крови и слюны. В отношении изъятых вещественных доказательств была проведена судебно-медицинская экспертиза, в ходе которой на изъятых с места происшествия окурках была обнаружена слюна. Судебно-медицинская экспертиза установила групповую принадлежность слюны гр. Григорьевой, тем самым вина ее на суде была полностью доказана [39] .

В последнее время все чаще и чаще объектами судебно-медицинской экспертизы становятся следы пота, что обусловлено возросшим уровнем использования следов пота при расследовании и раскрытии преступлений. Поводы для исследования могут быть самыми разнообразными. Так, 10 октября 2006 г. в период времени с 13.00 до 15.45 неустановленные лица совершили кражу имущества по адресу: г. Тобольск, 8 мкр., д. 12, кв. 1. В ходе осмотра места происшествия – кв. 1 дома № 12 – было изъято: три окурка с пола перед входом в комнату, осколки стекла и перчатка кожаная черного цвета. При проведении экспертизы в отношении изъятых вещественных доказательств был обнаружен след слюны на изъятых окурках, следы пота на осколках стекла и кожаной перчатке, по которым судебно-медицинская экспертиза установила половую и групповую принадлежность обнаруженных следов, что помогло следствию установить примерный круг лиц, причастных к данному преступлению [40] .

Эффективность судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения связана с разработкой новых и совершенствованием уже существующих лабораторных методов исследования, применяемых в различных областях медицины и биологии.

Большое разнообразие биологических объектов, а также широкий круг вопросов, решаемых экспертами-биологами, требует от последних совершенного владения современными серологическими, иммунологическими, цитологическими, хроматографическими и электрофоретическими методами исследования.

Широкое применение, особенно в последнее время, получили иммунофлюоресцентные методы исследования. С их помощью можно определить видовую и групповую принадлежность мельчайших объектов. Реакция является высокочувствительной, в результате чего можно ожидать неспецифических результатов. Это обязывает экспертов перед исследованием осуществлять подборку титра изосыворотки и совмещение его с косящим титром. Правильной оценке результатов мешает возникающая аутолюминесценция, для устранения которой целесообразно введение альбумина, меченного родамином. Этот метод успешно применяют для дифференцирования антигенов крови, антигенов спермы, влагалищных выделений и т.д.

Таким образом, существует множество методик определения групповой принадлежности любых объектов биологического происхождения. Недостатками указанных методик является либо их малая чувствительность, либо неспецифичность, либо влияние предмета-носителя, который оказывает воздействие на сыворотки, в результате чего антигенная принадлежность не может быть установлена. Невыявление ее может быть связано и со слабыми свойствами самого антигена. На сегодняшний день уже разработан способ определения групповой принадлежности в объектах биологического происхождения при патологических состояниях организма, который может использоваться и при работе с гнилостно измененными объектами (кровь, выделения, волосы) в тех случаях, когда другими методами групповая принадлежность не определяется.

Результаты широкого применения метода изоэлектрического фокусирования (ИЭФ), основанного на различных принципах фракционирования, способствовали переходу на совершенно новый этап в развитии естественных наук. Благодаря большой разрешающей способности ИЭФ, с его помощью удается зарегистрировать более высокий уровень полиморфизма сывороточных, ферментных систем тканевых белков, а также намного больше генетических вариантов, чем это позволяют сделать традиционные электрофоретические методы. При использовании ИЭФ был разработан метод определения собственных групп волос.

Особое значение на практике уделяется экспертизе сходства волос. Сравнивать волосы можно лишь при их одинаковой региональной принадлежности, а применение метода ИЭФ в ультратонком полиакриламидном геле для анализа кератинов волос человека дает возможность устанавливать их полиформизм в качественном и релятивном соотношении волокнистых и матриксных компонентов.

Таким образом, судебно-медицинское исследование слюны, волос и пота оказывает существенную помощь судебно-следственным органам в расследовании и раскрытии преступлений. Изучение литературы, материалов уголовных и судебных дел показало, что многие важные биологические вещества (волосы, пот, слюна) достаточно узко используются в расследовании преступлений. Чаще уделяется внимание трасологическим признакам (форма, размеры и др.) таких следов. Поэтому в данном учебном пособии приведены методы и средства поиска, изъятия и биологического анализа указанных веществ, обнаруживаемых на месте происшествия и орудиях преступления, теле и одежде потерпевшего и подозреваемого; возможности предварительных проб (исследований) и судебно-медицинской экспертизы. Считаем, что информативная ценность крови возрастает при установлении групповой принадлежности, определении некоторых генетических признаков, а также механизма образования следов для реконструкции ряда обстоятельств события на месте преступления.