Меню

Брови во время химиотерапии

Оглавление:

Выпадение волос при химиотерапии

При всех ли видах химиотерапии выпадают волосы?

Нет. Хотя выпадение волос является самым часто встречающимся побочным эффектом химиотерапии. При схемах, использующихся в лечении рака молочной железы, только при схеме CMF (циклофосфан, метотрексат, 5-фторурацил) волосы могут не выпадать полностью. При остальных схемах, особенно в которых фигурируют доксорубицин и паклитаксел/доцетаксел выпадение волос отмечается более чем в 95% случаев.

Почему при химиотерапии выпадают волосы?

Химиопрепараты являются цитостатиками, они остановливают деление клеток. И с этим основным действием связано значительное количество побочных эффектов. Волосяные фолликулы, в которых образуется волос, содержат одни из самых активно делящихся клеток. Как известно, при химиотерапии страдают прежде всего самые активные клетки.

Выпадают ли волосы при лучевой терапии?

Да, если лучевая терапия проводится на область волосистой части головы. Если же зона облучения иная, то волосы на голове не страдают. То есть при раке молочной железы при проведении лучевой терапии облучается, как правило послеоперационный рубец и подмышечная область, и облысение не встречается.

Насколько вредно выпадение волос?

Само по себе выпадение не вредно для здоровья, но оказывает негативное влияние на психику женщины. Нередко женщину настолько пугает факт выпадения волос, что она отказывается от предлагаемого химиотерапевтического лечения. Как раз задачей данной статьи является помочь женщине сделать правильный выбор, получить советы, которые облегчат ее психологическое состояние.

Выпадают ли волосы при гормонотерапии?

Для гормонотерапии выпадение волос или алопеция не характерны, хотя в инструкциях к препарату, например, тамоксифену, такой эффект описан. Реально при гормонотерапии алопеция встречается менее чем в 10% случаев и если она встречается, то это не тотальная алопеция (полное выпадение волос), а частичная, при которой волосы редеют.

Как быстро выпадают волосы при химиотерапии?

Обычно волосы выпадают через 2-3 недели после начала курса химиотерапии. Иногда раньше, иногда позже. Во многом зависит этот процесс от индивидуальных особенностей.

Есть ли способы предотвратить выпадение волос?

Да, это возможно. Наиболее эффективной (хотя эффективность все равно оставляет желать лучшего) является методика охлаждения волосяных луковиц. С помощью аппарата волосяной покров головы после проведения химиотерапии охлаждается на некоторое время. Снижение температуры в области луковиц волос приводит к меньшему влиянию химиопрепаратов. Эффективность методики не слишком высока, но в 10-30% случаев она может помочь женщине остаться с волосами. Однако следует понимать, что даже в этих 10-30% случаев развивается частичное выпадение волос.

Когда начинают расти волосы после химиотерапии?

Обычно первые волосы появляются к завершающему курсу химиотерапии. Известно, что первыми появляются наиболее «сильные» волосы, поэтому они чаще всего достаточно жесткие и кудрявые. Восстановление прически обычно происходит к 3-6 месяцу после окончания химиотерапии.

Выпадают ли волосы на ногах, в подмышках, лобке?

Страдать могут волосы любых частей тела. Чаще всего страдает волосяной покров головы, реже выпадают волосы в подмышечных впадинах, на лобке и на ногах. Чаще всего отмечается не полное выпадение волос в этих зонах, а частичное.

Выпадают ли ресницы и брови?

Да, но далеко не всегда могут выпадать ресницы и брови. Связано это в большей степени с индивидуальными особенностями.

Рекомендации по выбору париков

Перед началом химиотерапии имеет смысл сделать короткую прическу и обратиться в салон для подбора парика. Чем длиннее волосы, тем больше нагрузка на волосяной фолликул. Некоторые полезные советы:

  1. Возьмите с собой в салон своих близких людей. Они помогут вам выбрать тот или иной вариант парика
  2. Нередко ношение парика до выпадения волос позволяет маскировать для окружающих ситуацию.
  3. Лучше выбирать парики из натуральных волос.
  4. Парик должен строго прилегать к голове.
  5. Желательно если объем волос парика будет совпадать с вашей прической
  6. Оптимально, чтобы цвет волос парика совпадал с цветом вашей прически.
  7. При примерке парика надо покачать головой в стороны, наклониться. Это позволит вам убедиться в том, что парик хорошо сидит на голове. Смещение парика почти всегда выдает его присутствие.
  8. Существует гель для фиксации парика.
  9. Можно использовать прокладки из хлопка для предотвращения раздражения кожи головы.
  10. Старайтесь не приближаться к огню или горячим предметам. Некоторые парики могут менять форму при нагревании.
  11. Если вы себя чувствуете в парике более или менее комфортно, покупайте его.
  12. Некоторые женщины предпочитают не носить парик и используют платки и банданы. Это достаточно «радикальный» способ, однако нередко он воспринимается окружающими, лучше чем ношение парика. Выбор зависит от женщины и от ее самоощущения. Мой опыт говорит о том, что все зависит от самоощущения женщины. Уверенность и хорошее настроение зачастую делают женщину в глазах окружающих более привлекательной, нежели чем самый красивый парик.

Рекомендации по уходу за волосами во время химиотерапии


1. Пользуйтесь рассческой с редкими зубами или расческой для новорожденных (щетка)
2. Причесывайтесь аккуратно, без сильного натяжения волос и резких движений
3. Используйте шампунь для ломких волос
4. На ночь можно одевать сетку для волос или шапочку, которая сохраняет прическу.
5. Рекомендуется использовать наволочки из хлопка или льна.
6. Не используйте бигуди, плойки, горячий фен.
7. Не используйте давящие заколки или тянущие резинки
8. Постарайтесь не красить волосы
9. Регулярно делайте массаж волосистой части головы (легкие массирующие движения кончиками пальцев).
10. При выпадении волос используйте детский крем, можно использовать облепиховое или оливковое масло.
11. Яркий макияж обычно отвлекает взгляд окружающих людей, также как и яркие украшения и одежда.

