Меню

Фрида ее брови

Стиль Фриды Кало: вещи, которые вы не сможете забыть

Поделиться в социальных сетях:

6 июня 1907 года родилась одна из самых неординарных художниц ХХ века – Фрида Кало. Среди ее работ большое место занимали автопортреты. Как говорила сама художницы, она рисовала себя, потому что много времени проводила в одиночестве и хорошо себя изучила. И создала себя сама – ее стиль без преувеличения можно причислить к ее произведениям. M24.ru разбирает этот шедевр на составные части и рассказывает, как Фрида Кало стала той Фридой Кало, которую мы знаем.

В начале ХХ века, как и сегодня, женщины старались избавляться от «лишних» волос на лице. Но Фрида Кало не было обычной женщиной и следовать общим правилам не собиралась. Разумеется, она прекрасно понимала, как необычно и вызывающе выглядят ее монобровь и темные волосы над губой. Кало не просто не удаляла их, а специально затемняла с помощью косметики, и тщательно прорисовывала каждый волосок на своих автопортретах. Это был личный бунт.

Мексиканские народные платья

Платья Фриды Кало в музее художницы в Мехико. Фото: AP/Alexandre Meneghini

Носить роскошные традиционные мексиканские платья Фрида начала по желанию своего мужа – художника Диего Риверы. Убежденный коммунист, он много работал с фольклорной темой. Фрида Кало – какой мы ее знаем – стала самым монументальным его произведением. Точнее, их совместным – Ривера задал вектор ее будущего стиля, а она подхватила и начала творить себя сама. Яркие вышитые платья ей очень к лицу – сложно представить, что до встречи с Риверой Кало одевалась вполне в духе своего времени, согласно европейской моде 1920-х годов.

Эксперименты с мужским костюмом

Фрида Кало с сестрами и кузенами в 1926 году. Фото: museofridakahlo.org

Впрочем, Кало не всегда выглядела женственно. В ней было много мужского – и в юности она щеголяла в строгих мужских твидовых костюмах. На семейных фотографиях Фрида часто появлялась в образе строгого юноши с горящими глазами на смуглом лице. Шалила Фрида не только с помощью костюмов – по многочисленным свидетельствам, в ее поведении было много черт, которые традиционно приятно считать мужскими. Например, она много и с удовольствием сквернословила, не выпускала из пальцев папиросу и очень уважала крепкий алкоголь. Сегодня женщина вряд ли удивит кого-то таким поведением, а вот для первой половины ХХ века это было куда более непривычно, чем сросшиеся брови или усики на женском лице.

Длинные юбки

Фрида так любила традиционные платья еще и потому, что они помогали ей скрыть ноги. С ними все было в порядке, кроме того, что из-за перенесенных художницей травм одна из них оказалась короче другой. В 1925 году автобус, в котором ехала Фрида Кало, столкнулся с трамваем. Она получила серьезные повреждения внутренних органов, многократные переломы позвоночника, ребер, таза и правой ноги. Чудом оставшись жива, она провела в кровати год и не смогла восстановить свое здоровье до конца жизни.

Сапоги с бубенцами

Протез Фриды Кало в музее художницы в Мехико. Фото: AP/Alexandre Meneghini

Правая нога Фриды была сломана 11 раз. Долгое время художнице приходилось носить специальный протез. К тому, что после лечения правая нога осталась короче левой на несколько сантиметров, она относилась спокойно. Свои бедные ноги Фрида обувала в красные сапожки, украшенные вышивкой и бисером. Разницу в длине компенсировал каблук правого, а о перенесенном страдании напоминал раздававшийся при каждом ее шаге звон бубенцов, нашитых на шнуровку.

Коммунистический корсет

Гипсовый корсет Фриды Кало в музее художницы в Мехико. Фото: AP/David Goldman

Переломы позвоночника надолго заковали Фриду в гипсовый корсет, который охватывал ее от шеи до бедер. Фрида не мирилась с корсетом – она освоила его, превратила в часть своего костюма. На груди художница изобразила эмблему своих политических взглядов – красные серп и молот. А под ними, на своем животе, она нарисовала еще не родившегося ребенка и пуповину. Материнство было ее самой страстной мечтой, так и не сбывшейся – в той самой аварии ее живот и матку пропорол автобусный поручень.

Мексиканские украшения

Фрагмент картины «Автопортрет, посвященный доктору Элоессору» (1940)

Яркие краски платьев Фрида дополняла традиционными мексиканскими украшениями – массивными ожерельями, бусами в несколько рядов и, конечно, необычными серьгами. Белые серьги в виде человеческих кистей, которые художница изобразила в своих ушах на «Автопортрете, посвященном доктору Элоессору» (1940), действительно были в ее личной коллекции украшений. Они достались ей в подарок от Пабло Пикассо. Согласно традиционным мексиканским представлениям, такие украшения служат оберегом.

Цветы в волосах

Мы привыкли к «иконическому» изображению Фриды Кало – с короной из кос, обвитых вокруг головы, и буйными цветочными венками. Это не ее личное изобретение – такие прически мексиканские женщины носили долгие годы до рождения Фриды. Чтобы сделать косы объемнее и внушительнее, она вплетала в волосы пряди из цветной шерсти и яркие платки. А оттенок цветов, которые она добавляла в прическу, всегда совпадал с цветом губной помады. Сегодня такую прическу сложно назвать только мексиканской – благодаря рекламе, которую ей сделала Кало, подобным образом убирают свои волосы женщины во всем мире.

