Меню

Глаукома операция федорова

Отдел хирургического лечения глаукомы

В отделе работают: 6 сотрудников, в том числе 4 кандидата медицинских наук, 2 врача высшей категории.

Специализация отдела: ранняя диагностика различных форм глаукомы; динамическое наблюдение за состоянием зрительного нерва, зрительных функций, гидродинамики глаза, отражающих стабилизацию глаукоматозного процесса; разработка и усовершенствование лазерных и микроинвазивных хирургических технологий лечения глаукомы; исследование факторов риска прогрессирования глаукомы после проведенного лазерного и хирургического лечения глаукомы.

Отдел хирургии глаукомы был создан в 1983 г. из научного и клинического подразделений МНТК «Микрохирургия глаза». Первым руководителем отдела хирургии глаукомы был профессор В.И. Козлов, который в 1986г. совместно с академиком С.Н. Федоровым изобрел новую технологию операции при глаукоме — непроникающую глубокую склерэктомию, позволившую снизить травматичность хирургии глаукомы до минимума.

Модификация техники операции непроникающей глубокой склерэктомии, разработанная сотрудниками института, расширила показания для тяжелых случаев первичной и вторичной глаукомы. В запущенных стадиях глаукомы используются современные дренажные устройства и импланты.

Благодаря многоплановым экспериментальным и клиническим исследованиям сотрудниками отдела хирургии глаукомы совместно с лазерным отделом МНТК «Микрохирургия глаза» были разработаны и внедрены в практику операции с применением различных источников лазерной энергии, что в комбинации с хирургическими вмешательствами позволяет компенсировать внутриглазное давление.

К преимуществам разработанных операций можно отнести:

  • малую инвазивность;
  • возможность амбулаторного проведения операций;
  • практически полное отсутствие осложнений;
  • высокую эффективность.

В настоящее время в отделе хирургического лечения глаукомы применяются самые современные разработки мировой и отечественной офтальмологии, включающие в себя лазерное лечение глаукомы самостоятельно и комбинированное лазерное лечение в сочетании с хирургической операцией при начальных стадиях глаукомы.

Лазерные операции выполняются на новейшей лазерной установке Selecta Trio, позволяющей выполнять все виды лазерных операций на переднем и заднем отрезках глаза, а также комбинированные лазерные вмешательства, качество и результаты лечения контролируются с помощью новейшего компьютерного томографа SPECTRALIS.

В особо тяжелых случаях, при многократно оперированной глаукоме, а также при ранее проведенных вмешательствах у пациентов с коморбидной патологией в отделе проводятся высокотехнологичные хирургические вмешательства с использованием лучших дренажей и имплантов, применяемых в мире.

При далеко зашедшей стадии глаукомы и терминальной глаукоме выполняется микроимпульсная лазерная циклофотокоагуляция на новейшем аппарате Cyclo G6 Glaucoma laser system IRIDEX (США) по оригинальной методике, разработанной в отделе хирургического лечения глаукомы МНТК “Микрохирургия глаза” им. акад. С.Н. Федорова.

В отделе хирургического лечения глаукомы МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова ежегодно проводится более 6 000 микроинвазивных хирургических и лазерных операций при глаукоме, что превышает показатели европейских стран и США.

Офтальмохирурги владеют более чем 20-ю видами лазерных и хирургических вмешательств.

Стабильно минимальные осложнения после проведенных операций обеспечивают высокую эффективность лечения.

Отдел хирургии глаукомы является клинической базой для обучения врачей как в России, так и за рубежом.

Сотрудники отдела активно сотрудничают с коллегами в региональных медицинских центрах, проводя научно-клинические телеконференции, дистанционные консилиумы и консультации по сложным клиническим случаям в телемедицинском формате через портал Минздрава России.

Глаукома — это заболевание, вызванное высоким внутриглазным давлением, без лечения приводящее к необратимой гибели зрительного нерва. А гибель зрительного нерва означает безвозвратную потерю зрения. Однако, ранее выявление и лечение может притормозить или даже остановить прогрессирование заболевания.

Что вызывает глаукому?

В глазу постоянно продуцируется жидкая субстанция, называемая водянистой влагой. Водянистая влага секретируется цилиарным телом в заднюю камеру — небольшое пространство между хрусталиком и радужкой. Далее она выходит через отверстиезрачка в переднюю камеру — пространство между роговицей и радужкой — и заполняет ее. В углу передней камеры, где сходятся роговица и радужка, расположена сложная дренажная система глаза, через которую водянистая влага покидает глаз и уходит в кровеносное русло. Именно баланс между продукцией и оттоком водянистой влаги определяет внутриглазное давление (ВГД). У большинства людей ВГД находится в пределах 16-25 миллиметров ртутного столба. Хотя некоторые глаза могут выдерживать более высокое давление. Поэтому норма всегда индивидуальна: то, что высокое для одного, может оказаться нормальным для другого.