29 марта 2012, Дмитрий Андреевич Красножон, последняя редакция 30 июля 2014 года.

Отрастают волосы во время химиотерапии.

Всем добрый день!
Я сейчас прохожу химиотерапию. Карбоплатина, паклитаксел и ещё какое то лекарство на т, забыла название, простите.
Прокапала уже пять курсов, сколько впереди не знаю пока.
Конечно, после первой капельницы выпали волосы, поредели брови. Окончательно они пропали к третьей вместе с ресницами.
Но сегодня заметила, что брови как-бы «проявились» серым. Совсем чуть-чуть, но все же. Сначала подумала, что карандаш плохо смысла. И на висках и затылке, там где была идеальная коленка, если провести пальцем, можно почувствовать шероховатость. А на макушке пушок пробился. Вполне заметный.
Разве такое может быть? Веди химия ещё не закончилась. Может, лекарства перестали действовать?
К врачу только через неделю, по этому сейчас спрашиваю здесь. Может, кто знает почему так?

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Савельева Юлия Николаевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Воробьева Юлия Николаевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Данилова Алена Игоревна

Психолог, Супервизор. Специалист с сайта b17.ru

Ковшарь Наталья Александровна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Коротина Светлана Юрьевна

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Вячеслав Потапов

Психолог, -консультант. Специалист с сайта b17.ru

Лоскутова Людмила Ивановна

Психолог, Кандидат психологических наук. Специалист с сайта b17.ru

Наталья Евгеньевна Походилова

Психолог, Кинезиолог Онлайн-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Анастасия Дядчук

Психолог, Фототерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Погребняк Анна Александровна

Психолог, Психокоррекция веса. Специалист с сайта b17.ru

Ракпобедим.ру

Жизнь после онкологии 2. Женские секреты

  • Нравится
  • Не нравится

masha77 20 окт 2009

  • Нравится
  • Не нравится

a-66 22 окт 2009

  • Нравится
  • Не нравится

skygay 26 окт 2009

  • Нравится
  • Не нравится

Aylika 27 окт 2009

Специально для Вас я вытащила из недр Нета:

Сохранить естественный цвет волос, придать им красивый оттенок и даже закрасить седину поможет чай. Известно, что лучший натуральный краситель для волос — хна. Используя для разведения хны отвар чая, можно обогатить палитру теплыми коричневыми тонами. Но и при отсутствии хны чай прекрасно справится с окрашиванием волос.

Красивый каштановый оттенок придаст волосам крепкий настой чая: 2 ст.ложки черного чая (лучше гранулированного) залить 2 стаканами кипятка и на медленном огне под крышкой настаивать 20-25 минут, процедить. Теплый настой нанести на свежевымытые и подсушенные волосы, накрыть волосы полиэтиленовым пакетом, а затем махровым полотенцем. Для придания каштанового оттенка достаточно 15-20 минут, более темный цвет можно получить за 30-40 минут. Смывать волосы не нужно.

Медный оттенок можно получить, используя настой листьев ореха и чая, 2-3 ст.ложки измельченных сушеных листьев ореха и 2 ст.ложки черного чая залить 0,5 л.кипятка и кипятить на медленном огне 20 минут, дать настояться еще 10-15 минут, процедить и нанести состав на вымытые волосы.

Яркий медный оттенок можно получить, используя настой чая и луковой шелухи, 200 гр. луковой шелухи кипятите на слабом огне в 0,5 л. белого виноградного вина в течение 20 минут.

При исходном темном цвете можно использовать красное виноградное вино или отвар черноплодной рябины. Отдельно заварить 2 ст.ложки черного чая и, по мере выкипания вина, добавлять его к луковому отвару. Процедить отвар и теплым нанести на свежевымытые и подсушенные волосы. Накрыть волосы полиэтиленовым пакетом и сверху махровым полотенцем. Выдержать 40 минут, слегка ополоснуть теплой водой и просушить полотенцем.

Одновременно закрасить седину и придать волосам здоровый вид поможет питательная маска для волос: 2 ст.ложки черного чая залить 2 стаканами кипятка, настаивать 8-10 минут, процедить. Яичный желток взбить с 1 ст.ложкой кефира и 1 ч.ложкой оливкового масла. Смешать полученную смесь с настоем чая, хорошо перемешать и прогреть полученную смесь на водяной бане. Нанести теплую смесь на свежевымытые волосы, накрыть их полиэтиленовым пакетом, а затем махровым полотенцем. Через 1-1,5 часа маску смыть теплой водой и ополоснуть отваром чая или ромашкой. Если есть возможность, маску можно держать и 3-5 часов

  • Нравится
  • Не нравится

NinPalna 27 окт 2009

Здравствуйте. А еще ,на мой взгляд, если совсем не вмоготу, и покрасить волосы необходимо даже для того, что бы хотя бы поднять себе настроение (плохое настроение гораздо более вредно, нежелеи «химия на голове»), то лучше всего пойти в парикмахерскую и у хорошего мастра сделать эффектоное мелирование. При мелировании, как првило краска не наносится непосредственно на кожу головы, а наносится на волос. А с сединой мелиолвание смотрится очень и очень интересно, нужно только подобрать правильную цветовую гамму . У меня мой знакомый мастер мешает на голове 3-4 оттенка. Мелирование смотрится СУПЕР. Но тут есть небольшое «но». волос должен слегка подрасти. Хотя все зависит от квалификации мастера.