Фрагмент картины «Автопортрет с обрезанными волосами» (1940)

Короткая стрижка

Разумеется, так художница выглядела тоже не всегда. В юности она носила довольно короткие волосы, и стригла волосы каждый раз, когда ссорилась с Диего Риверой или узнавала о его измене (оба не отличались верностью друг другу, но при этом Кало остро переживала новости об очередном романе мужа). На знаменитом «Автопортрете с обрезанными волосами» (1940) она запечатлела себя именно в такой момент.

Как Фрида Кало превратила свои недуги в фирменный стиль?

В честь 110-го дня рождения авангардной художницы и главной мексиканской фэшиониста Фриды Кало разбираем ее стиль, который на протяжении полувека вдохновляет на творчество модных фотографов, дизайнеров, кинорежиссеров и знаменитостей.

Фотография Николаса Мюррэя, 1939 год

Фотография Николаса Мюррэя, 1946 год

Фрида Кало с супругом Диего Риверой

Фотография Мияко Исиути, 2015 год

Фотография Мияко Исиути, 2015 год

Женщина с трагичной судьбой и безграничной любовью к моде была вынуждена носить одежду, которая не подчеркивала ее фигуру, а наоборот, скрывала ее. В возрасте 6 лет Фрида Кало перенесла полиомиелит, который навсегда изменил ее тело: в результате болезни правая нога девочки стала намного короче и тоньше левой. Будущая художница стала прятать физический недуг под длинными ярусными юбками, вначале — монохромных цветов.

В 18 лет Фрида попала в страшную аварию: автобус, на котором она ехала, столкнулся с трамваем, и металлический поручень проткнул ее таз насквозь. Как итог — перелом позвоночника, 40 операций и два года в постели без надежды когда-нибудь снова встать на ноги. Однако прогнозы врачей не оправдались, и Кало не только стала ходить, но и танцевать, писать автопортреты и позировать фотографам — в узорчатых и кружевных блузах, юбках всех цветов радуги, принтованных нарядах (которым бы сейчас позавидовали многие девушки) и национальных мексиканских костюмах. Платья-теуаны (по названию региона Теуантепек) были не столько данью корням Фриды, сколько средством сокрытия несовершенств — яркий орнамент отвлекал внимание от диспропорций тела и придавал образу экзотичности.

Почему Фрида Кало не выщипывала брови?

А почему она должна была? Вот скажите мне, кто решил, что женщине обязательно выщипывать брови? Эта женщина шла наперекор диктующей моде, одевалась так, как ей нравилась. Делала то, что приносит ей удовольствие, хотя для женщины в те времена это было из ряда вон выходящее. Прекрасной её делали талант, невероятная сила духа, независимость и чёрные как ночь глаза, полные боли и страсти.

Сейчас бы не понять сути вопроса и начинать затирать бодипозитивный бред.

Спасибо хоть, что ответ был дан, хотя можно было ограничиться: » просто так хотела». Я думаю автор вопроса считал, что есть какая-либо история из-за чего она не сбривала брови, как это было принято в то времена.

Карен, ты еще не привык?

К чему не привык? о.о

Владислав , можно я насру вам в рот. Мне так этого хочется.. Слава феминизму!

Фрида Кало родилась некрасивой девушкой. В 6 лет после тяжелой болезни к этому добавилась еще и хромота, одна нога была тоньше другой. Рост у нее был меньше, чем 155 см. Больная нога сильно влияла на ее выбор одежды — она надевала на нее много чулок, чтобы хоть как-то компенсировать разницу, предпочитала носить брюки или длинные юбки. В 18 лет она попала в страшную аварию и пережила более 30 операций — это изуродовало ее тело еще сильней. Вот так она выглядела в жизни:

В общем, выщипай она свои непомерно густые брови, да сбрей усы, она бы так и осталась хромоногой коротышкой в мужском твидовом костюме, который она изначально надела не потому что она феминистка и бунтарка, а чтобы скрыть уродство. Обольстительной красоткой она бы при этом не стала. Но внешние недостатки и пережитые трагедии не сделали Фриду замкнутой в себе и обиженной на мир. Наоборот, она была хоть и тяжелым, но открытым, жизнелюбивым, страстным человеком с любовью к вечеринкам, общению, сигарам, выпивке, флирту с мужчинами и женщинами. Говорят, она никогда не комплексовала (или не подавала виду) из-за внешности, она пошла по своему, необычному пути. Так как стать красоткой возможным не представлялось, она сделала недостатки своим имиджем. Она не просто не выщипывала брови и не брила усы, она их подкрашивала косметическими средствами, чтобы были еще темнее и гуще. А на картинах очень тщательно их прорисовывала — они были ее визитной карточкой.