Основные формы глаукомы

Открытоугольная глаукома

Кончиками стрелок показано отложение белесоватого вещества, называемого псевдоэксфолиациями, на передней капсуле хрусталика. Происхождение этого вещества плохо изучено, но хорошо известен подвид окрытоугольной глаукомы, связанной с блоком путей оттока внутриглазной жидкости отложением псевдоэксфолиаций в углу передней камеры глаза.

Эта наиболее распространенная форма глаукомы также известна как ‘хроническая открытоугольная’ или ‘ первичная открытоугольная’. При этой форме глаукомы, хотя передний отрезок глаза выглядит нормальным, водянистая влага не получает должного оттока, скапливается в глазу, и, как следствие этого, повышается внутриглазное давление. Без лечения ведет к постепенной, но безвозратной потере зрения. Обычно врач назначает глазные капли для снижения ВГД, но их часто бывает недостаточно для требуемого снижения давления. Поэтому приходится выполнять антиглаукомную операцию — лазерную или ножевую.

Закрытоугольная глаукома

Эта форма встречается у 10% больных глаукомой. Закрытоугольная глаукома характеризуется острыми приступами закрытия угла передней камеры. Это случается из-за патологии передних отделов глазного яблока. В большинстве своем эта патология проявляется мелкой передней камерой, т.е. уменьшением пространства между роговицей и радужкой, что суживает просвет путей оттока водянистой влаги из глаза. Если отток полностью блокируется, ВГД повышается до высоких цифр.

В то время как пациенты с открытоугольной глаукомой часто не имеют никаких симптомов, пациенты с закрытоугольной глаукомой, напротив, во время приступа испытывают сильную боль в глазу, сопровождаемой головной болью в одноименной половине головы, тошнотой, рвотой, радужными кругами перед глазом, его покраснение. Острый приступ глаукомы — это ургентное состояние, требующее немедленного начала адекватного лечения. В противном случае за несколько часов зрительный нерв может полностью погибнуть, и человек лишится зрения на этот глаз на всю жизнь.

Вторичная глаукома

Когда какое-либо глазное заболевание приводит к повышению ВГД, говорят о вторичной глаукоме. Ее причинами могут стать воспаление, травма, операции, сахарный диабет, опухоли и некоторые лекарственные препараты. При этой форме глаукомы требуется как лечение основной проблемы, так и глаукомы.

Врожденная глаукома

Эта редкая форма глаукомы встречается у детей и в большинстве случаев требует хирургического лечения.

Признаки (симптомы)

Глаукома — коварная болезнь, потому что она редко вызывает жалобы.Обнаружение и профилактика зачастую только возможны через регулярные осмотры у офтальмолога. А такие формы глаукомы, как закрытоугольная и врожденная, вызывают появление симптомов.

Острый приступ закрытоугольной глаукомы

Чрезвычайно сильная боль в глазу

Резкое ухудшение зрения

Головная боль (часто болит половина головы со стороны больного глаза)

Тошнота и рвота

Засветы и светобоязнь

Увеличение размеров роговицы и всего глаза

Диагностика

По причине того, что глаукома в большинстве случаев никак себя не проявляет, лица старше 40 лет должны один раз в год показываться офтальмологу с обязательным измерением внутриглазного давления. Тем, у кого доктор подозревает глаукому, могут понадобиться дополнительные исследования.

Обследование на глаукому включает в себя несколько стандартных компонентов. В дополнение к измерению внутриглазного давления, определяют скорость образования водянистой влаги в глазу и скорость оттока внутриглазной жидкости (тонография). Доктор также оценивает состояние диска зрительного нерва (офтальмоскопия), проверяет поле зрения и исследует передние структуры глаза при помощи специальной контактной линзы (гониоскопия).

Диск зрительного нерва становится серым при глаукоме и в его центре появляется характерное углубление (экскавация). Чем дальше продвинулась глаукома, тем шире экскавация. Ширину экскавации оценивают количественно, беря ее ширину как отношение к ширине диска. Например, Э/Д (экскавация/диск), равная 0.5, говорит о менее продвинутой глаукоме, чем Э/Д = 0.9.

Прогрессирование глаукомы также оценивают по результатам проверки полей зрения (периметрия). Для начальной глаукомы характерны изменения в центральном поле зрения, для более продвинутых стадий — сужение периферического поля зрения вплоть до т.н. трубчатого зрения, когда пациент видит только то, что находится прямо перед его глазами, а все, что находится по бокам, сверху и снизу — сплошная чернота. Периметрия позволяет оценить эффективность лечения. Если за определенный промежуток времени при назначенном лечении не произошло существенного сужения поля зрения, это значит, что было достигнуто достаточное снижение ВГД.

Структуры угла передней камеры глаза трудно осмотреть без помощи специальной гониоскопической линзы. Наличие зеркал в последней позволяет свету проникнуть в угол передней камеры и дает возможность доктору оценить его строение.