Поэтому их 2х зол — выбирайте меньшее: постоянное плохое настроение при взгляде не себя в зеркало, или незначительная «химия» на голове.

  • Нравится
  • Не нравится

masha77 17 ноя 2009

  • Нравится
  • Не нравится

Aylika 17 ноя 2009

  • Нравится
  • Не нравится

bestrides 19 ноя 2009

  • Нравится
  • Не нравится

Vero4ka29 20 мар 2010

  • Нравится
  • Не нравится

sergei 21 мар 2010

Напомню, что эта рубрика называется “ Жизнь после онкологии 2. Женские секреты”. Да уж, интересное названьице. Почему “2”? Почему “после”? Это, наверное, тоже – секреты. И действие химических красок на организм как бы засекречено, если так можно выразиться. Мы, онкологи, любим чёткие данные. А там, где их нет, остаётся раздолье для разных мнений.

Краска — это “мизерный вред по сравнению с химиями…” – написала Nata1006. Права ли она? Вполне возможно. Мне кажется, что во время курса химиотерапии или через месяц — через два после завершения последнего цикла химиотерапии надо воздержаться от использования красок, чтобы не подвергать печень дополнительной (пусть и минимальной) нагрузке. Но это лишь моё мнение.

  • Нравится
  • Не нравится

zerkalo 06 апр 2010

  • Нравится
  • Не нравится

admin 06 апр 2010

  • Нравится
  • Не нравится

sergei 08 апр 2010

  • Нравится
  • Не нравится

masha77 30 апр 2010

  • Нравится
  • Не нравится

masha77 30 апр 2010

  • Нравится
  • Не нравится

ЕленаКом 02 фев 2014

  • Нравится
  • Не нравится

Татьяна Вячеславовна 02 май 2014

  • Нравится
  • Не нравится

Апрелька 02 май 2014

Татьяна Вячеславовна (02 Май 2014 — 02:51) писал:

  • Нравится
  • Не нравится

еленаиспания 13 май 2014

NinPalna (27 Октябрь 2009 — 23:14) писал:

Здравствуйте. А еще ,на мой взгляд, если совсем не вмоготу, и покрасить волосы необходимо даже для того, что бы хотя бы поднять себе настроение (плохое настроение гораздо более вредно, нежелеи «химия на голове»), то лучше всего пойти в парикмахерскую и у хорошего мастра сделать эффектоное мелирование. При мелировании, как првило краска не наносится непосредственно на кожу головы, а наносится на волос. А с сединой мелиолвание смотрится очень и очень интересно, нужно только подобрать правильную цветовую гамму . У меня мой знакомый мастер мешает на голове 3-4 оттенка. Мелирование смотрится СУПЕР. Но тут есть небольшое «но». волос должен слегка подрасти. Хотя все зависит от квалификации мастера.

Поэтому их 2х зол — выбирайте меньшее: постоянное плохое настроение при взгляде не себя в зеркало, или незначительная «химия» на голове.

Очень правильное решение мелирование . Я имею седые волосы очень давно ( 20 лет примерно ) 15 лет назад мне посоветовали делать милирование и я всё это время пользуюсь этим советом . Седых волос не видно — всё перемешивается и корни сохранются .
Очень советую мелирование .
( красить всю голову — я бы не решилась . )

  • Нравится
  • Не нравится

еленаиспания 13 май 2014

После первой химиитерапии выпали волосы . Это даже не ,,выпали,, — а произошло такое : мои длинные крашеные волосы в течении 2-3 часа превратились в один спутаный колтун ( ничего себе химическая реакция ! ) .
У меня с перепуга руки тряслись от страха , но я взяла ножницы и сама всё срезала .
Поехали в арабский квартал и купили мне хиджаб . очень красиво ..
( в моей ситуации парик не подходит , потому что ужасный шрам на шее
от неудачной попытки врачей взять образец биопсии от лимфаузла , и также опухоль в лимфoузле еще заметно , хотя я вижу что уменьшилась примерно в два раза , я думаю для первой химиитерапии не плохой результат . )

Да, я опять про хиджаб хочу сказать ( для женщин конечно ) . Хиджаб — это тоже что и русский платок , только вниз одевается еще шапочка и платок закрепляется к ней булавками , так что платок не свалиться с головы например от ветра .
Это очень удобно .
Я думала раньше что знакомые будут ржать .. Но все отнеслись очень уважительно и никто ничего не понял что у меня рак .. ( я никому ничего не сказала , про мой рак знают только мой муж и две мои лучшие подруги которые мне очень помогают ..
А вообще — я провославная и каждый день молюсь за всех нас ..

Куда уходят волосы во время химиотерапии.

Конечно, мы со Светой этот вопрос доктору задали. Конечно, как всегда получили расплывчатый ответ: «Ну, примерно, у пяти процентов пациентов волосы могут и не выпасть. Но предугадать, кто попадет в этот сегмент невозможно». В общем, я побежала в парикмахерскую, как только на расческе осталась чуть большая прядь, чем бывало обычно. Это произошло день на десятый после первой химии.

Парикмахер Тахир пытался отговорить, предлагая сделать короткую «английскую» стрижку и убеждая, что волосы еще отрастут. И лишь когда администратор на него шикнула: «Делай, как тебя попросили», взялся за машинку. Честно говоря, меня тогда удивило поведение мастера. Я, ведь, не скрывала, что прохожу лечение. И мне казалось, что по телевизору уже так часто показывали лысеньких детишек в онкобольницах, что все должны были бы знать о потере волос при химии. А Тахир же, обнуляя мою шевелюру, приговаривал: «Стрижем на восходящую луну, уже через месяц волосы снова в прическу можно будет укладывать», и я понимала, что он не понимает происходящего.