Она вообще сделала боль и изъяны своей главной отличительной особенностью, они были основой ее стиля. Именно о них она писала свои картины, в основном автопортреты, многие из которых изображают ужасающие сюжеты физических и душевных страданий. Это отражалось и в ее внешнем виде. Например, она вешала на свои сапоги бубенцы, чтобы звенели при каждом шаге — этот звон значил ее боль, которая пронзала ее тело при каждом движении практически всю жизнь. Корсет, который она была вынуждена носить из-за травм, она расписала серпом и молотом (Фрида была коммунисткой), а ниже на животе нарисовала дитя и пуповину — во время аварии штырь проколол насквозь ее матку, невозможность материнства была одной из главных трагедий ее жизни. Так она делала из вещей, которые была вынуждена носить по медицинским соображениям, манифесты своих убеждений и боли.

Читайте так же:  Брови во время химиотерапии

Говорить о том, что она была очень «сильной и независимой женщиной», поэтому не щипала монобровь, мне кажется несколько натянутым. Уж точно не в современном понимании этого понятия. Как и заявления про то, что она все делала только в свое удовольствие. Ее брак с Диего Риверой — ярчайший пример созависимых, токсичных отношений. Можно даже дневники не читать об ужасах их брака — просто посмотрите на картины. Они до пугающего болезненны. Вот, например, «Всего-то несколько царапин» — написана после того, как Фрида узнала о романе мужа со своей младшей сестрой.

И, кстати, мексиканский народный костюм она стала носить по завету Риверы — он вообще многое формировал в ее стиле и взглядах. Она развивала и переосмысливала эти начинания, но его титаническое влияние на нее нельзя недооценивать. До брака с Риверой Фрида одевалась либо в мужской костюм (предпочитая брюки из-за ноги), либо по моде тех лет (это к сведению тем, кто говорит, что Фрида шла наперекор моде, на самом деле она просто со временем сформировала свой стиль и стала трендсеттером, а не последователем).

В общем Фрида Кало была женщиной с очень сложной, неоднозначной судьбой. Она совсем не подходит под навешивание ярлыков вроде «бунтарки, идущей наперекор моде». Очень соблазнительно сделать из нее романтическую икону «сильной и независимой», ведь она столько боролась и столько пережила. Но для этого придется значительно приукрасить ее биографию (чего она сама не стеснялась делать), в частности факты о ее браке, которые не дают однозначно взять и назвать ее «самодостаточной женщиной». Все это нисколько не уменьшает невероятную силу духа и талант этой женщины. Просто подобные объяснения типа «да, она просто была самодостаточной», «шла наперекор моде» — в принципе топорны, а в ее случае так и вообще притянуты за уши. В мотивации ее поступков сплетаются сложный характер, трагические события, влияние мужа, и куча ей одной ведомых факторов. А брови — это, как показало время, крайне удачное решение, как непоправимые недостатки внешности сделать своими достоинствами, наоборот, подчеркнув их (Фрида это, кстати, не придумала — конвертировать недостатки в харизму, акцентируя на них внимание, не ее личное ноу-хау, так часто делают люди, которые отчаялись бороться с каким-то дефектом).

Модель с бровями, как у Фриды Кало. Странно или красиво?

Похоже, брови Кары Делевинь (24) и Лили Коллинз (27) теперь не самые густые и широкие. У модели Скарлетт Костелло (19) все куда эффектнее – они у нее, как у известной мексиканской художницы Фриды Кало!

«Моя мама всегда говорила мне, что толстые брови – это хорошо, и ни в коем случае не нужно их выщипывать, – рассказывает девушка. – Она в 90-е годы по тогдашней моде взяла и выщипала себе брови до тонких ниточек, теперь вынуждена их корректировать карандашом и прочими средствами».

Думаешь, жить с такими сросшимися и густыми бровями непросто? А вот и нет. Скарлетт с ними чувствует себя прекрасно и ничего менять не собирается!

«Помню, когда мне было 15, я очень хотела сделать себе заостренную форму, но потом подумала, что они могут больше не вырасти, и не стала этого делать, – вспоминает модель. – Думаю, я правильно поступила, ведь сейчас в тренде широкие и естественные брови».

Фрида Кало

Что нужно, чтобы завоевать сердце известного художника, знающего толк в женщинах? Ну, как минимум быть красивой – потенциальная муза все-таки. А какие шансы у девушки, которая с детства прихрамывает и у которой все тело изуродовано шрамами? Наверное, никаких. Если это не Фрида Кало.

Фрида – деревянная нога
В жилах Фриды Кало текла еврейская, испанская и индейская кровь. Ее отец был еврейским эмигрантом из Германии, в Мексике он открыл фотоателье и женился. При невысоком росте Бог наделил Фриду запоминающейся внешностью. Смуглая, черноволосая, с густыми, сросшимися на переносице бровями – их она сделает своей визитной карточкой, и это в то время, когда в моде были тоненькие ниточки вместо бровей! Но Фрида никогда не следовала моде. Красные индейские платья, скрывающие фигуру (а у нее были причины ее скрывать), старинные бусы (среди них было ожерелье доколумбовых времен) – никто не умел носить все это так, как она.
Фрида появилась на свет в 1907 году, но годом своего рождения считала 1910-й – год мексиканской революции. Всю жизнь она была убежденной коммунисткой, почитательницей Маркса. Но ее полем битвы стали не баррикады, а собственная судьба.
С самого детства Фриде не везло – в шесть лет она переболела полиомиелитом, и ее правая нога навсегда осталась короче и тоньше левой. «Фрида – деревянная нога!» – дразнили ее ровесники. Другая девочка так и осталась бы застенчивой бедняжкой, но только не Фрида. Она играла в футбол, ездила на велосипеде, отлично плавала и даже боксировала. И носила брюки, надевая на больную ногу по три-четыре чулка.
Когда Фриде было 18, ее жизнь повисла на волоске. Автобус, в котором она ехала (по другой версии это был автомобиль приятеля), столкнулся с трамваем. Ее тело прошил металлический обломок, задев тазовые кости и позвоночник, были сломаны ребра и ключица, а изуродованная полиомиелитом нога сломана в 11 местах. Ей сделали 32 операции – и она осталась жить. Но какой ценой! Врачи предупредили: после таких травм она не сможет выносить и родить ребенка.
Закованная в ортопедический корсет, Фрида валялась на больничной койке, изнывая от невеселых мыслей, и от нечего делать. стала разрисовывать бабочками свой гипсовый кокон. Родные принесли ей холст и краски. Начала она с автопортрета, благо большую часть времени проводила наедине с собой, а над кроватью специально повесили большое зеркало.