Некоторым больным бывает достаточно назначения капель для снижения давления, чтобы приостановить дальнейшее развитие глаукомы. В любом случае, капли от давления — это первый этап лечения глаукомы, который назначается всем больным при выставлении диагноза. Существует несколько групп препаратов в капельной форме, которые снижают ВГД. При недостаточном эффекте от одного препарата прописывают их комбинацию.

Операция назначается, когда медикаментозное лечение не снижает ВГД до нормальных цифр или не останавливает прогрессирование глаукомы. Существует множество различных антиглаукомных операций. Некоторые из них делаются лазером в амбулаторных условиях, некоторые сопровождаются вскрытием глазного яблока и проводятся в операционной. Цель большинства антиглаукомных вмешательств увеличить патологически сниженную скорость оттока водянистой влаги из глаза. Лишь незначительное число операций направлено на снижение влагообразования.

Читайте так же:  Программа для лечения косоглазия у детей eye

Мнение о достаточности одной операции по поводу глаукомы глубоко ошибочно. Операцией глаукома не излечивается. Болезнь остается на всю жизнь, операцией только снижается давление. Снижение давления после операции не бывает вечным. Как правило, через несколько лет внутриглазное давление снова становится высоким. Отсюда вывод: После операции нужно продолжать периодически наблюдаться у врача и измерять внутриглазное давление!

Врач-офтальмолог: «Глаукома – воришка, крадущий зрение»

Каждую минуту в мире один человек теряет зрение. В большинстве случаев причиной слепоты служит глаукома. Как защитить себя от болезни?

Рассказывает президент Российского глаукомного общества, заведующий кафедрой офтальмологии РГМУ, профессор Евгений Егоров.

Подозрение или диагноз?

Лидия Юдина, «Здоровье АиФ»: Евгений Алексеевич, глаукома – заболевание, которое при отсутствии лечения грозит неминуемой слепотой. Но есть страшные данные: 50% пациентов с глаукомой не знают о своём заболевании.

Евгений Егоров: Глаукому часто сравнивают с воришкой, незаметно крадущим зрение. Сначала болезнь никак не проявляет себя: человек, как правило, хорошо видит, у него ничего не болит и поэтому ему и в голову не приходит заподозрить неладное. Поэтому на ранней стадии, когда с помощью лечения можно затормозить падение зрения, глаукома выявляется лишь у 30% пациентов.

– Это правило редко выполнялось и тогда, и теперь. К тому же диагностика глаукомы на ранней стадии – дело крайне сложное. Офтальмологов в стране – 12–13 тысяч, но специалистов по глаукоме не более 500 человек. Понятно, что они есть далеко не в каждой клинике.

Полноценный осмотр должен продолжаться не менее часа и включать измерение внутриглазного давления, осмотр глазного дна, исследование полей зрения. Такая диагностика сегодня доступна в областных и краевых центрах. Но и наличие высокотехнологичного оборудования порой не позволяет диагностировать глаукому. Даже существует официальный диагноз «подозрение на глаукому», и некоторые больные в этом статусе пребывают около двух лет – за это время его можно либо подтвердить, либо опровергнуть.

Над улучшением методов диагностики сегодня работают учёные всего мира, поскольку гарантировать успешность лечения может только его своевременный старт. Прогресс в лечении глаукомы связывают с появлением перспективных научных разработок. За рубежом уже создана специальная контактная линза, которая позволяет измерять внутри­глазное давление в течение суток. Информация о давлении передаётся на компьютер, а затем расшифровывается специалистом. Такие линзы позволяют выявить уровни колебания давления в течение суток и оценить, насколько эффективно лечение.

Кто в группе риска

— Почему и у кого возникает глаукома?

– Единой причины не существует. Это многофакторное заболевание. Большое значение имеют возраст (чаще всего глаукома диагностируется в возрасте 60–65 лет, а после 75 лет она фиксируется у 20 человек на 1000), наследственность (если у прямых родственников была диагностирована глаукома, вероятность болезни возрастает в 6–10 раз), особенности строения глаза. В группе риска находятся пациенты с повышенным артериальным давлением, а также с атеро­склерозом и сахарным диабетом. Однако главный фактор (и единственный, на который можно повлиять) – это повышенное внутриглазное давление. Критическая отметка – 21 мм рт. ст. (верхняя граница среднестатистической нормы внутриглазного давления). Однако нужно помнить, что норма внутриглазного давления у каждого своя. И давление, которое для одних является нормальным, для других может быть повышенным. Определить свой вариант нормы можно только с помощью мониторинга (измерение давления утром и вечером в течение нескольких дней). За рубежом появилась прорывная разработка, с которой связывают надежды на прогресс в диагностике и лечении глаукомы – это специальная контактная линза, которая позволяет измерять внутриглазное давление в течение суток. Информация о давлении передаётся на компьютер, а затем расшифровывается специалистом. Такие линзы позволяют выявить уровни колебания давления в течение суток и оценить, насколько эффективно назначенное лечение.