Уже чуть позже я осознала, что тема лечения от рака достаточно закрыта. Говорят и показывают много. Но не многие хотят слышать. Страх перед информацией? Возможно. В общем, когда время спустя, одна из моих ну очень образованных приятельниц сказала: «Да, да я знаю, при онкологии пациентов заставляют бриться, это необходимо для лечения», я решила, что уже пора перестать удивляться необразованности окружающих.

Итак, волосы выпадают практически у всех. У кого-то через две недели после проведения первой терапии, у кого-то – после второй. Если химиотерапий пройдено больше пяти – шести, начинают выпадать и брови, и ресницы. При очень длительном лечении, начинают портиться и отваливаться и ногти. Сроки у всех могут разниться. Наверное, это зависит и от яда, вводимого в организм, и от самого организма. В конце концов все люди по-разному реагируют на одинаковые дозы лекарств.

По сути, организм теряет все то, что быстро растет. И волосяные и ногтевые клетки имеют короткий срок жизни. Именно их первым делом и убивает попутно яд терапии. Жалко ли их? Наверное, нет. Конечно, непривычно. Конечно, немного неудобно. Но очень быстро выясняется, что можно придумать массу интересных приспособлений, которые сделают эти потери почти незаметными. Впрочем, о париках и прочей мишуре немного в другой раз. А сейчас очередное напоминание для критиков с медицинским образованием. Я не пишу учебник о влиянии яда на ногти и волосы человека. Я лишь описываю процесс так, как я его чувствую и понимаю. Как обычный человек.

Итак, я срезала свои волосы «под ноль» уже на десятый день лечения и была этому несказанно рада. К тому времени корни моих обесцвеченных локонов безобразно отросли, и в хорошее время, я бы их давно подновила. Но при мощной химии внутри, наносить еще химию и на голову я не рискнула. Да и на ощупь волосы стали неприятными, на вид хуже пакли, и укладываться отказались окончательно. Был и еще мощный положительный момент после стрижки. Буквально через полчаса после выхода из парикмахерской у меня перестала болеть голова.

Света свою прическу пыталась сохранить еще долго. Ее очень пышная и красивая укладка теряла свой блеск с каждым днем. И она, как и я уже купила парик, но все еще боролась за натуральное. Дважды ходила в парикмахерскую, дважды просто укорачивала, сдалась окончательно лишь тогда, когда на голове появились откровенные предательские проплешины. Тогда с волосами рассталась и она.

Ну что еще сказать? У меня есть маленький удобный современный триммер на батарейках. Сегодня такие продаются во многих магазинах и стоят, надо сказать, действительно недорого. Каждые шесть – семь дней я расстилаю на полу газету, встаю в центр печатного слова и аккуратно снимаю с головы все, что отросло за неделю. А какой-то ежик на голове отрастает регулярно. Но, во-первых, он все же достаточно редкий и выглядит некрасиво. Во-вторых, практика показала, что когда волосы отрастают, от них, и правда, появляется головная боль. Логически рассуждая, я опять готова сделать медицинское открытие, что яд химии впитывается в волос, и именно это скопление химии и вызывает неприятные ощущения. Волосы отросли — голова заболела, волосы сбрила – боль ушла. А может это у меня сила самовнушения. Если у кого-то ощущения другие, то это значит, что вы просто другой человек, не я.

как отрастить волосы после Химиотерапии

Здраствуйте! Меня зовут Адеми мне 14 лет я получала ХТ. Прошло 2месяца но волосы ещё не отросли. Я искала много рецептов как отрастить волосы и наткнулась на ваш сайт. Помогите я хочу длинные волосы😔😭

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Савельева Юлия Николаевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Воробьева Юлия Николаевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Данилова Алена Игоревна

Психолог, Супервизор. Специалист с сайта b17.ru

Ковшарь Наталья Александровна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Коротина Светлана Юрьевна

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Вячеслав Потапов

Психолог, -консультант. Специалист с сайта b17.ru

Лоскутова Людмила Ивановна

Психолог, Кандидат психологических наук. Специалист с сайта b17.ru

Наталья Евгеньевна Походилова

Психолог, Кинезиолог Онлайн-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Анастасия Дядчук

Психолог, Фототерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Погребняк Анна Александровна

Психолог, Психокоррекция веса. Специалист с сайта b17.ru

[2092820097] – 24 января 2018 г., 13:38

отрастут. Не переживай. всему свое время.

[54036322] – 24 января 2018 г., 13:57

Волосы отрастут. Надо дать полгода луковиц на восстановление и потом начнут они рости. Не волнуйтесь

[1772109760] – 24 января 2018 г., 13:59

Здраствуйте! Меня зовут Адеми мне 14 лет я получала ХТ. Прошло 2месяца но волосы ещё не отросли. Я искала много рецептов как отрастить волосы и наткнулась на ваш сайт. Помогите я хочу длинные волосы😔😭

Автор не переживай! все будет ок! Сама прошла через это. Масло репейное на 30 минут 2 раза в неделю, скраб солью крупного помола перед этим (прям втираешь в голову). Каждый день я ополаскивала голову отваром крапивы (2 пакетика на 0,5 банку). Плюс я покупала настойку перцовую в аптеке (1 ложка настойки+немного бальзама+ложечку масла касторового) все втираешь и на 30-60 минут. Шампунь использовала для мытья волос из серии 911 (луковый). У меня отрасли очень быстро))) Но я прям помешана была на них))) переживала очень. Самое главное будь здорова и пусть все плохое останется позади.

Больничный быт: дневник онкологического больного

Протерла слегка лысину, и порядок. А брови? Ну, подумаешь, отсутствуют брови, многие и всю жизнь с таким недостатком живут.