Я выйду за него замуж
Когда Фрида снова научилась ходить, она собрала свои работы и понесла их Диего Ривере (полное имя – Диего Мария де ла Консепсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривер-и-Баррьентос де Акоста-и-Родригес). Он был очень известный художник – его знали не только в Мексике, но и в Нью-Йорке, Париже и даже Москве. Он дружил с Давидом Сикейросом, ему заказывал картины сам Рокфеллер.
Диего был старше Фриды на 21 год. Плотный мужчина с глазами навыкате и набрякшими веками, к тому времени уже дважды разведенный. Сам себя он изображал в виде толстой лягушки с чьим-то сердцем в руке. Недаром Максимилиан Волошин окрестил его «добрым людоедом». Фрида видела Риверу и раньше, еще до аварии, и тогда же заявила своим школьным подругам, что выйдет за него замуж и родит сына. Диего положил глаз на независимую, остроумную и очень талантливую девушку, и вскоре она стала его женой.
День свадьбы – 12 августа 1929 года – Фрида запомнила на всю жизнь: новобрачный перебрал текилы и до самого утра палил из револьвера, а новобрачная убежала к родителям. На следующий день раскаявшийся жених просил прощения. Фрида простила – увы, ей пришлось это делать еще не раз: Диего не скрывал своих увлечений. Чаша терпения Фриды переполнилась, когда она застала его в супружеской спальне. со своей младшей сестрой. Диего же легкомысленно воскликнул: «Забудь об этом, как о царапинах!» Она написала картину: сутенер и проститутка, у него в руке зажат окровавленный нож, а ее безжизненное обнаженное тело исколото и окровавлено. И подпись: «Всего-то несколько царапин. »
«В моей жизни было две трагедии, – говорила Фрида. – Первая – трамвай, а вторая – Диего. Вторая была страшнее». Тем не менее они прожили вместе долгие годы, хотя однажды даже развелись (и снова поженились через год). «Фрида даже научилась принимать мою неверность, – запишет Диего в год их развода, в 1939-м, – но не могла понять, почему я выбираю тех женщин, которые меня недостойны, или тех, которые уступают ей. Она предполагала, что я был порочной жертвой собственных желаний».

Мадам Ривера
Диего повезло с женой: она никогда не комплексовала по поводу своих физических недостатков и вызывала восхищение у богемы. Тогда в моду вошел сюрреализм, и Фрида выплескивала на холст свои переживания в духе Зигмунда Фрейда и Сальвадора Дали, хотя и не считала себя сюрреалисткой. В конце 1930-х годов ее картину приобрел Лувр – и это была первая работа мексиканского художника, попавшая в знаменитый музей в XX столетии. Кстати, критиковать работы Риверы разрешалось только ей. Кроме того, Фрида мечтала о революции, вдохновенно писала портреты Мао Цзэдуна, Ленина, Сталина, а Диего был признанным борцом с буржуазией. Ривере льстило, что Фриду ценили Кандинский и Пикассо, а Эльза Скиапарелли специально для нее придумала платье «Мадам Ривера».
После свадьбы они поселились в «Синем доме» (со стенами цвета индиго) на улице Лондрес в Койаокане, богемном районе Мехико. Теперь в этом доме музей. В стеклянном шкафу выставлены индейские наряды Фриды Кало, а в саду – древние памятники мексиканской культуры, которые они собирали вместе с Диего.
Ах, если бы у нее был ребенок! Трижды в искалеченном теле Фриды зарождалась жизнь, но, увы, врачи были правы: ей не суждено было стать матерью. Ребенок присутствует лишь на ее полотнах – как розовый кокон, нежный эмбрион, который она удерживает за ниточку пуповины. Впрочем, по отношению к себе она была безжалостна – и так вышло, что подчас жестоко, а то и бесстыдно само ее творчество. Что говорить, если в кабинете Фриды стояла банка с заспиртованным эмбрионом. Неужели столь странным способом она напоминала себе о несбывшейся мечте стать матерью?