Ещё один настораживающий признак – большая разница давления (более 3 мм рт. ст.) в парных глазах.

Капли или операция?

— Ещё совсем недавно единственным эффективным методом лечения глаукомы считалась операция.

– Хирургический подход к лечению глаукомы в своё время активно продвигал выдающийся офтальмолог Святослав Фёдоров. Однако практика показала, что даже хирургия не даёт 100%-ного результата.

Остановить болезнь невозможно. Задача врачей – затормозить процесс. Нормализировать внутриглазное давление проще всего на начальной стадии болезни – иногда для эффективного лечения достаточно применения одного препарата. В запущенных случаях назначается комплексное лечение с применением нескольких видов лекарств, лазерной терапии, хирургии, но достичь нормализации давления, к сожалению, удаётся только у 20% пациентов.

— Существуют ли способы профилактики глаукомы?

– Профилактика глаукомы невозможна. Но уберечь от потери зрения может своевременный старт лечения. У меня есть пациенты, которым этот диагноз был поставлен 20–30 лет назад. И острота их зрения с тех пор не снизилась. Глаукома – не приговор, жить с таким диагнозом можно достаточно комфортно, если регулярно посещать врача и выполнять все его рекомендации и назначения.

Что нужно знать о глаукоме

У людей, занятых интеллектуальным трудом, глаукома развивается реже – во время работы на компьютере, чтения книг к мышце, которая изменяет положение и радиус хрусталика, поступает больше крови. За счёт этого улучшается кровоснабжение фильтра, через который происходит отток жидкости из глаза (корнеосклеральная трабекула), – он меньше склерозируется и благодаря этому риск развития глаукомы снижается.

Глаукома бывает двух видов – открытоугольная и закрытоугольная. При открытоугольной глаукоме засоряется фильтр, через который происходит отток жидкости из глаза. Этот вид глаукомы годами не проявляет себя и обнаруживается уже на поздней стадии. Закрытоугольная глаукома, как правило, возникает в пожилом возрасте. При этом заболевании отток жидкости нарушается из-за сужения пространства угла передней камеры глаза. Возникает сильнейший болевой приступ (боль в глазу, отдающая в челюсть, резкое снижение зрения), по интенсивности сопоставимый с нарушением мозгового кровообращения. При таких симптомах нужно немедленно обратиться за помощью, иначе есть риск потерять зрение навсегда.

При глаукоме всегда поражаются оба глаза. Процесс возникает в одном глазу и идёт неравномерно, но обычно на 3‑й стадии болезни процесс выравнивается в обоих глазах.

Глаукома нередко сопровождается катарактой и близорукостью – развитие катаракты сопровождается образованием веществ, которые блокируют пути оттока внутриглазной жидкости, а при глаукоме скапливаются продукты обмена, которые создают условия для помутнения хрусталика. Близорукость осложняет течение глаукомы и создаёт дополнительные трудности при лечении.

Операция глаукомы. Проверено на себе

Глаукома — это хроническое заболевание глаз, при котором нарушен отток глазной жидкости, что приводит к резкому увеличению внутриглазного давления, отмиранию глазного нерва и, как следствие, к частичной или полной потере зрения. Все зависит, на какой стадии болезнь была выявлена и начато соответствующее лечение – медикаментозное или оперативное.

Как говорит статистика, процент больных глаукомой в мире непрерывно растет. Если раньше это была, в основном, болезнь людей пожилых, то сейчас она все больше и больше «молодеет». По некоторым источникам, сейчас в России и индустриально развитых странах Запада больны глаукомой около 20 процентов людей старше 40 лет…

Такой диагноз поставили и мне. Года три я лечил больной глаз каплями, которые прописал мне врач, но недавно они перестали мне помогать. Давление превысило норму, и меня в конце декабря прошлого года направили на операцию в Москву, в МНТК «Микрохирургия глаза» им. Святослава Федорова. Для жителей Подмосковья это бесплатно.
Положили в пятницу, а уже в понедельник прооперировали. Есть перед операцией запретили, но так как питание в клинике довольно приличное, к тому же на завтрак давали бутерброды с красной икрой (вспомним с горечью нашу районную больницу), то мы с коллегами по несчастью не удержались и слегка нарушили предписание.
Перед операцией нас переодели в специальную униформу, состоящую из широких брюк и просторной рубахи, и повезли на 8-й этаж, где располагается операционный блок. В коридоре ждала сидячая очередь. Одетые в зеленые рубахи – на операцию катаракты, в синие, как у нас, — на операцию глаукомы.
Мучительно ждем. Внутри, естественно, все напряжено. Очко, как говорится, не железное. Все-таки операция на глазу – это не укол в ягодицу.
Наконец, из операционной выходит врач и называет мою фамилию. Я усаживаюсь в мобильное кресло, и он закапывает мне дезинфицирующие капли. Сижу, снова жду.
Вот отодвигается стеклянная дверь в операционный бокс, откуда с периодичностью в 15-20 минут вывозят сидящих в креслах прооперированных пациентов с заклеенным марлей глазом, и везут меня…