Протерла слегка лысину, и порядок. А брови? Ну, подумаешь, отсутствуют брови, многие и всю жизнь с таким недостатком живут.

Вдруг поняла, что и брови у меня выпали окончательно. Даже не знаю точно, случилось это еще до хирургии, или уже в больнице, не обращала внимания, благо парик у меня с длинной пышной челкой, и это позволяет использовать вполне миловидную форму маскировки. Ну, а голова, руки, ноги облысели уже очень давно. И если в начале лечения меня это расстраивало, то сейчас я думаю, что такой эффект от ядов химиотерапии в какой-то степени даже облегчает жизнь.

Правая рука после удаления подмышечных лимфоузлов пока почти не работает, половина тела в перевязках, и ежедневный поход в больничную душевую превращается в увлекательную игру «сумей помыться». Ловко жонглирую одной рукой баночками с жидким мылом и увлажняющими кремами и снова облегчено вздыхаю, что длинных высветленных кудрей у меня нынче нет.

Протерла слегка лысину, и порядок. А брови? Ну, подумаешь, отсутствуют брови, многие и всю жизнь с таким недостатком живут. Но на всякий случай, отправляюсь к доктору еще раз уточнить: разрешено ли нам делать татуаж.

Итак, докладываю – татуаж разрешен. Конечно, все онкологи, с которыми довелось общаться за время лечения, все время предостерегают от излишнего вмешательства в организм. Но татуаж все же не операция, это практически поверхностное нанесение краски, и даже при сильном падении лейкоцитов под влиянием химиотерапии и будущей радиации, эти легкие царапины должны затянуться нормально.

Впрочем, я снова протираю лысину, натягиваю парик, вешаю на переносицу очки, и, покрутившись перед зеркалом, понимаю, что тратить деньги на подрисовывание бровей не буду. И без бровей я хороша, а финансы при таком длительном лечении мне еще пригодятся.

Но буду честна, выданное позволение на улучшение внешности подействовало успокоительно. Так уж я устроена, сказали «можно», и я беспечно машу рукой: «А мне и не надо вовсе». А в случае запрета, боюсь, не отходила бы я от зеркала, и снова, и снова приставала бы к доктору с просьбой разрешить. Интересно, почему же так сладок запретный плод? Впрочем, сейчас не об этом, сейчас о борьбе с раком.

Второй, пожалуй, важный гигиенический вопрос, который мы обсуждаем всем отделением, это вот какой: можно ли пользоваться дезодорантом или антиперспирантом. Периодически кто-то заново поднимает эту тему, и мы все с жаром бросаемся изучать последние исследования группы английских ученых о том, что современные антиперспиранты вызывают рак молочной железы.

«Не вызывают», – повторяю я успокоительные слова наших врачей. Но в больницу, действительно, брать с собой антиперспирант не рекомендуют. Соли алюминия, входящие в состав этого средства, закупоривают потоотделение и при ослабленном организме, при удаленных подмышечных лимфоузлах, вполне вероятно появление гнойничков из-за неспособности организма вывести вредные вещества. Лучше пользоваться простым дезодорантом, из числа тех, что лишь приглушает запах пота, оставляя при этом поры дышащими и открытыми.

Ну, и напоследок, об одежде, раз уж сегодня выдался такой день советов. Наверное, самое удобное в больничной обстановке – это простой халат. Но я, например, и дома в халатах не хожу, нет в моем гардеробе халатов, поэтому, когда я еще только бегала и справки для госпитализации собирала, я с удовольствием воспользовалась рекомендациями тех, кто уже выписывался из отделения.

Я пошла и прикупила себе к спортивным брюкам две хлопчатобумажные рубашки. Одну с коротким рукавом, вторую – с длинным. И, самое важное условие, с пуговичками впереди. Поверьте, это единственная одежда, которую сумеешь на себя надеть в те первые дни, когда рука еще не поднимается, и ни о каких майках, футболках или пижамных распашонках речи даже не идет.

Купить рубашки с пуговичками и взять с собой в больницу термос – это два самых важных совета, которые помогли мне пережить эти десять дней в хирургическом отделении. Чувствуете, что я уже готовлюсь к выписке? Да, да, я жду последней перевязки и я надеюсь, что после нее меня отпустят домой.

Вчера доктор обо мне забыл. Совсем забыл! Вот тебе и любимый хирург, которому я пою беспрестанные дифирамбы. Утром был с обходом у всех, кроме меня, в полдень я не дождалась вызова на перевязку, после обеда попыталась обратить на себя его внимание, когда они целой комиссией осматривали палаты нашего отделения, но снова безуспешно. А ближе к ужину заняла оборону около его кабинета, и стала терпеливо ждать.

Сорок минут в засаде, и доктор мой застигнут врасплох. Смущенный, взволнованный, взмахивающий руками: «Я, что же, про вас забыл?» «Забыли», – взмахиваю руками и я, и подставляю бок, чтобы мне удалили последний из оставшихся дренажей. Гармошка дренажа, куда все эти дни стекали кровь и лимфа из раны, сегодня уже пуста. Трубочка легко выходит из надреза на теле, но хирург, подстраховываясь, вводит мне под кожу длинную иглу, чтобы откачать, возможно, оставшуюся жидкость.

Шприц чист, и я вздыхаю с облегчением. Процедура откачки неприятна, и я рада, что больше мне ее проводить не придется. Впрочем, это было вчера.

А сегодня с утра я готовлюсь к выписке. Света, мой заботливый риелтор, уже мчится на машине в сторону больницы, чтобы везти меня домой. Вещи в чемодан кидаю в спешке и беспорядке, рассуждая, что все равно стирать это все и отмывать от больничных запахов.