Читайте так же:  Брови как у пьеро

Последняя любовь Троцкого
После случая с сестрой Фрида стала платить мужу той же монетой – у нее были связи и с местными мачо, и, возможно, не с одной пылкой мексиканкой. Она любила текилу и курила одну сигарету за другой. Словом, жила так, как ей хотелось. Диего это просто бесило, он был уверен, что изменять позволено только мужчине. И тут во Фриду влюбился. Лев Троцкий. Он уехал в Мексику, спасаясь от преследований Сталина, и нашел приют у знаменитой четы. Поселился в «Синем доме» вместе с женой, что не помешало ему ухаживать за хозяйкой – в биографиях Троцкого Фрида Кало фигурирует как его последняя любовь. Может быть, поэтому в Советском Союзе 1960-х годов ее имя даже не упоминалось, в то время как Диего Ривера был личностью достаточно популярной.
Лев Давыдович (а ему уже было за 50) буквально потерял голову – расточал комплименты, передавал любовные записки, пока, наконец, все не закончилось скандалом. Впрочем, вполне возможно, что Ривера так ничего и не узнал. В 1940 году Троцкий был убит агентом НКВД, подозрения пали на Риверу, и у супругов были неприятности. Фрида уже называла Троцкого «надоедливым стариком».
Время от времени ей приходилось ложиться в больницу и почти постоянно носить корсет. В 1950 году она перенесла семь операций на позвоночнике, девять месяцев ей пришлось провести в больнице, а незадолго до смерти ей ампутировали правую ногу – до колена. Чтобы заглушить боль, она прибегала к наркотикам. На выставку в Мехико в 1953 году Фриду привезли из госпиталя на санитарной машине в сопровождении эскорта мотоциклистов, внесли в выставочный зал на носилках и пересадили на роскошную кровать. Рядом стоял Ривера и держал ее за руку – она смеялась, курила, пела песенки, пила текилу. А через год скончалась от воспаления легких, всего в 47 лет. Целые толпы пришли проститься с ней. На гроб этой маленькой женщины легло знамя коммунистической партии Мексики. А Диего в память о Фриде расписал потолок своей студии: серп и молот, красные звезды.

Красные индейские платья, скрывающие фигуру (а у нее были причины ее скрывать), старинные бусы (среди них было ожерелье доколумбовых времен) – никто не умел носить все это так, как Фрида.

Диего был старше Фриды на 21 год. Плотный мужчина с глазами навыкате и набрякшими веками, к тому времени уже дважды разведенный. Сам себя он изображал в виде толстой лягушки с чьим-то сердцем в руке.

Она любила текилу и курила одну сигарету за другой. Словом, жила так, как ей хотелось, – Диего это просто бесило, он был уверен, что изменять позволено только мужчине.