В операционном блоке справа и слева темные кушетки. По центру громоздятся мощные высокие станки с микроскопами, похожие на рентгеновские аппараты. Вокруг люди в темноцветных комбинезонах. Врачи и медсестры.
Меня укладывают на правую кушетку. Слева, слышу, кому-то вставляют в глаз искусственный хрусталик — значит, оперируют катаракту. А у нас – глаукому.
Мой хирург – кандидат медицинских наук Юрий Эдуардович Нерсесов, могучий мужчина интеллигентного вида.
Меня укладывают на спину, головой в фиксирующий обруч. Руки свободно лежат вдоль тела. В левую кисть вонзают иголку от капельницы, на указательный палец правой руки натягивают резиновый набалдашник датчика кардиограммы. Лицо накрывают специальным покрывалом с отверстием под оперируемый глаз. Жду с покорностью фаталиста.
Мне делают два укола рядом с глазом. Терпимо. Обезболивающая заморозка. В глазницу что-то вставляют.
А дальше начинается операция. Врач говорит: «Помогите мне. Смотрите вниз и влево». Я отвечаю: «Да» и пытаюсь следить за своим зрачком, но он все время куда-то уплывает. Я снова судорожно опускаю его вниз. Эта борьба занимает все мое сознание.
Чувствую, как скальпель разрезает мою плоть, готовя каналы для оттока внутриглазной жидкости. Именно засорение этих каналов и повышает внутриглазное давление, давящее на зрительный нерв и постепенно убивающее его. Глазной нерв отмирает – зрение падает – это и есть глаукома. Цель операции — прорезать новые каналы для оттока жидкости.

Читайте так же:  Альтернирующее сходящееся косоглазие

Боли не чувствую совершенно. Только ощущаю сильные и точные движения инструмента в руках хирурга, делающего сегодня четырнадцатую (!) подряд операцию.
В конце мне делают еще один укол. Операция окончена. Она заняла, думаю, как и у других, 15-20 минут. И она не страшнее пломбировки зуба в кабинете стоматолога.
Слышу голос Юрия Эдуардовича: «Все. Операция прошла успешно. Вставайте». Сил поблагодарить нет. Об этом вспоминаю только позже.
Меня снова усаживают в кресло и вывозят в коридор. На прооперированном глазу повязка, в руках история болезни. Медсестра оттаскивает кресло к лифту, и мы спускаемся на этаж отделения глаукомы. В душе покой и удовлетворение, что все уже позади.
На следующий день меня выписывают.

Через два дня я снова приезжаю в институт на врачебную комиссию. Там нас осматривает представитель страховой медицинской компании. Если операция проведена успешно, компания оплачивает институту операцию. Если нет – соответственно, тоже нет. Мою операцию признают успешной. Еще месяц нужно закапывать специальные капли, и о болезни можно забыть. Но раз в три месяца проверять давление. На всякий случай…

Эх, если бы операцию сделать пораньше, на более ранней стадии болезни! Об этом я говорю при встрече с Юрием Эдуардовичем, с которым заранее договорился об интервью.
Он соглашается.

— Юрий Эдуардович, вы в тот день, когда оперировали меня, провели 14 операций. Это, наверно, очень тяжело?
— Вы знаете, это количество не всегда такое. Это связано с тем, что в клинике был последний операционный день перед Новым годом. Обычно же количество операций в день у меня бывает десять-одиннадцать. Это, конечно, не намного меньше, но мы привыкли так работать. За все годы, что я работаю в МНТК, это средняя норма.

— А, кстати, сколько вы здесь работаете?
— Я пришел в Московскую лабораторию экспериментальной клинической хирургии глаза с клиникой под руководством профессора Святослава Федорова сразу после окончания 1-го Московского медицинского института в 1975 году. Два года я учился в ординатуре, а потом стал уже штатным сотрудником.

— Вы не считали, сколько операций вы уже сделали за свою жизнь?
— Трудно сказать, потому что в разные годы проводилось разное количество операций. Я начинал работать под непосредственным руководством Святослава Николаевича, в его бригаде. Тогда была совсем другая техника хирургии катаракты и глаукомы, и времени на проведение одной операции требовалось несравнимо больше.
Но время шло, и изменения происходили прямо у меня перед глазами. Сейчас техника и технологии операций изменились радикально. Сегодня вся глазная хирургия – это хирургия на микроуровне. Даже операции на стекловидном теле, операции по замене хрусталика проводятся только через минимальные разрезы, которые в последующем не требуют наложения швов. Поэтому и количество операций различное. Оно выросло.
Сейчас я делаю в год порядка восьмисот-девятисот операций. Вот и считайте.