Документы о проделанных надо мной манипуляциях подписаны и проштампованы, а сквозь одежду в это время у меня проступает кровь. И я бегу к Василь Петровичу. Мой хирург сегодня на семинаре, и все мое утреннее горделивое: «И так выпишусь, без осмотра, что же я перед чужим врачом раздеваться буду», испаряется под влиянием страха буквально за несколько секунд.

«Тэк-с», – многозначительно произносит импозантный (как всегда) Василь Петрович и просит Тамару подать ему шприц. «Не надо», – сурово бубню я, понимаю, что он хочет вогнать в меня иглу в поисках жидкости. «Надо, я лучше знаю, я врач», – и он распаковывает медицинский инструмент. «Спорим?» – выдыхаю я, одновременно вздрагивая от болезненного укола, и обреченно добавляю: «На шоколадку».

«Спорим, – соглашается Василь Петрович, – только мы с Тамарочкой не едим шоколад, мы с Тамарочкой любим дорогое шампанское». А спустя буквально полсекунды после заключения пари, мы все трое понимаем, что шприц девственно чист.

Теперь уже растерянно и монотонно бубнит врач: «Перевязку сделаем; немного кровит – это не страшно, потом зайдите ко мне в кабинет за шоколадкой». Но я чувствую себя победителем: «Никаких шоколадок, мы с Тамарочкой любим дорогое шампанское». Тамара, посмеиваясь, от своей доли отказывается, а я проявляю настойчивость.

Ну что же, подвожу итоги пребывания в больнице: шампанского у меня нет, но бутылка коньяка, добытая в результате честного спора, горделиво поблескивает своим боком на моем шкафу. Ну да, коньяк, ведь именно коньяки несут и несут больные врачам, ориентируясь на известный анекдот «Доктор цветы не пьет».

Интересно, я первая из пациентов, кто нарушил направление движения подарочного алкоголя? Есть ли еще те, кто не внес бутылку в больницу, а вынес? Впрочем, даже если нас в этом мире будет и двое, я все равно своим достижением усиленно горжусь.

Уверена, что по праву.

Впереди у меня неделя свободы. Не ранее, чем через семь дней, будут готовы результаты новой патоморфологии, и лишь тогда окончательно станет ясно, допустят ли меня уже к лучевой терапии или потребуется повторная операция. А пока врачи будут изучать удаленную опухоль и считать количество метастазов в лимфоузлах, если они там, конечно, есть.

Впрочем, оговорюсь, метастазы у меня есть, это я знаю заранее. Именно из-за их наличия мне и поставили вторую стадию, именно поэтому и удалили лимфоузлы. Как пояснил мой хирург, удаление лимфоузлов это обязательный элемент стадирования болезни.

Сколько у человека лимфоузлов? У всех по разному. В тройственной связке подмышечных, подключичных и подлопаточных от тридцати пяти до семидесяти штук. Мне удалили лишь часть, тем, у кого болезнь запущена, удаляют все. Впрочем, опираюсь я опять в своем знании на слова моего врача, даже после удаления всех лимфоузлов в этой части тела, организм спустя время может воссоздать себе новые. И как ни печально, в этих новых лимфоузлах будут новые метастазы.

А из больницы мне уже позвонили. Мои соратницы по выздоровлению торопливо рассказывают о грядущих переменах. Увольнение заведующего отделением, о котором так долго шептались в кулуарах, все же произойдет. Жалею ли я об этом? Нет. Потому что до сего дня мне пока было непонятно, как маммологическое отделение в онкологической клинике может возглавлять гастроэнтеролог.

Человек учился гастроэнтерологии, кандидатскую защитил по гастроэнтерологии, дополнительное образование получал по пластической хирургии, возглавил отделение по совершенно иному направлению. Впрочем, в нашей медицине много загадочного. Может потому и стремятся те, у кого есть такая возможность, проходить лечение за рубежом.

И еще несколько слов о маммологическом отделении. Если у вас сложилось впечатление, что в соседних со мною палатах лежали только женщины, то это лишь от того, что с мужчинами я не общалась. А мужчины в отделении тоже были. Раковому заболеванию молочной железы подвержены оба пола.

Все! На время о больнице забываю. У меня есть время, чтобы успеть зализать раны, привести себя в порядок, поесть домашней еды. Этим я с удовольствием и воспользуюсь.

Кайли миноуг: «во время прохождения химиотерапии я весила 38 килограммов, у меня выпали волосы на голове, брови и ресницы, а папарацци гонялись за мной больше, чем прежде»

Известная певица дала первое интервью после того, как у нее обнаружили рак, и рассказала, что ей удалось победить страшный недуг

Популярная австралийская певица Кайли Миноуг дала свое первое интервью после того, как в мае прошлого года услышала от врачей страшный диагноз: рак груди. Эти слова были как гром среди ясного неба. В тот момент жизнь 36-летней красавицы была похожа на сказку. Она прилетела в родной Мельбурн, чтобы побыть немного с родителями перед началом самого масштабного турне в своей многолетней карьере. Все замечательно было и в личной жизни. После нескольких неудачных романов Миноуг нашла настоящего парня. Ее отношения с французским киноактером Оливье Мартинесом были идеальны. Они любили друг друга. Все шло к свадьбе, о которой Кайли давно мечтала. И вдруг — такая страшная новость. Она согласилась на интервью только после того, как врачи заверили ее, что курс лечения был успешным. В минувшую пятницу британский телеканал «Скай ван» показал в эфире беседу Кайли с известной телеведущей, любимицей молодежи Кэт Дили. Вряд ли ее можно назвать искушенным интервьюером, таким, как Ларри Кинг или Барбара Уолтерс. По мнению британской прессы, Кэт терялась, ее вопросы были порой наивны и не соответствовали серьезности темы. Зато Кайли была на высоте. Она отвечала искренне, не сдерживая эмоций. Ее естественное поведение и откровенность не только спасли передачу, но и сделали ее одной из самых рейтинговых в этом году. К сожалению, «Скай ван» не разрешил ни одному из печатных изданий в Великобритании или за рубежом публиковать текст интервью целиком. Ниже приводятся выдержки, появившиеся на этой неделе в британских газетах «Таймс», «Гардиан», «Сан», а также в агентствах Рейтер и Ассошиэйтед Пресс.