Тело Фриды Кало

6 февраля в наш прокат выходит голливудский фильм о легендарной мексиканской художнице Фриде Кало. А спустя несколько дней в галерее «Дом Нащокина» должна открыться биографическая выставка Фриды Кало. Журналы, анонсирующие эти два события, заговорили о достигшей наших широт «фридомании». Но вряд ли судьба Фриды Кало по-настоящему тронет широкие массы российских девушек — они стремятся быть красивыми, обеспеченными и счастливыми в замужестве . А Фрида Кало всю жизнь страдала. Ее жизнь Телереклама, приглашающая посмотреть фильм «Фрида», чтобы увидеть обнаженную Сельму Хайек, — или глупая, или изощренная. Глупая — так как, заманивая зрителя красавицей Хайек, забывает о той, чьим именем назван фильм. У художницы Фриды Кало тело было жалким: маленьким (153 см), многократно покалеченным (более 30 операций за жизнь), правая нога с детства короче и тоньше левой, а потом и вовсе была ампутирована. Девственность Фрида потеряла, по ее же словам, в 18 лет, это стало в прямом смысле следствием катастрофы. Автобус, в котором она ехала с приятелем Алехандро, столкнулся с трамваем, железный прут от ступеней проткнул ей бок и влагалище. Не знать этих особенностей тела мексиканской художницы Фриды Кало после того, как о ней снят голливудский фильм, невозможно. Значит, реклама составлена каким-то остроумцем-садистом. Ужасного в теле и жизни Фриды Кало было так много, что, как ни стараются составители сладких «стори» сделать ее романтической героиней, преодолевшей болезнь во имя любви и творчества, или роковой женщиной, обольстившей многих и знаменитых, чудовищные, пугающие, стыдные подробности ее судьбы и характера никак не поддаются идеализации. Фрида своих пороков не скрывала. Она оставила после себя длинные дневниковые записи и в живописи говорила о том же — о муках жизни в калечном, убогом и бесплодном женском теле. Рисовать она начала, когда лежала год в гипсе после роковой травмы, чтобы отвлечься от боли. Корсет, стальной прут, проткнувший тело, тазобедренный сустав появились на ее картинах как персонажи. Она любила изображать себя и красавицей с густыми черными бровями, тяжелой косой, в длинном широком платье, но писала и по частям — по органам. Автопортреты — практически единственный жанр ее живописи, почти примитивистской, где влияния народной живописи больше, чем следов уроков профессиональных мексиканских художников, которых она знала, с которыми дружила и которых любила. Эти автопортреты — на холсте, досках и металле — не слишком близки и живописи ее мужа — монументалиста, коммуниста, бабника и враля Диего Риверы. Огромный Ривера и крошка-хромоножка Кало могли бы выглядеть комической парой, если бы их взаимная болезненная страстная привязанность не была так трагически велика. Ей посвящены и дневники художницы, и ее картины, где Диего изображался Фридиным ребенком. Увечное тело Фриды обмануло ее и в главном — она так и не смогла родить. «Мое рождение» — одна из самых неприятных картин Кало: из лона женщины, лицо которой закрыто одеялом, выходит голова другой взрослой женщины. Вот за такие страшные картины и полюбили живопись Фриды французские сюрреалисты, с которыми дружил ее муж. Но к парижской богеме она относилась высокомерно и подозрительно, а американцев — гринго, понятно, презирала. Как и положено рожденной мексиканской народной революцией. Экзальтированная Фрида называла революционный для ее родины 1910-й годом своего рождения, заодно уменьшая свой возраст. Боль, которая преследовала Фриду Кало все 47 лет ее жизни, была не только физической. Горячая кровь (смесь еврейской, индейской и испанской), католическое воспитание, бесконечные болезни и жизнь среди больных (три главных мужчины ее жизни — отец, Ривера и Троцкий — были эпилептиками и почти ровесниками), наконец, само время социальных и художественных революций сделали из нее художницу-революционерку, наркоманку, алкоголичку и бешеную ревнивицу. Кроме того, она хотела художественного признания, а на свою долгожданную первую персональную выставку в Мехико, случившуюся только за год до смерти, была доставлена на карете «скорой помощи» прямо из больницы. Теперь картины Фриды Кало висят в главных музеях мира и в квартире Мадонны. Фрида одержала победу по всем фронтам. А если Сельме Хайек еще и достанется «Оскар» за исполнение роли Фриды в одноименном фильме, то известность мексиканской художницы достигнет по современным меркам пика дешевой славы. Очень мелкой по сравнению с фантастическими муками ее жизни, полной беспощадной борьбы с собственным изувеченным телом. В этой борьбе ум, воля, одаренность и истовость Фриды Кало все же одержали победу. Что и запечатлено в ее картинах. Ее борьба Главную роль в фильме «Фрида» сыграла мексиканка Сельма Хайек — именно ее энергии и одержимости мы обязаны появлением одного из лучших биопиков в мировом кино. «Это история двух латиносов. Представителей богемы. Он — ловелас, к тому же толстяк. Она — без ноги, к тому же бисексуалка. Плюс они оба коммунисты. Кто из американских продюсеров мог отважиться на этот проект?» — так после премьеры «Фриды» в Венеции Сельма Хайек ответила на вопрос о том, почему фильм не могли запустить так долго. На пресс-конференции создателей картины Хайек по праву солировала — «Фрида» была ее личной победой, примером продуктивной одержимости и образцом подвижничества в киноиндустрии. Между тем история представленной в Венеции картины началась задолго до того, как девочка из южного Мехико на правах звезды первой величины заняла свое место в голливудском пантеоне. Сельме Хайек было семнадцать, когда у продюсера Нэнси Хардин возникла идея экранизировать «Фриду», только что вышедшую книгу писательницы Хайден Херреры. Однако в 1983 году ни одна студия не решилась на постановку фильма про малоизвестную и политически неблагонадежную мексиканскую художницу. Но прошло всего несколько лет — и Фрида Кало общими усилиями сексуальных меньшинств, феминисток и арт-дилеров неожиданно превратилась в предмет мании. В Голливуде зашевелились, но конкретных проектов так и не возникло: покойная художница, судя по всему, намеревалась вверить свою посмертную судьбу одной-единственной наследнице. Десять лет призрак Фриды Кало бродил по Лос-Анджелесу. За это время Сельма Хайек, преданная поклонница ее творчества, успела из мексиканской старлетки превратиться в одну из самых успешных звезд Голливуда. Если в середине девяностых режиссер Луи Вальдеc еще мог невзначай обронить, что актриса слишком молода для роли своей соплеменницы, то к концу десятилетия Сельма уже была готова к серьезной борьбе за проект. У нее были причины торопиться: как только небольшая студия «Траймарк пикчерз» купила многострадальный сценарий, подготовленный Нэнси Хардин, и подписала контракт с Хайек, стало известно, что у фильма могут появиться клоны. Против Хайек и Хардин выступила тяжелая артиллерия MTV. О своем желании сыграть Фриду заявила давняя собирательница творчества художницы, певица Мадонна. В то же самое время на «Метро Голдвин Майер» готовился к запуску фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Две Фриды» с Дженнифер Лопес в главной роли. Проекту Копполы, собственно, и прочили успех, однако из-за проблем с финансированием он быстро забуксовал. Недостаток средств, постоянные забастовки актеров и персонала так утомили Лопес, что она махнула рукой и отправилась на съемки картины, впоследствии получившей название «С меня хватит». Сельма же Хаейк и помыслить не могла об отступлении. Когда оказалось, что маленький «Траймарк» проект не потянет, актриса занялась продюсированием самостоятельно. К тому моменту она уже примерила платье Фриды и приняла решение для большего сходства с оригиналом отрастить усы и брови. В роли Диего Риверы Сельма видела только Альфреда Молину — для начала надо было его заполучить. Когда согласился Молина, Хайек принялась за Джеффри Раша — ему предлагалось сыграть Троцкого. Антонио Бандерас и Эшли Джадд обещали свое участие по старой дружбе и практически без гонораров. Эдвард Нортон, бойфренд Сельмы, бесплатно переписал сценарий. Заручившись необходимой поддержкой, Сельма Хайек отправилась в нью-йоркский офис «Мирамакса» и несколько часов провела в кабинете Харви Вайнштейна. Вайнштейн сдался так же, как Молина и Раш, — он обещал бюджет в 12 миллионов и Джули Теймор в качестве режиссера. Однако Хайек было мало одного Вайнштейна: замыслив проект культурной реабилитации своего народа, она добилась встречи с мексиканским президентом Висенте Фоксом — поломавшись, он тоже обещал всестороннюю поддержку. Весной 2001 года в Мехико начались съемки, участие в которых сочли делом чести многие мексиканские кинематографисты, а также парикмахеры, портные и простые горожане, дополнявшие декорации содержимым бабушкиных сундуков. Так история любви двух латиносов спустя полвека отозвалась историей борьбы одной маленькой мексиканки с неповоротливой американской киноиндустрией. Они победили обе — и Фрида, и Сельма. Мария КУВШИНОВА