— Я перезнакомился со многими пациентами в клинике. Они в основном из Московской области…
— Да, в основном это жители Подмосковья и москвичи, они лечатся бесплатно, по ОМС.

— И благодарить за это, по-видимому, нужно нашего губернатора…
— Да, и в этом отношении пациентам из Московской области особенно повезло, потому что все операции, включая и антиглаукоматозные, и по замене хрусталика, проводятся для них абсолютно бесплатно.

— Я видел, что вы и в субботу приезжаете на службу, жертвуя своим выходным днем.
— Если я оперирую по пятницам, а это происходит уже на протяжении порядка десяти лет, то утром в субботу я обязательно приезжаю в клинику, чтобы посмотреть, как чувствуют себя мои пациенты. Я уже как-то привык…

— То есть, живете без выходных и проходных…
— Ну, в воскресенье-то выходной есть и половинка субботы…

— А от чего еще приходится отказываться в быту, чтобы держать себя в нужной форме? Чтобы, скажем, руки не тряслись? Отказаться от вождения машины, не пить коньяк?
— Нет, машины есть практически у каждого сотрудника института, и это не мешает. Что же касается потребления горячительных напитков, то тут, конечно, все очень и очень ограничено. Тут помогает внутренняя дисциплина. И наши хирурги, которые много и качественно оперируют, они, в общем-то, не любители алкоголя. Они больше занимаются спортом, оздоровительными процедурами и т.п.

Глаукома, как и сифилис, не вылечивается

— Глаукома, как говорят, не вылечивается, но лечение способно «заморозить» ситуацию с больным глазом, чтобы состояние больного не ухудшалось. Это так?
— Возможно, это не совсем корректное сравнение, но я бы сравнил глаукому с сифилисом. Она, так же как и сифилис, не вылечивается, а ЗАлечивается (смеемся). Поэтому разговор о том, что глаукома не лечится, — это устаревшее представление. Сейчас метод лечения – это так называемая непроникающая хирургия. То есть, мы не входим в полость глаза, мы работаем на той зоне, где имеется препятствие оттоку жидкости из глаза. Это минимальные величины, и выполнение таких тонких операций возможно только под микроскопом. И они не несут в себе никаких осложнений – ни во время операции, ни в послеоперационный период.
Наша задача – остановить процесс болезни, «заморозить» ситуацию со зрением на том уровне, какой был до операции. Поэтому чаще всего пациенты, как они видели до операции, так они и видят после нее.
Но вот повернуть процесс вспять мы не можем, потому что отмершие в процессе болезни волокна зрительного нерва не восстанавливаются.

— Я слышал, кого-то оперируют скальпелем, кого-то лазером. Почему?
— Это зависит от сложности заболевания. Если оно на начальной стадии, без изменений полей зрения, при умеренном повышении внутриглазного давления – то тогда можно провести лазерную антиглаукоматозную операцию. А там, где ситуация запущенная, — то там используют скальпель.
Плюс лазерная операция проводится в случае узкоугольной глаукомы. Это частный случай глаукомы. Есть и другие случаи применения лазера.

— Считается, что результат операции глаукомы может иметь для пациента три исхода: 1. Человек уже никогда не будет делать повторных операций и закапывать капли, снижающие внутриглазное давление. 2. Повторная операция не нужна, но капли надо будет капать до конца жизни. 3. Нужна повторная операция, а иногда и не одна с периодичностью года в два. Это так?
— В принципе, все три пункта имеют место быть. И все зависит, в какой стадии развития болезни оперируется пациент. Конечно, имеет влияние и возрастные параметры, особенно сопутствующие пожилому возрасту сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Довольно много больных имеют на фоне диабета повышение внутриглазного давления. Мы это учитываем.
О процентах. Если делать операцию глаукомы на начальной стадии ее развития, то по статистике благоприятный исход наблюдается в районе 85-90 процентов случаев.
С более запущенной стадией болезни процент, конечно, уменьшается. И при запущенных стадиях – процент успешных операций составляет где-то около 60 процентов.
Это статистика нашего отделения, нашего института. В других клиниках методы лечения могут быть другими, и, соответственно, статистика будет своя.

— Провокационный вопрос. Если результат лечения не тот, который хотелось бы получить в итоге, — в чем причина? Чего здесь больше – ошибки медицины или каких-то особенностей состояния организма больного?
— Вы понимаете, в чем дело – в любой хирургии стопроцентного результата никогда не бывает. Поэтому, конечно же, существует определенный процент – замечу, очень мизерный процент – возникновения каких-либо ситуаций, при которых либо операция не выполнена в том плане, в котором она должна была быть выполнена, либо результат непосредственно после хирургического вмешательства не удовлетворяет ни пациента, ни самого хирурга. Но с ростом медицинских технологий этот процент уменьшается.
Почему мы ратуем сегодня за раннюю хирургию? – Потому что меняются технологии, появляются современные методы, — например, с применением дренирующих устройств, которые пролонгируют положительный результат операции. И вообще – чем меньше объем хирургического вмешательства, тем меньше ответ организма на это вмешательство. Тем меньше всевозможных процессов, которые могут привести к снижению эффективности проведенной операции.
Кроме того, бывают случаи с предварительным отягощенным состоянием глаза – это травмы, ранения, близорукость в высокой степени (выше 6 диоптрий) и т.п. Это тоже влияет, конечно, на конечный результат операции.