«За пару месяцев до болезни я обратила внимание на то, что очень быстро устаю во время репетиций»

— Как ты узнала, что у тебя рак?

— Это было 17 мая прошлого года. Я прилетела на несколько дней в Мельбурн к родителям. За пару месяцев до этого я обратила внимание на то, что очень быстро устаю во время репетиций. Помню, я даже сказала своим звукооператорам: «Что со мной, ребята? Я так устаю. Может быть, я стала слишком стара?» Они меня успокоили. Но я все же пожаловалась Оливье. Он стал расспрашивать меня в деталях, как я себя чувствую, в чем проявляется недомогание. Рассказывая ему, я вспомнила, что часто покрываюсь без причины холодным потом, меня тошнит. Оливье принялся убеждать меня пройти серьезное обследование. Я сначала отмахивалась: мол, дел по горло, на носу мировое турне. Но он настоял. Сделав все, что от меня хотели врачи, я улетела в Австралию. И вот 17 мая нам позвонили домой и пригласили прийти в клинику. Папа и мама поехали со мной.

— И что сказал врач?

— Он усадил нас на диван, а потом тихо и твердо произнес: «Кайли, у тебя рак груди » Я обомлела. Папа и мама тоже молчали. Вдруг мы все вместе разрыдались и обняли друг друга. Врач подождал, пока мы немного успокоимся, а потом начал рассказывать дальше. Он сообщил, что я вовремя прошла обследование. Рак успели выявить на начальной стадии, так что для меня не все потеряно. Необходима операция, затем длительный курс лечения. Чем скорее я соглашусь, тем лучше.

— Что же ты ответила?

— Я несколько минут пребывала в состоянии шока. Потом заявила: «Нет! Через два часа у меня самолет в Сидней. Я улетаю и отправляюсь в турне!» Понимаешь, я всегда так делаю: когда у меня возникают какие-то личные проблемы, я окунаюсь с головой в работу, чтобы отвлечься. Для меня это лучшее лекарство. Но в этот раз вмешались родители. Папа с силой прижал меня к себе и сказал: «Нет, Кайли. Никаких самолетов, концертов. Сядь и успокойся». Я в это мгновение снова почувствовала себя маленькой беззащитной девочкой. Расплакалась, уткнулась папе в грудь Мы вернулись домой. Я понимала, что должна принять решение. Очевидно, самое важное в своей жизни. А времени у меня на раздумья не было. Врач дал всего один день. Понимаешь? День!

— Как ты поступила?

— Я пошла на пляж. Хотела побыть одна, но меня догнали мой брат Брендан и Оливье. И я им за это благодарна. Не знаю, я бы, наверное, сошла с ума, если бы они не появились. Все твердила себе: «Хорошо, хорошо, ты должна бороться. Нельзя отсиживаться и предоставить кому-то решать за тебя. Время идет, нужно справиться с эмоциями, нужно бороться » Я согласилась на операцию и уже 20 мая меня положили в клинику Святого Франциска в Мельбурне, где и удалили опухоль на левой груди. Но это было только начало. Последующие два месяца я проходила интенсивный курс радиотерапии. Два сеанса в неделю.

— Как ты себя чувствовала после них?

— Не хочу даже вспоминать! Это очень тяжело. Были дни, когда я просто не находила в себе силы встать утром с постели. Я ничего не могла делать. Обычный поход в магазинчик за углом представлялся подвигом. Но я заставляла себя совершить этот подвиг. Рак превратил меня в узницу в собственном доме! И каждый выход на улицу казался освобождением. Но хватало меня только на то, чтобы посидеть пять-десять минут в соседнем кафе. А потом сразу домой. Моя кожа посерела, глаза утратили блеск. Пройдя курс радиотерапии, я стала договариваться о следующем этапе лечения — химиотерапии. Родители очень хотели, чтобы я оставалась дома, пусть не в Мельбурне, пусть в Сиднее, но только в Австралии. А я понимала, что мне необходимо сменить обстановку. Мне хотелось в Париж, к Оливье. Он ведь не мог все время быть со мной. А я боялась его потерять. Так и сказала родителям: «Мой мужчина живет в Париже. У меня должна быть личная жизнь. А без него я ее себе не представляю. Поэтому я лечу туда » Конечно, мама отправилась со мной.

«Очень хочу детей и согласна на искусственное оплодотворение»

— Это было новым испытанием для тебя?

— Мне очень не нравится слово «испытание», но иначе, видимо, не скажешь. Да, конечно. Меня согласились взять на лечение в институт Густава-Русси. На первой же консультации предупредили: после химиотерапии я вряд ли смогу забеременеть естественным путем. Господи, это было, наверное, самое страшное. Я очень люблю детей! И всегда хотела стать матерью, нарожать кучу ребятишек. Я знала, что Оливье тоже любит детей. Мы с ним много раз говорили об этом. Но последние несколько лет были такими напряженными. Мои песни, начиная со «Spinning Around», которую я записала в 2000 году, постоянно попадали в хит-парады. Концерты, записи новых хитов, разъезды Казалось, ну вот еще одно шоу и займусь собой. Еще один концерт — и хватит.

— Сейчас ты можешь забеременеть?