Авторское право на систему визуализации содержимого портала iz.ru, а также на исходные данные, включая тексты, фотографии, аудио- и видеоматериалы, графические изображения, иные произведения и товарные знаки принадлежит ООО «МИЦ «Известия». Указанная информация охраняется в соответствии с законодательством РФ и международными соглашениями.

Частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на iz.ru.

АО «АБ «РОССИЯ» — партнер рубрики «Экономика»

Ответственность за содержание любых рекламных материалов, размещенных на портале, несет рекламодатель.

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельства о регистрации ЭЛ № ФС 77 – 70162 от 16 июня 2017 года, ЭЛ № ФС 77 — 72003 от 26 декабря 2017 года

Все права защищены © ООО «МИЦ «Известия», 2017

Фрида ее брови

Мексиканская культура, для которой характерны яркие краски и символизм, оказала влияние не только на творчество Фриды, но и на её собственный стиль. В 30-40е, когда большинство мексиканских женщин выбирали современные наряды – Фрида Кало и в повседневной жизни отдавала предпочтение традиционным мексиканским одеяниям.

Но собственный стиль — это самое малое, за что Фриде пришлось бороться в своей жизни. Характер Фриды закалили проблемы со здоровьем, сопровождавшие её на протяжении всей жизни. В 6 лет она перенесла полиомиелит. А в возрасте 18 лет Фрида попала в тяжёлую аварию, повреждения от которой включали тройной перелом позвоночника, перелом ключицы, сломанные рёбра, одиннадцать переломов костей правой ноги… И это далеко не полный список полученных травм. Она год была прикована к кровати, а проблемы со здоровьем остались на всю жизнь. Впоследствии Фриде пришлось перенести несколько десятков операций, месяцами не выходя из больниц. Вся её жизнь была борьбой с болью за счастье и за любовь. Душевная и физическая боль нашли отражение в картинах художницы.

ICONS! СТИЛЬ ФРИДЫ КАЛО

Ждали вторую серию ICONS? Сегодня читаем про Фриду, про то, как она создавала свой неповторимый стиль!

А в конце статьи я снова примерю стиль нашей иконы, адаптировав его под себя. Забегая вперед скажу, что мне он очень понравился, и я чувствовала себя невероятно комфортно!

Со дня рождения мексиканской художницы Фриды Кало прошло уже 110 лет, но её образ по-прежнему продолжает будоражить умы многих людей. Икона стиля, самая загадочная женщина начала XX века, Сальвадор Дали в юбке, бунтарка, отчаянная коммунистка и заядлая курильщица – это лишь малая часть эпитетов, с которыми у нас ассоциируется Фрида.

После перенесённого в детстве полиомиелита её правая нога ссохлась и стала короче левой. А, чтобы компенсировать разницу, девочке приходилось носить сразу несколько пар чулок и дополнительный каблук. Но Фрида делала всё возможное, чтобы сверстники не догадывались о её недуге: бегала, играла в футбол, занималась боксом, а если влюблялась, то до беспамятства.

Облик, который мы мысленно рисуем себе при упоминании Фриды — это цветы в волосах, густые брови, яркие краски и пышные юбки. Но это лишь тончайший верхний слой образа великолепной женщины, о котором любой обыватель далёкий от искусства может прочитать в Википедии.

Каждый элемент платья, каждое украшение, каждый цветок на её голове – во всё это Фридой был вложен глубочайший смысл, связанный с её непростой жизнью.

Той женщиной, с которой у нас ассоциируется мексиканская художница, Кало была не всегда. В юности она часто любила экспериментировать с мужскими костюмами и неоднократно появлялась на семейных фотосессиях в образе мужчины с прилизанными волосами. Фрида любила эпатировать, а для 20-х годов прошлого века молодая женщина в брюках и с сигаретой наперевес в Мексике – была эпатажем высшей категории.

Позже эксперименты с брюками тоже были, но исключительно, чтобы позлить неверного мужа.

Фрида крайняя слева

Творческий путь Фриды, который впоследствии и привёл её к знакомому всем образу, начался с серьёзной аварии. Автобус, в котором ехала девушка, столкнулся с трамваем. Фриду собирали по кусочкам, она перенесла около 35 операций, а год и вовсе пролежала в постели. Ей было всего 18 лет. Именно тогда она впервые взяла в руки мольберт и краски и начала рисовать.