Читайте так же:  Лечение косоглазия методу бейтса

Хирургия – работа творческая

— Профессия хирурга – это, как я увидел, тяжелейший труд, требующий и личного здоровья, и дисциплины, и величайшей концентрации внимания. А для вас и для ваших коллег – это только рутинная работа, как на конвейере, или тут есть место для творчества?
— Я всегда считал, что нет двух одинаковых операций, так же как нет двух абсолютно одинаковых пациентов. У каждого больного есть какое-то свое отличие, своя индивидуальность – и в человеческом плане, и в плане отличия его заболевания. Поэтому я не считаю, что это такая же рутинная однообразная работа, как заколачивание гвоздей. Это все-таки творческий труд.

— То есть зачастую вам приходится принимать решение в последний момент?
— В той или иной степени да. К тому же вы, наверно, заметили, что мы обязательно встречаемся с пациентами до операции, осматриваем их, изучаем анализы, другие данные их обследования, которые позволяют нам уже на подготовительном этапе приблизительно прикинуть план будущей операции.

— Вы этот план записываете или держите в голове?
— Нет, обычно в голове.

— То есть, работа хирурга — это дело, которое способно приносить и моральное удовлетворение от его результата?
— Вы знаете, когда я пришел сюда работать, то первые годы я настолько был увлечен всем этим, потому что студенческие годы, проведенные до этого на кафедре офтальмологии, по сравнению с тем, что я здесь увидел – это совсем другое. То, что делал профессор Федоров, например, установка искусственного хрусталика при лечении катаракты, в советское время многими светилами медицинской науки категорически отвергалось. И Святослава Николаевича в те годы просто заклевывали коллеги, которые считали, что он ставит инородное тело, что он портит глаза.
До сих пор эти люди живы и занимают большие посты в медицинской науке, только они уже несколько поменяли свое отношение к тому, что сделал Святослав Николаевич, потому что жизнь сама показала, кто был прав. И мне тоже приятно, что и я имел и имею отношение ко всему этому делу.

— На ваш взгляд, состояние отечественно микрохирургии глаза соответствует мировому уровню? Если человек достаточно обеспечен, то где ему лучше лечиться – у нас в стране или за рубежом?
— Техника основных операций – она, что в России, что за рубежом, практически одинакова, стандартна. Даже приборы мы используем одни и те же, как, например, при операции по замене хрусталика глаза — прибор «факоэмульсификатор». То же самое и при проведении других операций.
Единственное отличие, что у нас лечение почти наверняка дешевле…

— У вас не только огромный практический опыт хирурга, но еще и научный опыт. Можете дать какой-нибудь ценный совет людям, больным глаукомой, который помог бы им в жизни?
— Меня учили в институте, когда мы проходили курс глазных болезней, что абсолютно все люди после 40-45 лет должны периодически измерять внутриглазное давление, следить за состоянием своего здоровья. Хотя, конечно же, я голову даю на отсечение (грустно улыбается), что большинство из этих людей никогда не пойдет в больницу сидеть многочасовую очередь к окулисту, если у него ничего не болит.
Но все-таки к своему здоровью нужно относиться достаточно серьезно. И если появились какие-то дискомфортные признаки – например, затуманенность зрения, то это уже ярко выраженный симптом заболевания глаукомой, когда идет отек роговой оболочки. Это означает очень сильное повышение внутриглазного давления. И тут надо незамедлительно обращаться к врачу. Обязательно к врачу.

— Как говорил один мой знакомый, никогда не лечись по справочнику – умрешь от опечатки.
— Это точно (смеемся)…

На прощание нас ведут в процедурный кабинет, чтобы сделать прощальный укол. Попадаю в первую мужскую пятерку. Заходим и начинаем расстегивать ремни на брюках. Укол, наверно, в ягодицу, а, может быть, в руку. За дверью бухтит женская пятерка, которая только что скандалила с нами за право первоочередности.
«Вы что?» — удивляется медсестра. – «Укол в глаз!»
Обычный укол рядом с глазом, по-видимому, дезинфицирующий. Не больно. Но выходя из кабинета, мрачно говорю ожидающим скандальным старушкам: «Вы думали, укол будет в руку? Укол делают в глаз. Не все выдерживают…»
И гордо иду по коридору. Не оглядываясь, чувствуя спиной, как в очереди начинает закипать тихая паника…

Новосибирские ученые создали первый в мире биоразлагаемый протез для лечения глаукомы

НОВОСИБИРСК, 20 июня. /Корр. ТАСС Татьяна Карманова/. Новосибирские ученые разработали первый в мире биопротез для лечения глаукомы — болезни глаз, которая чаще всего приводит к слепоте. Об этом ТАСС сообщил во вторник один из авторов разработки, директор Новосибирского филиала ФГБУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. Академика С. Н. Федорова» Валерий Черных.