— Врачи говорят, что пока об этом думать рано. И пробовать тоже. Нужно подождать еще три-четыре года, убедиться, что я здорова. Но мы с Оливье перестраховались как могли. Я согласилась на еще одну операцию. У меня взяли образцы яичника и заморозили. Впоследствии их можно будет использовать для искусственного оплодотворения. Правда, врачи предупредили, что на сегодняшний день с помощью данного метода на свет появились только два ребенка. Нам остается только надеяться

— Ты сказала, нужно ждать несколько лет, чтобы убедиться, что ты здорова. Разве врачи не заверяли тебя, что в твоем организме больше нет раковых клеток?

— Это так. Химиотерапия была успешной, рак отступил, но никто не может дать гарантию, что болезнь не вернется. И это самое тяжелое испытание. Лечение не окончено. Да, я прошла химиотерапию в прошлом году. Последний сеанс состоялся 18 декабря. Я была так обессилена, что даже не смогла полететь домой на Рождество. Даже не знаю, что хуже — радио- или химиотерапия. От «химио» я очень похудела, весила 38 килограммов! Даже при моем маленьком росте это слишком! Пришлось обратиться за помощью к известному французскому диетологу. Но потеря веса — далеко не все. После всех этих сеансов человек начинает все забывать. Мне пришлось завести дневник, куда я записывала, когда принимать лекарства, с кем и во сколько у меня встречи. Потом начали выпадать волосы. Когда я поняла, что никакие ухищрения больше не помогают, выбрила остатки. В зеркало на себя не смотрела. Это было страшно — лысая голова, ни бровей, ни ресниц. На улицу выходила только в больших темных очках и повязанном на голове легком платке. Вау! Папарацци за мной охотились еще больше, чем в прежние времена. Желтые газеты обещали за мой снимок без косынки целое состояние. Вот они и старались поймать момент, когда ветер случайно обнажит мою бритую голову. Порой мне казалось, что я не выдержу и умру. Тогда я принялась составлять список неотложных дел, которые должна успеть сделать, пока не наступил конец. Признаюсь, там были и забавные записи. Например, поесть лангустов в Портофино и поплескаться в море, не боясь при этом папарацци.

«На днях режиссер сказал: «Кайли, давай передохнем, танцоры за тобой не поспевают!»

— Неужели все дни были такими мрачными?

— Нет, конечно. Когда мне бывало легче, мы с Оливье катались на его мотоцикле по Парижу. Я садилась сзади, обхватывала его руками и забывала обо всем. А еще меня навещала Данни, моя сестра. Она приезжала из Лондона на поезде «Евростар». Первым делом врубала громко музыку и устраивала мне встряску. Но вернусь к проблемам лечения. Всю рождественскую неделю мы провели в нервном ожидании. Я вздрагивала, когда звонил телефон. Мы не знали, как врачи сообщат нам результаты обследования после химиотерапии — позвонят или придут к нам домой. Ответ сказали только в январе. Лечение прошло успешно! Знаешь, я до сих пор не могу поверить, что у меня все в порядке. Что я сижу сейчас здесь и рассказываю об этом. Это доказывает, что рак не обязательно является синонимом смерти. Я говорю сейчас для тех, кто только услышал страшный диагноз. Посмотрите на меня! Я жива, чувствую себя прекрасно. Я люблю жизнь и хочу наслаждаться каждым мгновением. Хочу целоваться и обниматься с любимым. Хочу купаться в море, вернуться на сцену. И знаю, что сделаю это непременно. Я уже приступила к репетициям. Во мне столько энергии, я так соскучилась по своей работе, что порой забываю о других. На днях режиссер шоу даже остановил меня. «Кайли, ты молодец, но давай передохнем. Танцоры за тобой не поспевают! Интересно, чем тебя там врачи пичкают?» Я сначала решила, что он волнуется за меня, но потом поняла, что действительно задала слишком высокий темп. Ребята успели выдохнуться, а я только-только разогрелась!

— Значит, все прекрасно?

— Нет, Кэт. После осеннего курса химиотерапии я прилетела в Мельбурн. Там согласилась на еще один шестимесячный курс радиотерапии. Пять дней в неделю, сеанс по 10 минут каждый день. Это необходимо, чтобы чувствовать себя уверенно. И это уже не так интенсивно, как было в первый раз. Но я понимала, что действительно возвращаюсь к нормальной жизни. Не могу передать тебе, как я была счастлива, когда у меня снова стали расти волосы! Потом ресницы, брови. В конце июня я впервые вышла в свет. Это был бал, устроенный в Виндзоре сэром Элтоном Джоном. Но я не всегда чувствую себя так хорошо. Жизнь после рака — не пикник. И лечение никогда не закончится. Мне предстоят регулярные обследования, я должна принимать различные лекарства. И я не знаю, возможно, турне, которое я задолжала своим поклонникам, будет последним в моей карьере. Подобные нагрузки мне противопоказаны. Уже сейчас пришлось отказаться от некоторых номеров в шоу. Они слишком динамичные. Кроме того, в нем отсутствуют привычные для зрителей стремительные смены декораций, костюмов. Не знаю, наверное, за кулисами поставят для меня кресло

— Слышала, что у тебя готов материал для нового альбома. Болезнь повлияла на твою музыку, стиль?

— Новые песни действительно готовы, они рассказывают о том, что мне пришлось пережить. Но я не собираюсь выдавливать слезу из публики. Пытаюсь рассказать о раке под ритм диско. Болезнь не изменила меня. И это еще один важный урок, который я извлекла для себя. Человек остается таким же, каким был. Он только чувствует все острее. Видимо, потому что находился у критической черты и вернулся оттуда. Я еще больше люблю теперь бриллианты и готова носить их постоянно. Я наслаждаюсь вкусом вина и встречами с друзьями

Читайте так же:  Нижние ресницы не растут