Большую часть работ Фриды Кало составляли автопортреты. Она рисовала саму себя. На потолке комнаты, где лежала обездвиженная художница, висело зеркало. И, как позже писала Фрида в своём дневнике: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую изучила лучше всего».

Спустя год, проведённый в постели, Фрида вопреки прогнозам докторов, всё же смогла ходить. Но с того самого момента её верным спутником до самой смерти становится непрекращающаяся боль. Сначала физическая – ноющий позвоночник, тугой гипсовый корсет и металлические распорки.

А потом и душевная — страстная любовь к мужу, не менее великому художнику Диего Ривера, который был большим поклонником женской красоты и довольствовался не только обществом жены.

Чтобы как-то отвлечься от своей боли, Фрида окружает себя красотой и яркими красками не только на картинах, но и находит её в самой себе. Она расписывает свои корсеты, вплетает ленты в волосы, а пальцы украшает массивными перстнями.

Отчасти, чтобы ублажить мужа (Ривера крайне любил женственную сторону Фриды), а отчасти, чтобы скрыть недостатки своего тела, Фрида начинает носить длинные пышные юбки.

Первоначальная идея одеть Фриду в национальный костюм принадлежала как раз Диего, он искренне считал, что коренные мексиканки не должны перенимать американские буржуазные привычки. Первый раз Фрида появилась в национальном костюме на своей свадьбе с Риверой, одолжив платье у их служанки.

Именно этот образ в будущем Фрида Кало и сделает своей визитной карточкой, оттачивая каждый элемент и создавая саму себя таким же объектом искусства, как и собственные картины.

Яркие краски, цветочные принты, вышивка и орнаменты филигранно переплетались в каждом ее наряде, выгодно отличая эпатажную Фриду от современниц, потихоньку начинавших носить мини, жемчужные ожерелья, перья и бахрому (привет от великого Гетсби). Кало становится настоящим эталоном и законодательницей этнического стиля.

Фрида обожала многослойность, умело сочетала самые разные ткани и фактуры, надевала сразу несколько юбок одновременно (опять же, чтобы, в том числе, скрыть асимметричность своей фигуры после перенесённых операций). Свободные расшитые сорочки, которые носила художница отлично скрывали её медицинский корсет от любопытных глаз, а накинутые на плечи шали были завершающим штрихом в отвлечении внимания от недуга.

К сожалению, это невозможно проверить, но есть версия, что чем сильнее была боль Фриды, тем ярче становились её наряды.

Краски, многослойность, обилие массивных этнических аксессуаров, цветы и ленты, вплетённые в волосы, со временем стали основными элементами неповторимого стиля художницы.

Кало делала всё, чтобы окружающие ни на секунду не думали о её болезни, а видели только яркую, приятную глазу картинку. А когда ей ампутировали больную ногу, она начала носить протез с сапожком на каблуке и бубенцами, чтобы все вокруг слышали приближение её шагов.

Впервые стиль Фриды Кало произвел настоящий фурор во Франции в 1939 году. В то время она приехала в Париж на открытие выставки, посвящённой Мексике. Ее фото в этническом наряде поместил на обложку сам «Vogue».

Что касается знаменитой «моноброви» Фриды, то это тоже было частью её личного бунта. Уже в начале прошлого века женщины начали избавляться от лишней растительности на лице. Фрида же наоборот специально подчеркивала широкие брови и усики чёрной краской и тщательно прорисовывала их в своих портретах. Да, она понимала, что выглядит не так, как все, но именно это и было её целью. Волоски на лице никогда не мешали ей оставаться желанной для противоположного пола (и не только). Она излучала сексуальность и невероятную волю к жизни каждой клеточкой своего израненного тела.

Фрида умерла в возрасте 47 лет через неделю после собственной выставки, куда её привезли на больничной койке. В тот день она, как и подобает, была одета в яркий костюм, позвякивала украшениями, пила вино и смеялась, хотя испытывала невыносимую боль.

Всё, что она оставила после себя: личный дневник, наряды, украшения – сегодня являются частью экспозиции их с Диего дома-музея в Мехико. Кстати, именно её наряды муж Фриды запретил выставлять в течение пятидесяти лет после смерти жены. Человечеству пришлось ждать пол века, чтобы увидеть воочию одежду художницы, о которой до сих пор говорит весь модный мир.

Образ Фриды Кало на подиуме

После смерти образ Фриды Кало тиражировался очень многими дизайнерами. Для создания своих коллекций Фридой вдохновлялись Jean-Paul Gaultier, Alberta Ferretti, Missoni, Valentino, Alexander McQueen, Dolce & Gabbana, Moschino.

Alberta Feretti Jean-Paul Gaultier D&G

Редакторы глянца тоже не раз эксплуатировали стиль Фриды в фотосессиях. В эпатажную мексиканку в разные времена перевоплощались Моника Белуччи, Клаудия Шиффер, Гвинет Пелтроу, Карли Клосс, Эми Уайнхаус и многие другие.

Одно из моих самых любимых перевоплощений – роль Сальмы Хайек в фильме Фрида.

Фрида – это про любовь, принятие себя и своего тела, про силу духа и творчества. Фрида Кало – это история удивительной женщины, которой удалось сделать свой собственный внутренний мир произведением искусства.

А теперь моя очередь примерить на себя стиль Фриды!