«Совместно с компанией «Вертикаль» мы разработали первый в мире биодеградирующий (разлагающийся в организме) микропротез — имплант для лечения глаукомы, болезни, которая чаще всего приводит к слепоте. С помощью нашего протеза пациенты смогут сохранить зрение, а операция обойдется им в два-три раза дешевле, чем с использованием импортного протеза», — сказал Черных в кулуарах Международного форума технологического развития «Технопром» в Новосибирске.

Он уточнил, что при лечении глаукомы необходимо создать искусственный дренаж для оттока внутриглазной жидкости, чтобы снизить внутриглазное давление. Операция стандартная, но импортный имплант в течение пяти лет зарастает, отток жидкости прекращается, 30% операций с его применением неэффективны. Поэтому обновлять имплант, по словам Черных, необходимо повторять примерно раз в пять лет.

Руководитель компании «Вертикаль» Петр Ларионов отметил, что отечественная разработка представляет собой биоразлагаемый дренаж, который состоит из двух полимеров: искусственного — капролактана и натурального — коллагена, он максимально приближен к тканям глаза и в течение четырех месяцев разлагается. «К этому времени у пациента с помощью протеза формируется новый, незарастающий отток глазной жидкости. Операция по внедрению протеза стандартная, обходится в 15-20 тыс. рублей, что в два-три раза дешевле применения импортного импланта», — сказал он. Ларионов добавил, что в ноябре разработчики приступят к клиническим испытаниям, новым имплантом уже заинтересовались многие офтальмологические клиники.

Глаукома — прогрессирующее заболевание, приводящее к необратимой слепоте. В связи с повышенным внутриглазным давлением при глаукоме происходит разрушение клеток сетчатки, атрофируется глазной зрительный нерв, и зрительные сигналы перестают поступать в головной мозг. Человек начинает хуже видеть, нарушается периферическое зрение, в результате чего ограничивается зона видимости.

V Международный форум технологического развития «Технопром-2017» проходит 20-22 июня в Новосибирске. Одна из главных тем форума — диверсификация в оборонно-промышленном комплексе. В «Технопроме» принимают участие 25 стран. ТАСС выступает главным информационным партнером форума.

Этот материал также опубликован в разделе «Добрости» – совместной рубрике с общероссийским социальным проектом «Жить», призванным поддержать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Святослав Федоров рассказывает, как хрусталики возвращают зрение

В 1960 году Святослав Федоров впервые в СССР провёл операцию по замене хрусталика глаза. В 1962 году он, вместе с офтальмохирургом Валерием Захаровым, создал линзу Федорова-Захарова — один из лучших жестких искусственных хрусталиков в мире. В 1973 году произвёл разработку и первым в мире провёл операцию по лечению глаукомы на ранних стадиях.

В середине 1980-х Федоров вместе с ведущими учёными лауреатами Нобелевской премии Н. Г. Басовым и А. М. Прохоровым (Институт общей физики АН СССР) разработал и создал серию установок эксимерного лазера «Профиль» и методику для лечения близорукости. В октябре 2009 года в МНТК «Микрохирургия глаза», основанном Святославом Федоровым в 1980 году, была проведена пятимиллионная операция с момента основания.

Цены лечение глаукомы (операция) в Москве

Глаукому, в зависимости от формы заболевания, можно лечить глазными каплями, снижающими внутриглазное давление, лазерными или хирургическими (ножевыми) методами.

В данном материале приведены цены на стандартную антиглаукоматозную операцию, которая проводится у пациентов с глаукомой с целью снижения давления внутри глаза — НГСЭ (непроникающая глубокая склерэктомия). Т.к. в настоящее время существует множество вариаций хирургического лечения (операции с установкой различных клапанов, базальной иридэктомией и т.д.) цена может значительно колебаться.

Кроме того, на конечную цену операции по поводу глаукомы влияет применяемое обезболивание (капельная, ретробульбарная, внутривенная анестезия), уровень сложности операции (как правило, оценивается от 1 до 3) и класс оперирующего хирурга. Окончательную стоимость операции по поводу глаукомы, можно будет сказать только после очного осмотра и комплексного обследования.

Ниже мы приводим цены в московских офтальмологических клиниках на антиглаукоматозную операцию первой категории сложности, выполняемую обычным офтальмохирургом, без дополнительных манипуляций.